Аргументы, которые не допускают аборта

Сторонники запрета аборта выдвигают главный аргумент, как "Требование совести". Гражданский закон, который легитимирует аборт, теряет нравственную обязательность для совести и порождает потребность противостоять такому закону со стороны тех, кто принимает непосредственное участие в осуществлении искусственного прерывания беременности.

Другая точка зрения представлена аргументами в пользу того, что абсолютный запрет искусственного прерывания беременности невозможна, поскольку существуют ситуации (например, когда есть угроза жизни матери, а ценность его жизни считается однозначно больше ценность жизни плода), которые можно рассматривать достаточными для проведения аборта. Искусственное прерывание беременности допустимо на том основании, что родители наделены правом репродуктивного выбора (аборт в данном случае выступает как средство демографической политики). Также эмбрион не признается в человеческой индивидуальностью, поскольку он не наделен самосознанием, поведенческими реакциями и др., А значит, нельзя его считать субъектом морали и права.

Аргументы, которые допускают аборт. Право на репродуктивный выбор. Это право основывается на праве человека распоряжаться собственным телом и означает моральную автономию на половую жизнь и рождение детей. Одним из показателей этого права является репродуктивное здоровье, которое предполагает способность рожать детей; выбор в половой жизни, что обеспечивается наличием современных средств регулирования фертильности и планирования семьи.

Легализация аборта как меньшего зла. Этот аргумент сводится к тому, что отсутствие легального аборта способствовать практике подпольного аборта, является серьезной угрозой здоровью и жизни женщины, поэтому легализация аборта является меньшим злом от опасности распространения подпольных абортов.

Отсутствие у плода самосознания. Этот аргумент базируется на том, что плод не наделен статусом и достоинством личности, поскольку он является "потенциальным" человеческой жизнью, неспособным к свободной и целенаправленной деятельности и выражения себя в мыслях и речи. Отсутствие самосознания у плода означает несостоятельность осознать свое уничтожение, а следовательно, и отсутствие страданий, поскольку страдания предусматривают осознание ценности жизни.

Отсутствие у плода поведенческих реакций. Сторонники этого аргумента, основываясь на теории бихевиоризма в этике (англ. Behaviour - поведение), считают, что единственным критерием человеческой личности является наличие поведения, а речь о человеческом поведении зародыша до поры до времени идти не может, кроме отношения матери, служит доказательством присутствия нового субъекта.

Терапевтический аборт. В случае конфликта между матерью и плодом, или в случае избежания рождения детей с отклонениями в развитии, что угрожает жизням ниже определенного человеческого уровня, а также обеспечения безопасности семьи и общества от жертв, которые придется нести, обосновывается необходимость терапевтического аборта. Основаниями для него могут быть социально-экономические условия, определяющие состояние психического здоровья будущей матери; состояние физического здоровья, постоянно ухудшается; реальная угроза жизни матери, ставит перед выбором - жизнь матери или смерть матери и ребенка.

Существуют и более откровенные аргументы в пользу аборта, когда его рассматривают как инструментарий демографической политики, поскольку отрицательное отношение к искусственному прерыванию беременности, по мнению некоторых ученых, порождает сложную проблему регулирования рождаемости.

Из истории легализации аборта

В историческом измерении проблема аборта имеет самую продолжительную историю среди этико-медицинских проблем, которая не утратила актуальности до сих пор. Как отмечает И. В. Силуянова, это объясняется тем, что проблема аборта концентрирует моральный, медицинский, социально-политический, религиозный и научный измерения. В ходе рассмотрения истории отношение медицинского сообщества к осуществлению искусственного аборта за точку отсчета берут Клятву Гиппократа (V в. До н. Э.), В которой говорится: "Я не вручу никакой женщине абортативного средства". Этими словами позиционируется отношение медицинского сообщества того времени к искусственному прерыванию беременности. Особая значимость такой позиции подчеркивается тем, что проблема аборта в корне отличалась от точки зрения на аборт как естественную необходимость ведущими деятелями древнегреческой сообщества. Так, Аристотель отмечал в "Политике", если у супругов должен родиться ребенок сверх желаемое количество, то следует осуществить аборт, пока у зародыша не появятся чувственность и жизнь [Аристотель. Политика. Соч. Т. 4. - М., 1984. - С. 624].

С правовой точки в античном мире аборт не считалось преступлением. С распространением христианства заповедь "Не убий" начала касаться и на нерожденных детей, находило нормативное закрепление в постановлениях церковных соборов и проповедях выдающихся деятелей христианской церкви. В начале средних веков эти идеи проникают в светского законодательства, в частности, вестготов аборт карался смертной казнью. Такой вид казни приобретает типовых характеристик в законодательстве от эпохи средневековья к Новому времени. Так, 1649 смертная казнь за искусственный аборт была введена и в России.

Кардинальный поворот в юридических оценках аборта происходит в XIX в., Когда под давлением упорной борьбы Парижской медицинской академии достигнуто либерализации законодательства европейских стран в вопросах искусственного аборта по медицинским и социальным показаниям.

В Уголовном кодексе Российской империи 1832 искусственный аборт квалифицируется как убийство, мера наказания за совершение этого преступления - ссылка в Сибирь на каторжные работы сроком от 4 до 5 лет.

Первый мировой опыт официального разрешения аборта было осуществлено в России (постановление Наркомздрава и Наркомюста от 18 ноября 1920 В 1936 г.. С целью повысить рождаемость это разрешение отменили. Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров СССР приняли постановление "О запрете абортов, увеличении материальной родовспоможения, учреждения государственной помощи многодетным, расширение сети родильных домов, детских яслей и садов, усиление уголовного наказания за неуплату алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах ».

Одновременно осуществлялись меры по повышению рождаемости: увеличен размер социальных выплат, отменен некоторые ограничения относительно предоставления отпуска по беременности и в связи с родами, установлена уголовная ответственность за отказ в приеме на работу или снижении оплаты труда беременным женщинам. В 1955 г.. Этот запрет на аборты отменили приказом Президиума Верховного Совета СССР. Закон Российской Советской Федеративной Республики "Об охране здоровья», принятый в 1971, не упоминает об абортах, отмечая лишь непрозрачную фразу о том, что в целях охраны здоровья женщины ей предоставляется право самостоятельно решать вопросы материнства. Таким образом, можно констатировать, что запретное отношение к аборту были вытеснены с официального права.

В США первым законом о регулировании искусственного прерывания беременности стало правило, принятое в штате Коннектикут в 1821, которое запрещало применение ядовитых веществ с целью вызвать аборт. От 1880 запрещено делать аборты на территории всей страны на основании закона. Только в 50-60-х годах XX в. прозвучали предложения на пересмотр отношения к этой проблеме.

Побудили к изменению точки зрения такие факты. В 1962 г.. Ш. Финкбайн обратилась в медицинское учреждение с просьбой провести искусственное прерывание беременности, поскольку принимала лекарства "Талидомид" на ранней стадии вынашивания плода. Этот препарат широко рекомендовали беременным женщинам, считая его абсолютно безопасным, пока клиническая практика не доказала вредность этого препарата для плода. Ш. Финкбайн не получила возможности прервать беременность в США и вынуждена была сделать это в Швейцарии. К пересмотру отношения к абортам в США побудила еще одно событие - эпидемия краснухи, опасной для беременных женщин в первом триместре, поскольку вызывает повреждения плода. В период 1962-1965 гг. Заболело около 82 тыс. Беременных женщин, родилось более 15 тыс детей с различными отклонениями в развитии. Многим женщинам, которые выразили желание прервать беременность, было отказано, в связи с этим было предъявлено обвинение 9 врачам, и как следствие - решение Верховного Суда США по делу "Роу против Уэйда", в котором признано ограничение права на аборт таким , что противоречит Конституции США, поскольку ограничивает личную свободу женщины. Итак, Верховный Суд подтвердил конституционно закрепленное право женщины на выбор в рамках медико-биологической определенности.

Во многих странах Европы во второй половине XX в. в результате длительных дискуссий состоялась отмена законодательного запрета абортов (или ее ослабления). Так, в 1946 определенные правовые изменения произошли в Швеции, 1967. - В Великобритании, 1978 гг. - В Италии, Испании, Норвегии, 1979 гг. - Во Франции, 1981г. - В Нидерландах. Стоит сказать, что в конце XX в. наметилась и обратная тенденция: в 1993 году. в Польше введен законодательные ограничения на проведение абортов.

Современная практика Европейского Суда по правам человека осторожна в оценке законодательных актов об абортах. Согласно ст. 2 Европейской Конвенции о правах человека право на жизнь распространяется и на нерожденных детей, но при этом остается нерешенным вопрос, с какого момента предоставляется это право.

Историческая динамика юридических санкций за совершение искусственного аборта обусловлена социально-политическими факторами. Большинство исследователей считают, что главной причиной легализации искусственного аборта стала высокая смертность и увечья женщин как следствие проведения криминальных абортов.

Таким образом, можно утверждать, что законодательная практика государств в отношении абортов очень разнообразна - от полного запрета до разрешения. Однако в реальной жизненной практике не удается органично сочетать один из основополагающих принципов биоэтики - принцип автономии и господствующие в обществах моральные нормы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >