Украина в раннее Новое время

УКРАИНСКИЕ ЗЕМЛИ В СОСТАВЕ Речи Посполитой

Люблинская уния 1569 и образования Речи Посполитой

В начале 1558 русский царь Иван Грозный отдал своим войскам приказ вступить на подвластные магистру Ливонского ордена земли. Мотивы новой войны крылись в намерениях царя реанимировать внешнеполитический курс своего деда Ивана НЕТ, направленный на обеспечение государству выхода к Балтийскому морю. К тому времени Москве удалось покорить Казанское и Астраханское ханства, подчинить своей власти Чувашию, Удмуртию, Башкирию. Покровительство царя признал и правитель Великой Ногайской орды мурза Измаил.

Начальный этап Ливонской войны прошел под знаком убедительных побед Москвы. Уже на лето 1558 московские войска стояли на берегу Балтийского моря. Орден разваливался на мелкие куски, и его магистр сначала заключил союзные договоры с государствами, враждебно настроенными к идее укрепления Москвы на Балтийском побережье, а в 1561 добровольно вступил Польши юго-восточную часть своих земель, Северную Эстонию - Швеции, остров Эзель - Дании , а сам, оставшись во главе Курляндии и Семигалии с титулом герцога, признал себя вассалом польского короля. Таким образом, Ливонский орден фактически прекратил свое существование, а Российском государстве пришлось иметь дело с коалицией европейских государств в составе Польши, Литвы, Швеции и Дании. Но даже при таких условиях Москва не стала искать почетных условий примирения, а вторглась на территорию Великого княжества Литовского.

Для Литвы начальный этап войны с Москвой также состоял очень трудно. В 1562 царские воеводы опустошили волости вокруг Мстислава, Дубровны, Копистя, Орши, Шклова и Витебска. А 15 февраля 1563 при непосредственном участии царя шестидесятитысячные московской армии удалось захватить важный стратегический пункт княжества - Полоцк. В плен попало немало полочан, а отголосок трагедии имел громкий резонанс во всей Европе.

Потеря Полоцка и оккупация белорусских земель поставили Великое княжество в крайне затруднительное положение. По сути, на повестку дня литовской политики выступило вопрос о территориальной целостности государства. Все очевиднее становился тот факт, что в одиночку взять реванш вряд ли удастся. Реальным способом укрепления военной способности для литовского руководства выдавался уже испытанный ранее политический прием - уния с Короной Польской. В 1562 благородное ополчение под Витебском образовало конфедерацию и отправило Сигизмунду II Августу послание с требованием созвать общий сейм для заключения унии. Помыслами участников конфедерации руководили мотивы как внешнеполитические - получение от Польши военной помощи, так и внутриполитические - стремление введения таких же, как в Короне, благородных прав и привилегий, а также ограничение всевластия магнатов.

Активизация униатских настроений в коронных землях обуславливалась мотивам великодержавной политики, а также прагматическими надеждами на приращение новых территорий, пригодных для земледельческого обработки. Ведь в то время польская шляхта активно занялась ведением хозяйства и стала одним из самых важных сельскохозяйственных экспортеров на рынках Западной Европы. Основанием расширение производства могли стать только освоение новых земель. Тесно переплеталась с экономическими интересами польской шляхты и купечества и их заинтересованность в том, чтобы по результатам Ливонской войны Москва не сумела утвердиться на Балтийском побережье, ведь в этом случае московское купечество могло стать серьезным конкурентом на европейских рынках сельскохозяйственной продукции.

Принципиальное отличие в видении сторонами характера унии государств длительное время тормозила созыва общего объединительного сейма. Так, литовско-русская сторона выступала за равноправный союз двух государств, которые и в дальнейшем сохраняли свою внутриполитическую независимость. Польская шляхта, в качестве платы за свою военную помощь, требовала полной инкорпорации Великого княжества.

При таких подходах переговоры по согласованию позиций затягивались. Они сознательно блокировались то одной, то другой стороной. А нередко вообще достигали такой взрывоопасного предела, что, казалось, решение конфликта возможно лишь при условии применения. Впрочем развитие вооруженного противостояния с Москвой принуждал к интенсификации униатских процессов.

Созыв общего сейма сенаторов и земских послов от Польской Короны и Великого княжества был назначен в Люблине на январь 1568 Интересы украинских земель Великого княжества на Люблинском всеобщем сейме представляли более ЗО лиц - воевод, кастелянов, старост, хорунжих, а также земских послов и членов княжеских семей. Наиболее влиятельными среди них были князья Василий (Константин) Острожский, Александр Черторийский, Андрей Вишневецкий, Роман Сангушко.

Учитывая принципиальные разногласия сторон и их нежелание уступать собственной позицией, согласие по решению проблемы объединения государств была достигнута только летом 1569 А перед тем партия Радзивиллов, которая в то время представляла собой доминирующую политическую силу Литвы, в знак протеста на попытки давления польской стороны в деле реализации ее унитарного проекта, 1 марта 1569 оставили сейм и вернулись на Родину. Оппоненты сочли этот демарш как проявление слабости и добились от Сигизмунда Августа решительных действий. Чтобы заставить литовцев к уступкам, уже 5 марта было провозглашено акт инкорпорации в состав Короны Польской Подлипное я и Волыни. Таким образом польская шляхта добилась себе того, что пыталась безуспешно сделать, начиная с XIV в. Через несколько дней король выслал к тем землям универсалы и письма, которыми призвал местный нобилитет прибыть в Люблин с целью принятия присяги на верность Короне. В случае непослушания Сигизмунд II Август угрожал наказаниями - отбором должностей и местностей. Под угрозой их потери большинство шляхты прибыли на сейм и согласились с волей короля, составили ему присягу верности.

Беспроблемное приобщение Волыни к Короне пробудило в польской шляхты аппетит, и следующим шагом стала инкорпорация Киевского и Брацлавского воеводств. Такой поворот дел возмутил литовскую аристократию, которая даже начала подготовку к войне с Польшей. Разговоры о приведении в мобилизационную готовность польского войска велись и в окружении короля. Все же к вооруженному противостоянию дело не дошло. Под натиском литовско-белорусской шляхты, которая провела свой съезд в Вильно, господа-совет вернулись к переговорам с польской стороной.

6 июня сейму дебаты в Люблине были продолжены. На них литовская знать настаивала на том, чтобы было оговорено самостоятельность Великого княжества, в том числе и предусмотрено право проведения особого коронацийного церемониала в Вильно. Кроме того, категорически отрицалась проведена аккредитация украинских земель в состав Короны. Но ни король, ни коронный сейм на это не пошли, и, в конце концов 1 июля был подписан акт Люблинской унии - без уступок, которых добивалась литовская аристократия, но все же компромиссный по своему характеру.

В частности, актом провозглашалось объединение Короны Польской и Великого княжества Литовского в одно неделимое целостность Речь Посполитую. Во главе этой объединенной государства должен стоять один монарх, который одновременно провозглашался и польским королем, и великим князем литовским. Высшим законодательным органом государства конституировались общий сейм. Общей должна была быть внешняя политика Короны и Великого княжества. Шляхта, как польская, так и литовско-русская, получала одинаковые права на территории всей Речи Посполитой. Зато каждая ее часть сохраняла свою структуру государственных должностей, отдельные вооруженные силы, финансовую систему и сокровище, собственную монету. Общий сейм, в соответствии с актом 1 июля 1569, должен был принимать свои особые законы для Короны Польской и Великого княжества Литовского.

Место и роль украинских земель во вновь государстве оговаривались целом пассивной ролью украинских послов на Люблинском сейме, в частности в отстаивании требований политического содержания. Так, русские князья добились обеспечения целостности территорий Украинский воеводств и незыблемости местных традиций. На инкорпорированных землях и в дальнейшем главным законодательным кодексом оставался Литовский Статут. Русский язык провозглашалась языке публичного и государственного общения на вечные времена. На территориях Украинской воеводств все местные правительства, должности и почетные титулы могли предоставляться только жителям соответствующих земель. Православной шляхте было гарантировано равенство с католиками в получении этих самых правительств и почестей. Однако политическая субъектность Украины-Руси как равноправного партнера Короны Польской и Великого княжества Литовского Люблинской постановлениями не предвиделось. Отрицательные же последствия этого упущения проявят себя уже с началом XVII в.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >