Дилеммы биоэтики: аборт, эвтаназия, трансплантология

Применение названных принципов биоэтики, при понимании ее предметного поля медицинской доминантой (или в американском или в западноевропейском вариантах), в процессе обосновании морального выбора в конкретных ситуациях часто порождает моральные дилеммы (дилемма - необходимость выбора из двух, как правило, нежелательных возможностей), вызывающих острые дискуссии в биоэтике и в обществе в целом.

Так, например, соблюдение принципа автономии личности требует правдивого информирования пациента о диагнозе и вероятный прогноз даже при условии его фатальное содержание. Однако такое сообщение может вызвать психологический стресс у пациента, уменьшит его волю к жизни, а следовательно, и сопротивляемость организма болезни. Очевидным становится нарушение принципа "не навреди".

Абсолютное исповедание принципа автономии пациента должно дать ему право распоряжаться собственной жизнью по своему усмотрению в случае неизлечимой заболевания (дилемма эвтаназии), но человек не может распоряжаться собственной жизнью, так как действует принцип неприкосновенности в отношении человеческой жизни. Принцип неприкосновенности человеческой жизни имеет как религиозное, так и философское обоснование. С точки зрения религиозного сознания человек - Божье творение, что обусловливает полноту принадлежности Богу и отрицает самовластие над своим телом, поскольку человек наделен ответственностью за себя, а не правом господства над собой. В философии обоснования этого принципа укореняется в том, что личность составляет первую и трансцендентную ценность, и если эту основу разрушить, то мы впадаем в полный релятивизм.

Как правило, на практике исповедание одного принципа приводит к нарушению другого, поэтому считается, что названные принципы не имеют абсолютной действия, поскольку от них приходится отступать в конкретных ситуациях. Однако такое отступление не лишает выбор морального вреда.

К основным проблемам биоэтики относят следующие:

o защите прав пациентов (в том числе ВИЧ-инфицированных, психически больных людей, детей и других больных с ограниченной компетентностью)

o соблюдение справедливости в системе здравоохранения; 14

o аборт, контрацепция и новые репродуктивные технологии (искусственное оплодотворение, оплодотворение в "пробирке" с последующей имплантацией эмбриона в матку, суррогатное материнство)

o проведение экспериментов на человеке и животных;

o определение критериев диагностики смерти;

o трансплантология;

o генная терапия и генная инженерия;

o клонирования (терапевтическое и репродуктивное)

o оказания помощи неизлечимо больным пациентам (хосписы, организация паллиативной помощи);

o эвтаназия (пассивная или активная, добровольная или принудительная).

Аборт

Принцип автономии дает право распоряжаться женщине своим телом, но принцип человеческого достоинства гарантирует права человека, неспособного самостоятельно принимать решения. Очевидно, что решение проблемы аборта укоренившееся в решении вопроса статуса эмбриона. В данном случае мы сталкиваемся с проблемой не столько биоэтического, столько философского характера, поскольку перед нами встает вопрос о точке отсчета человеческой жизни. Ответ на этот ищется в острых интеллектуальных дискуссиях, которым предоставлено незаурядного публичной огласки, поскольку ответ на этот вопрос должен быть социально легитимированных (легитимация - признание законности какого-либо права, полномочия, факта и др.). Вопрос о начале человеческой жизни конкретизируется таким вопросом: "Есть ли эмбрион частью организма матери, с которой она может оказать произвольные действия или он наделен качествами человеческой индивидуальности и является социально признанным субъектом нравственных отношений?". В зависимости от ответа на поставленный вопрос выстраивается аргументация в пользу выбора "за жизнь" или за "автономию".

Взгляд на точку отсчета человеческой жизни и предоставления ему статуса нравственной ценности в разные эпохи и в разных культурных традициях обосновывался по-разному. Так, в восточных культурах начало жизни совпадал с зачатием; в западноевропейской - с моментом рождения; впоследствии длительное время начало жизни фиксировался первыми движениями плода. Научная точка зрения на начало человеческой жизни отличается большим многообразием даже сегодня. Различные физиологические подходы сводят начало жизни до начала функционирования жизненно важных систем - сердцебиение, легочной или мозговой деятельности.

В начале XX в. биология определяла начало жизни с четырехмесячного плода, в конце XX в. в шестинедельного плода с помощью новейшей техники фиксируется электрофизиологическая активность ствола мозга (кстати, отсутствие таких мозговых импульсов является сегодня юридическим основанием для констатации смерти человека).

Современная микрогенетика обосновывает две точки зрения относительно начала жизни. Согласно первой, человеческий индивидуум как неповторимая целостность образуется в течение второй недели после зачатия. Вторая точка зрения основывается на том, что начало новой жизни начинается с момента слияния ядер мужской и женской половых клеток и образования нового ядра, содержащего неповторимый генетический материал. Поэтому в течение внутриутробного развития новый человеческий организм не может считаться частью тела матери, поскольку он не является органом или частью органа матери. В таком случае эмбрион наделен ценностью человеческой жизни, поэтому необходимо исключить любую возможность его уничтожения или причинения ему вреда. Следствием такой позиции является трактовка прерывания беременности по любым причинам убийством, хотя не получает такой оценки со стороны закона.

Дискуссия по личностного статуса эмбриона дополняется сравнительным анализом конкурирующих между собой прав матери и прав эмбриона. В случае конфликта между матерью и плодом возникает проблема так называемого терапевтического аборта. Сторонники полного запрета аборта считают, что современная медицина способна решить проблемы со здоровьем матери и случаи, которые требуют искусственного прерывания беременности, чрезвычайно редки. А в случае самостоятельной жизнеспособности плода предпочтение отдано в пользу спасения его жизни может трактоваться как "пожертвование со стороны матери". Не менее категоричны они и по евгенического аборта, производится диагностики неполноценности будущего ребенка, чтобы лишить ее страданий в будущем и освободить от нагрузки семью и общество. С этической точки зрения физическая неполноценность не умаляет онтологическую значимость человека.

В контексте этической теории проблема искусственного прерывания беременности требует определения критериев морального статуса человеческого индивидуума. Классические критерии, такие как рациональность, способность к рефлексии, готовность совершить поступок и др., Очевидно, не могут быть привлечены.

В современной теории выделяется еще один критерий - реакция на раздражители (имеется в виду способность чувствовать боль, приятное и неприятное). По мнению российского специалиста по прикладной этики Л.В. Ко-новаловои, только он может быть вовлечен в случае морального выбора в ситуации искусственного прерывания беременности. Такая позиция не находит неоспоримой поддержки в научных кругах. Уже упоминавшаяся русский исследователь по биоэтике И.В. Силуянова считает, что моральный статус человеческого индивидуума не определяется наличием физиологических реакций и свойств, поскольку это попытка свести нравственное содержание биологическому. В данном случае критерием морального статуса плода определяется его включения в нравственные отношения. Это возникает тогда, когда плод (эмбрион, зародыш, "сгусток ткани") становится объектом моральной рефлексии для матери в момент выбора и для человеческой культуры в целом, поскольку постановка проблемы о моральном статусе эмбриона уже делает его субъектом фундаментальных моральных прав , проявляя при этом моральные качества рода человеческого (солидарность, долг, ответственность, свобода, любовь, милосердие и др., составляют содержание "должного"), которые являются неоспоримыми, несмотря на разнообразие жизненных обстоятельств, различных практических интересов и все ситуативное многообразия "сущего". В этическом плане аборт является недопустимым, поскольку цена человеческой жизни несравненно выше любые другие ценности.

В современной практике с целью предупреждения искусственных абортов широко применяются контрацепция и стерилизация. Радикальные сторонники запрета аборта считают применение контрацептивных средств скрытой формой аборта, правда, признают при этом, что контрацептивные средства и аборт - это две разновидности зла по своей значимости.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >