Теоретические и социокультурные предпосылки возникновения прикладной этики

1.1. У истоков этики как практической философии.

1.2. Методологические основания прикладной ориентации этики.

1.3. Прикладная этика как новая стадия развития этики.

1.4. Основные принципы этической регуляции в современном обществе.

Последние десятилетия XX века характеризуются возникновением новых видов прикладной этики, которые существенно отличаются от классической академической философской дисциплины.

Такие новые виды прикладной этики непосредственно подключаются к политике, сфер бизнеса, науки, медицины, проблемы отношения человека к природе и др. Эта новая социальная функция этики, поворот ее к конкретно-практических проблем современности, стала ярким явлением конца двадцатого века. В фундаментальных международных словарях подчеркивается как положительный факт включения в этих словарей многих статей по прикладной этики.

Причины появления самых разнообразных форм этического знания видят в стремительном подъеме человеческих знаний и технологических возможностей, во многих глобальных проблемах (распределение мировых ресурсов продуктов питания человека и сырья, роста народонаселения, реальная возможность возникновения глобальных катастроф).

У истоков этики как практической философии

Понимание всеобщности определенных духовно-нравственных установок формируется в древних цивилизациях как Востока, так и Запада. Постулирование наличии некоторых общих императивов, касающихся всех людей, характерно как для религиозной, так и для философской мысли. К ним можно отнести представление о благотворительности, благо, правильность, достоинство, справедливость, честь, мужество и др. Обоснование их осуществлялось в широком диапазоне от ссылок на божественную волю к естественным законам.

Современный исследователь А Макинтайр акцентирует внимание на том, что практика тогда приводит к обретению внутренних благ, а не только к внешним, когда в ходе такой деятельности формируются человеческие добродетели (справедливость, храбрость, честность и т.п.). Он дает такое определение благотворительности, которая есть "... приобретенной человеческим качеством, владение и проявления которой позволяют достичь тех благ, которые являются внутренними относительно практики и отсутствие каких эффективно препятствует достижению любых таких благ" *.

Таким образом, можно сделать вывод, что без формирования ценностного универсума человека практическая деятельность не является полезной для нее. Переход мышления в более масштабный измерение происходит на основе ценностных ориентиров, которые изначально стоят над практикой как идеал (добро, красота, истина).

Вторичной моральной рефлексией является процесс индивидуальной и коллективной оценочной деятельности на базе таких ориентиров и его результаты являются моральным освоением действительности и моралью конкретного общества. вместе с ценностно-идеальными ориентирами нравственного сознания (героизм, любовь, свобода) существует ценностное понятие "полезное", которое обобщает положительное значение чего применительно к интересам человека.

Содержательный диапазон "полезного для человека" чрезвычайно широк, в него входит и удовлетворения высших потребностей. В отличие от "выгоды" и "пользы" в узком смысле этих слов, "полезным для человека" является удовлетворение интереса, не осуществляется за счет пренебрежения интересами других людей. В капиталистическом обществе полезное становится приоритетной ценностью, ключевым принципом предприятий сознания, что обусловило его разработку и применение в этической теории праксеологические направленности. В ней преобладает задача достижения практически-поведенческого результата субъектом моральной самореализации.

Широкая распространенность моральных норм, предписаний, категорий и принципов, их совпадение по существу и различия по внешней форме воспринимается как культурно-антропологический факт.

Определенная уязвимость такой позиции заключается в отождествлении универсальности и общей распространенности моральных норм. К нерешенным проблемам относится и то, что в современном мире сосуществует огромное количество ценностей, которые трудно согласовать между собой, что создает угрозу такой оптимальной концепции глобализации, как устойчивое развитие. Мировая технологическая и социальная политики не могут не включаться в решение этого вопроса. Веские технологические влияния пронизывают все части такого уникального и сложного феномена как человеческая жизнь.

В выдающегося философа Канта нравственным закон выступает как принуждение человеческой воли, как необходимость действовать вопреки многообразным воздействиям, которые эта воля испытывает. Этот нравственным закон приобретает форму принудительного стремленья - императива. Если представить совершенную добрую волю, или святую волю, то для нее нравственным закон является единственным принципом действия, а потому не выступал бы императив.

Императивы - это формулы отношение объективного нравственного закона к несовершенной воли человека. Все императивы человеческого поведения делятся Кантом на два больших класса: одни из них предписывают гипотетически, другие - категорически. В первом случае, например, советы врача являются хорошими для человека, желающего беспокоиться о своем здоровье. Категорический императив предписывает поступки, которые есть хорошие сами по себе, без учета последствий, безотносительно к какой-то другой цели. Только категорический императив можно назвать императивом нравственности. И наоборот, только императив нравственности может быть категоричным.

В работах Канта есть три основные формулировки категорического императива, хотя при этом это один, единственный закон. Его различные воплощения связаны с основными параметрами человеческих поступков - содержанием, целью и причинами. Кант показывает, что по этим основным критериям категорический императив является безусловным, общезначимый с точки зрения содержания, так как не приписывает никаких поступков, а касается только максим свободы. Категорический императив является абсолютным с позиций целей, потому что ориентирован на абсолютную цель, цель саму по себе. Также он является безусловным с точки зрения причины, потому что его причиной является сама воля разумного существа.

Различные формулировки категорического императива представляют собой различные способы демонстрации его универсальности и общеобязательность.

Наиболее известной является следующая формула категорического императива: "поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом» *.

Второй вариант категорически императивную перефразирован так: "Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству» *.

Третье уточнение предусматривает, что воля каждого разумного существа может быть нравственно законодательной. Эта формула категорического императива называлась Кантом принципу автономии воли: "Принцип свободы каждого человека как воли, всеми своими максимами устанавливает всеобщие законы" **.

Этика Канта ведет нас не к мифологическому прошлому, а в нравственном будущее. Кант исключал два распространенных пути поиска определяющего закона для нравственной сферы жизни как в чувственной, фантазийной, мечтательной форме, так и в эмпирической. Кант считал, что за пределами нравственного закона во внутреннем мире действующей практически личности нет необходимости ничего искать.

Моральный закон у нас, убежден Кант, сам по себе является достаточным и даже не позволяет искать нам определяющую основу вне его. Чрезмерное теоретизирования по этому поводу есть, собственно, бредом и ни к чему реального привести не может, ибо любое изображение нравственности вне практическим умом может оказаться только отрицательным. Там, где заканчивается знания, начинается вера нравственного разума, который выходит из свободы и, отталкиваясь от нее, требует убеждение в наличии Бога и бессмертия. Кант утверждал, что в понятии Бога не может быть дано новое и более прочное обоснование свободы, чем то, которое входит в сознание в виде нравственного закона.

При доказательстве возможности высшего блага как лучшего мира людей одновременно подтверждается действительность высшего выходного блага, а именно - существование Бога. Это предположение не является необходимым для нравственности, но становится необходимым с помощью нее. В идее бессмертия Кант видел возможности бесконечного развития нравственного субъекта.

Кант - выдающаяся личность, потому что органически соединил мощные нравственные убеждения с чрезвычайно строгим логическим мышлением и волей, полной энтузиазма. Заслугой Канта можно считать то, что он вывел мораль с расслабленным, рабского, состояния, в которое она попала благодаря расчета только на счастье. Именно из-за так называемый "формализм" кантовская этика обнаружила свой плодотворный и действенный характер, оказывает свое чрезвычайное культурное влияние и в наше время.

Важной для всестороннего рассмотрения критерия универсальности критика В. Ф. Гегелем его безусловности. При рассмотрении исходной тезисы о том, что человек по природе является хорошим, Гегель уточнял: "Сказать, что человек по природе является хорошим - значит, человек в себе дух, разумность, созданная по образу и подобию к Богу - Бог есть добро, а человек как дух является зеркалом Бога, она является добром в себе »*.

Однако в дальнейшем изложении Гегель четко различал потенциал человека как существа духовного и в себе доброй и хорошей человеком в действительности. Как деятельный субъект человек раскрывает эту свою добрую природу в виде "для-себя-бытие" добра как сознательный и личностно важный поступок.

Диалектический анализ соотношения добра и зла в природе человека позволяет рассматривать эту раздвоенность НЕ метафизически и без противопоставления, поскольку, по мнению Гегеля: "... человек не должен оставаться таким, какой он есть в своей непосредственности, она должна выйти за ее пределы, - это и есть понятие духа ". Этот выход за пределы своей естественности, своего "в-себе-бытие" и есть то, что сначала порождает раздвоенность, чем непосредственно раздвоенность возлагается. Без этого человек не в действительности хорошей: "... говоря о человеке, забывают, что образование и воспитание людей происходит с помощью уклада жизни, законов и т. Д. Говорят: ведь люди не такие уж и злые, ты только посмотри вокруг себя: однако это уже нравственной, морально образованные люди, уже реконструированы, приведены к примирению ".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >