Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История Украины

Территориально-политическое и социальное устройство Великого княжества Литовско-Русского

Великое княжество Литовско-Русское (окончательное формирование территории которого завершилось лишь в 1520-е гг.) На конец XV в. было государством нецентрализованного, в которой не было проведено унификацию государственных порядков и традиций политической жизни. Становление государственной территории через приобщение новых земель происходило без немедленного разрушения особенностей их социального и политического устройства, а через признание Свободно факта их консервации - традиционным лозунгом правительственной политики, как известно, был принцип: старины не трогать, новости не вводить (такой подход явно противоречил принципиальным основам объединительной практики восточного соседа - Великого княжества Московского, руководство которого после присоединения новых территорий пыталось что-ликвидировать проявления местного партикуляризма).

В результате реализации венской властью такой политики отдельные земли Великого княжества Литовско-Русского еще долго сохраняли местный колорит, что в пределах всего государства порождал существования своеобразного конгломерата старых и новых институтов власти, а также различного уровня зависимости тех или иных земель от центральной власти. Так, в территориальном отношении Великое княжество было объединением отдельных территориально-исторических частей, а именно: собственно Литва, Русь Литовская, Жемайтия, Полесье, Берестейская земля, раздроблена Чернигово-Сиверщина и пять земель, пользовались особым статусом, - Волынская Киевская, Подольская, Смоленская, Полоцкая и Витебская.

В непосредственном управлении великого князя литовского находились только его вотчинные земли, расположенные в Литве и вокруг некоторых белорусских земель. Остальными земель или управляли князья, признали вассальную зависимость от великого князя, или руководствовались его наместниками. Князья вассалы заключали двустороннюю договоренность с великим князем, которая уверяли их полную покорность сюзерену, отказ от внешнеполитической самостоятельности и обязательства военной службы взамен на признание незыблемости их прав на владение уделом и покровительство сюзерена.

Такое положение дел диссонировал с тогдашними тенденциями политического развития Европы, где быстрыми темпами протекали процессы централизации власти и унификации государственных порядков. Однако все это не было явлением уникальным - примерно на таком этапе развития находились Испания, Италия, немецкие земли Священной Римской империи.

Во главе Великого княжества Литовско-Русского стоял великий князь или, как он называется еще в актах XV в., Хозяин. Его власть на территории княжества формально первоначально имела неограниченный характер. Фактические же ограничения существовали на землях, которым было предоставлено в тех или иных пределах автономные права, и эти ограничения иногда приводили к состоянию, при котором верховная власть князя приобретала признаки только номинального владычества, как это было, например, во времена существования Киевского княжества Олельковичей или Волынского - Свидригайло.

Политическая практика унии с Польским королевством внедрила в жизнь принцип выборности великого князя. На протяжении всего XV в. претендентами на звание великого князя могли выступать только представители одной правящей династии - Гедиминовичей.

Начиная со времен княжения Витовта в Великом княжестве Литовско-Русском происходили процессы формирования государственного высшего аппарата власти. Так, еще в Витовта внедрено правительства хозяйственного и земского маршалка, писаря, канцлера, подчашего, казначея. В конце века был введен правительства гетмана, хорунжего, мечника, пидстолия т. В удельных княжествах и особых областях существовали собственные структуры власти, которые в значительной степени копировали великокняжескую модель и одновременно несли на себе вину местных традиций.

На местах, там, где не существовало структуры удельного княжения, представителями верховной власти выступали княжеские наместники или воеводы и кастелян. В компетенции последних находились как административные, так и военные и судебные дела и даже наблюдение за хозяйственными делами. Местная администрация не получала жалованья из княжеского сокровища, а находилась на кормлении местного населения.

Определенным ограничением верховной власти великого князя было существование княжеской совета - господа-совет или советные господа. Правовое предостережение его полномочий было проведено в конце XV в. привилегиями Александра Казимировича. Однако институализация княжеского совета как обязательного элемента государственной структуры состоялась уже в начале XVI в., После издания специального привилегии Сигизмунлом Старым.

В состав совета входили венский, луцкий, жамойський и киевский католические епископы, венский, трокайський (троцкий), киевский, полоцкий, витебский, новогрудский, подляшский воеводы, смоленский и луцкий старосты, волынский маршалок, каштеляны только перечисленных воеводств, а также представители центральной власти - канцлер, во-канцлер, гетман, маршалки земский и дворцовый, казначей.

На рассмотрение членов совета выносились вопросы определения направлений внешней политики, организации обороны и финансового дела, выборов великого князя и назначения на высшие государственные должности.

Важнейшие дела и дела срочные, как правило, рассматривались великим князем в присутствии так называемой старшей или передней совета. В ее состав входили пять персон, которые на заседаниях княжеского совета сидели на передней скамье (отсюда происходила название передняя совет), а именно: венские епископ, воевода и каштелян, а также трокайськи воевода и каштелян. В случае необходимости монарх мог приглашать к участию в передней рады и других членов совещательным господ.

Роль института совещательным господ в течение XV в. постоянно увеличивалось, соответственно сужалась исключительная компетенция великого князя. Правда, с конца века, со времени введения в политическую жизнь княжества практики созыва благородных общегосударственных сеймов - прерогативы княжеского совета начали сужаться в пользу последних.

Процессы консолидации литовско-русской знати в пределах всего государства привели к становлению института общегосударственного сейма как органа представительной демократии элитарных сословий. Общегосударственный сейм вырос из традиций вечевого уклада Руси, его появлению предшествовала практика проведения местных собраний, правда, к участию в которых допускались и мещане. На процесс же становления благородного по своему составу сейма княжества имела влияние практика существования сословной демократии Польского королевства. Первый тельный сейм Великого княжества Литовского и Русского был созван в Вильно 1492 Первоначально компетенции ного сейма ограничивались решением вопросов внутренней жизни и избрание князя. Впоследствии на приоритетное место в его заседаниях высунулось вопросы организации обороны от внешних врагов.

В рамках Великого княжества Литовско-Русского тенденции разделения населения на отдельные социальные группы, со временем приобретали все более отчетливые признаки внутренней замкнутости, стали очевидными именно в XV в. Первыми в отдельный социальное положение Великого княжества выделились бояре-шляхта. В Великом княжестве Литовско-Русском боярами называли людей, которые за военную и административную службу в пользу князя получали от него земельные наделы. Консолидации боярства-шляхты способствовала, в том числе, целенаправленная политика великих князей, особенно князя Витовта, который пытался найти опору именно в этом прослойке подданных, ведя борьбу с властными претензиями потомков родовитых удельных князей. В процессе выделения боярства-шляхты в отдельную социальную группу литовского населения важны акты Городельской унии 1413, по которым было титулованными 51 католический род крупных бояр-землевладельцев, получивших привилегии и гербы польской шляхты.

Впоследствии с целью расширения своей социальной базы и удержание отдельных земель под своим главенством великокняжеская власть отказалась от олигархической по своей сути модели господствующего слоя и медленно расширила количественный состав нобилитету. Так, в 1440 правами шляхты было одаренное мелкое рыцарство Драгичинськои земли и Подляшье. Общеземский привилегия Сигизмунда Кейстутовича 1434 распространил права католической знати и на православную аристократию Украины и Белоруссии. Следующей ступенью на пути консолидации знати всего княжества стал привилегия Казимира Ягеллончика 1447, которым было признано экономический и судебный иммунитет по всей шляхтой государства, независимо от его вероисповедания.

Для православной аристократии украинских земель, в частности Волыни, важное значение имели привилегии короля Ягайло 1392 о предоставлении волынским боярам всех тех прав, которыми пользуются шляхтич и землевладельцы Львовской земли, а также 1432 - об освобождении их от всех повиннос и, кроме военной.

На Волыни развилась самая мощная сеть княжеского землевладения и консервувалося их политическое доминирование в этом регионе. Князья присягу верности своему правителю и обязывались быть готовыми к выполнению ему военных услуг, а в остальном были абсолютно свободными. Они по своему усмотрению облагали налогами, осуществляли судопроизводство и налаживали администрирования. Каждая из княжеских семей имела собственную сеть вассально зависимых слуг, которые на дневных первых пользовались земельными наделами при условии выполнения военной или административной службы своему сеньору. Под контролем князей определенной степени находились и так называемые господа, которые владели наследственными отчинами, но нередко находились под патронатом той или иной влиятельной княжеской семьи.

Близкими по своим обязательствам в перечисленных социальных групп были так называемые бояре-рыцари - относительно состоятельные люди, которые могли нести военную службу в пользу князя и за это освобождались от выполнения других повинностей или уплаты налогов. В течение XV в. эта категория населения, которая включала и состоятельных простолюдинов, получила привилегии, которые приближали их социальный статус к благородному. С тем, чтобы в дальнейшем перекрыть доступ к дворянства людей неблагородного происхождения, начали различать бояр-рыцарей, которые с деда-прадеда несут военную службу. За ними закрепилось определение земляне.

На Киевщине и Подолье также существовали социальные группы господ и бо-яр-шляхты. Значительно менее разветвленной в XV в. здесь была сеть княжеского землевладения (его активное проникновение сюда начнется уже в следующем веке). Зато, учитывая специфику приграничья, здесь было гораздо больше социальных слоев промежуточного между нобилитетом и зависимыми слоями полу благородного народа - разного рода военных так называемых конных слуг, которые несли службу на коне по обороне пограничных замков, выполняли сторожевые повинности, были курьерами и др.

Ниже и многочисленную социальную казнь занимало крестьянство. К середине XV в. в большинстве своем крестьянство еще оставалось лично независимым от землевладельцев. Оно состояло в основном из тяглых людей, которые пользовались участком земли, а за пользование им выполняли определенные хозяйственные повинности и платили оброк в пользу великого князя. Часть же крестьян сидела на частнособственнических землях и выполняла повинности и платила оброк своим владельцам.

В правовом отношении сельское население делилось на людей погожих (то есть лично свободных) и ненастных (т.е. прикрепленных к уделов). Кроме того, существовали и такие категории подневольного крестьянства, как: закупки (временно несвободные), челядь несвободная и парни (рабы). Ненастный крестьянин мог покинуть свою землю и своего обладателя, оставив после себя кого-нибудь, кто обрабатывал бы его почву и платил владельцу оброк и выполнял в его пользу повинности. Погожие крестьяне формально имели право свободного перехода, но на практике оно часто обуславливалось определенными оговорками.

Процессы прикрепления крестьян к обрабатываемой ими земли особенно интенсивно протекали с середины XV в., Особенно после издания Казимиром Ягеллончиком привилегии 1447 Наиболее динамично прикрепления крестьян к земле происходило на частнособственнических землях. Но пик активности во внедрении внеэкономической эксплуатации сельского населения выпал уже на следующий век.

Доля городского населения от общей социальной структуры в XV в. была незначительной. Высокими урбанизационные показатели были на западноукраинских землях, к тому времени уже входили в состав Польского королевства, несколько ниже - на Волыни, и еще ниже - на Киевщине и Восточном Подолье.

В XV в. в украинском города приходит практика самоуправления на основе Магдебургского права. Права самоуправления в это время получают Луцк, Кременец, Владимир, Киев, Житомир и много меньших городов и городков, в том числе, располагались на частных княжеских и барских землях. В западноукраинских городах, расположенных в пределах Польского королевства, с этого времени уже развивается цеховая структура, объединяющая ремесленников по производственной принадлежностью и регламентирует их трудовой деятельности и даже образ жизни. В городах же, расположенных в Великом княжестве, процессы заимствования западноевропейских образцов цеховой организации пока не получили размах.

Особый колорит приобрело городская жизнь на южных рубежах Волыни, Киевщине и Брацлавщины, которые постоянно находились под угрозой татарских набегов. Специфика жизни на границе враждующих цивилизаций предопределяла характерно разделение населения на десятки и сотни которые обеспечивали его эффективную мобилизационную готовность, а также формировала соответствующий менталитет и образ жизни. Последние станут важным фак

31 СУСП1ЛЬН0 "П ^ ИТИЧН0Г0 житгя Украины в Р оки обострение борьбы с мусульманским Степью и в эпоху освободительных соревнований середины XVII в

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее