"Неомифологизм" в художественном и научном мышлении (А. Нямцу, В. Наривська, В. Пахаренко)

Мифологические подходы к личности Т. Шевченко аукнулось и в исследовании М. Шах-Майстренко "Шевченко и античная культура" (К., 1999). Хотя по характеру они скорее прикладные, чем теоретические, но в них очень подробно, почти скрупулезно, прослежены связи шевченковских поэтических символов с античными мифами, а самое интересное раскрыто смысл типологических восхождений, которые характерны для художественного мира поэта ("Слово-образ", "Время и пространство", "Метаморфоза"), и мифологического мышления древних греков и римлян. Подобные попытки но другого характера (в связи не с одной литературной фигурой, а всей литературой) наблюдаются в исследованиях А. Нямцу. Его внимание сосредоточено на теоретических аспектах функционирования традиционных сюжетов именно мифологического (иногда - церковного и собственно литературного) происхождения. Имеем поэтому почти не практикуемый ранее в украинском литературоведении анализ интегральной и дифференциальной специфики сюжетно-образного материала, теоретическое осмысление неомифологичного поэтики, своеобразный взгляд на процессы демифологизации в украинской литературе древнего и нового периодов и т.д. ("Общекультурная традиция в мировой литературе", 1997; "Идеи и образы Нового Завета в мировой литературе ", в 1999 и др.). Широкому освещению аналогичных проблем посвящает немало публикаций периодический сборник научных статей "Библия и культура", инициированный филологами Черновицкого университета (в течение 1999-2000 pp. Вышли уже два выпуска сборника).

Новые идеи в литературоведении, как известно, рождаются в результате новых идей в самом художественном мышлении писателей. Когда речь идет об упомянутом выше "неомифологизм", то факт его появления во второй половине XX в. стимулировался наибольшей степени феноменом так называемой латиноамериканской прозы. Мифологический «привкус» в ней был вполне очевидным, как очевидным было и то, что подобные явления (но с национальной особенностью) стали появляться тогда и в других литературах. Украинский "причудливая" проза - один из многочисленных вариантов того, что вызвало настоящий "бум" в литературоведческих исследованиях этого феномена. Иначе говоря, синтез мифологического сознания стал продуцирующим не только для литературы, но и для науки о ней, для заключения модификаций нового направления в украинской мифологической методологии. Суть этой новизны, в частности, в стремлении осмыслить идейное и эстетическое связь специфической сущности художественного мифологизму украинской прозы и созданного ею образа родовой человека как типа национального характера через "народно-мифологический пласт", то есть - первоначальный миф, архаичный ритуал, системы мифологем и архетипов (В. Наривська. "Национальный характер в украинской прозе 50-70-х годов XX века", 1994). В этой работе художественный мифологизм осмысливается как фактор, действенно способствует усилению философско-обобщающего начала в литературе, а затем - помогает глубже понять сущность национального характера как человеческой целостности на определенной стадии ее культурно-исторического развития. "Лебединая стая" В. Земляка или "Зачарованная Десна" А. Довженко (доводит В. Наривська) - это типовые структуры произведений именно мифологического характера о бытия украинского рода-народа в XX в., Это своеобразный экзистенциальный срез жизни, ориентированный на гармонию человека с природой и общественными факторами, или способствуют той гармонии, или нарушают его. Нарушение гармонии общественными факторами стало предметом обстоятельного исследования В. Пахаренко "Поединок с Левиафаном" (1999). Подзаголовком этой работы отмечены временные рамки материала ("Миф и псевдомифов в украинской литературе 20-х годов"), но литературоведческие выводы автора достигают значительно дальше и имеют более широкие обобщения. Автор показал, что новая (модернистская) литература начала XX в. и 20-х лет вполне укладывается в структуру мифа в его классическом понимании, а то, что рождалось на-противовес ему (литература социалистического реализма), было псевдомифов, который останется в людских поколение не менее живучим, чем собственно миф. "Путем деморализации, дегуманизации, деэстетизации искусство преобразован в антиискусство, - пишет исследователь. - ... За активного привлечения литературы воспитано поколение Павликов Морозовых, новый тип человека с последовательно псевдомифичною установкой - гомо советикус, тип, который еще несколько десятилетий будет препятствовать установлению общественной гармонии "(189).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >