Литературное образование как проявление "нормативного литературоведения"

Попытка творить материал, который бы становился для учебников, становится в 90-е годы почти модной. По крайней мере для несчастного абитуриента такой продукции не только не хватает, а превращается она даже в своеобразный предмет бизнеса. Не очень образованные издатели и быстрой руки авторы считают, что абитуриент проглотит любую таблетку, а изготовить ее, мол, не составляет особого труда. Почти ежегодно публикуются книги на помощь поступающим в вузы, но научная ценность их очень низкая. Определенным исключением можно считать учебник для 11 класса "Украинская литература" (Р. Мовчан, Ю. Кузнецов, В. Погребенник, В. Панченко), вышедший по научной редакцией П. Хропко в 1998г. Не в пользу Ему только многословия , отсутствие лаконичных характерных художественных явлений, произвольный подбор "номенклатуры" писателей (не оправдана отсутствие в учебнике фигур А. Малышко, Д. Павлычко или Р. Иванычука) и слишком жесткая привязанность суждений об отдельных авторов к идеологическим факторов бытия (А. Гончар, И. Драч и др.). Не красят книгу и неприкрытые местами компиляции. В учебниковую изданиях они, как правило, неизбежные, но ссылки на использованные источники должны быть смелее и открытыми. Этого не скажешь о разделах учебника "Григорий Косынка", "Олесь Гончар", "Василий Симоненко".

С учебниками для филологов высшей школы дело обстоит еще сложнее: на создание их только зябь пашется, а в Украине их количество ограничивается только теми единичными попытками, о которых уже говорилось: академическая в двух книгах о литературе XX, в трех - о литературе XIX в., недавно издана - Оксаны Пахлевской, переиздана - Чижевского-Луцкого, ранее переизданы на украинском языке "Истории ..." С. Ефремова и того же Д. Чижевского, коллективный учебник по украинской литературе конца XIX в. и, кажется, все. Учебниковую характер имеют "конспект" Вал. Шевчука "Муза Роксоланская: Украинская литература XIII-XVIII веков" (1993), несколько "современных прочтений" творчества Т. Шевченко, Лины Костенко и др. (Г. Клочек).

"История украинской литературной критики" Р. Громьяк, "Критики и критерии" М. Ильницкого

Стоит заметить, что многотомные учебники для использования в образовательной работе очень непрактичны. В высшей школе нужен учебник (пособие) мобильный, сжатый и одновременно написан по канонам почти юридических кодексов. Надо помнить, что нормативные курсы в высшей школе - это курсы базовые: в них канонизированы должна идти обо всем, но прежде всего о самом главном. И без приблизительных разночтений, субъективистских рассуждений и др. В этом смысле продуктивной представляется труд Р. Громьяк "История украинской литературной критики (от почеткив до конца XIX века)", рекомендована как пособие для студентов гуманитарных факультетов. По жанру она близка к диссертационного исследования, но в то же время содержит материал, имеющий чисто учебную цель. Главные вопросы, на которых сосредоточено внимание автора, связанные с определением специфики литературно-критического мышления и характеристикой основных этапов ее развития в Украине. Специфику критики Р. Громьяк определяет достаточно широко - то как вид творческой деятельности, то как составляющую науки о литературе. А кроме того, по мнению автора, "в основе литературно-художественной критики лежит эстетическое восприятие произведений искусства", в котором присутствует одновременно "проявление аксиологической (оценочной) деятельности". Такую "амплитуду" в понимании специфики критики объединяет, однако, единственная черта: во всех случаях критическое суждение - это суждение о художественно-эстетическое своеобразие и общественное значение "новых произведений искусства слова" (7). "Старые" произведения, следовательно, вполне оставлены историкам литературы, хотя, как известно, отдельные критические суждения возможны и о произведениях далеко не новые. По периодизации развития литературной критики, то, по мнению Р. Громьяк, "она в принципе такая же, как периодизация украинского литературного процесса, только с определенными поправками" (27). Изложение материала по этой периодизации автор осуществляет в рамках последовательного разграничения суждений о собственном критику (анализ, осмысление литературных явлений) об истории критики как "результаты деятельности литературных критиков" (22). В таком аспекте рассмотрены и эпизодические проявления древнейших образцов критической деятельности в Украине (X-XVIII вв.) И профессиональные выступления в этом виде творчества и науки выдающихся литераторов XIX - начала XX в. Для учебной ориентации автор "завел" их всех в "Структурологичну схему" (211), которая позволяет увидеть украинском критику (от И. Котляревского к В. Щурата) в контексте литератуно-художественных направлений и философских систем.

Своеобразным продолжением этой работы Р. Громьяк можно считать исследования М. Ильницкого "Критики и критерии" (Львов, 1998, ссылки в тексте), в котором осмысленно литературно-критическое мнение в Западной Украине первой трети XX в. Особенностью его является лишь то, что автор вложил в понятие "критическая мысль" несколько более широкий смысл - помимо собственно критического материала, он осмыслил также материал истории и теории литературы указанного периода. Поэтому в поле зрения его попали такие литературоведы, как Л. Белецкий, М. Рудницкий,

Д. Донцов, М. Гнатишак и почти неизвестный в науке автор "ненаписанной" истории литературы Евгений-Юлий Пеленский. В очерках о этих ученых, которым предшествует обстоятельный обзор литературно-критического жизни в Галичине первых двух десятилетий XX в., М. Ильницкий обозначил главные доминанты в их научных методах, которые значительно расширяют представление о литератуно критическую атмосферу Украины довоенной поры в ее "западном "варианте Л. Белецкого, например, показано сторонником анализа художественного произведения с позиций различных научных школ (культурно-исторической, филологической, сравнительной и психологической) М. Рудницкий выступает как интерпретатор художественных текстов, всегда несут в себе неповторимую индивидуальность художника, "никогда не вполне исчерпанной, ни вполне непостижимой" (63) "невгнутий" характер Д. Донцова представлен как синтез исторического волюнтаризма и волевого трагизма, которых этот критик и политик искал у каждого писателя, почитая только "рыцарей без страха и упрека" и воспитывая в литературе своеобразных "рыцарей абсурда", как писала Е. Телига (104) а по М. Гнатишака и Е.-Ю. Пеленского, то М. Ильницкий с сожалением рассказал о них как о горячих поборников стилевого (и психологического) прочтения истории украинской литературы, которым не удалось раскрыть себя полностью, но предшествующих почти одинокому "стилевом" в этой области Д. Чижевского и в определенном смысле его существенно дополняют.

В отличие от пособия Р. Громьяк, труд М. Ильницкого не оснащена методическим аппаратом, не рекомендуется министерством, но содержанием своим ощутимо обогащает и канонизирует лектуру и учебной сферы филологов и всех неравнодушных к литературоведения в целом.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >