Аргументы "против" эвтаназии

Эвтаназия нарушает принцип святости человеческой жизни, поскольку основным аргументом в пользу эвтаназии является утверждение о благость не одного жизни как таковой, а жизнь с определенными качественными признаками. Как утверждает AA Гусейнов, эвтаназия в таком случае мыслится как достойный способ поведения в ситуации, когда жизнь теряет качества, которые делают ее благом. Из этого утверждения следует, что жизнь направлено на благо выше самой жизни как такое, что само по себе жизнь не является благом. В рамках мировосприятие, которое признает жизнь благом, аргументировать эвтаназию невозможно, убежден философ.

Эвтаназия является невероятным нагрузкой на человеческую совесть. Уже стал хрестоматийным так называемый случай врача Джона Краа. В 1965 г.. Врача пожилого возраста Дж. Краай обвинили в умышленном убийстве своего 80-летнего пациента и товарища Фредерика Вагнера, страдавший болезнью Альцгеймера. Чтобы прекратить страдания своего друга, Краай тайно, никому не сообщая, ввел ему тройную дозу инсулина, в результате чего Ф. Вагнер умер. Краай зафиксировал смерть Вагнера, а когда правда открылась - врача арестовали. На время следствия доктора Краа отпустили под залог, а через две недели он сделал себе смертельную инъекцию и ушел из жизни.

Как отмечает AA Гусейнов, невероятное давление принятого решения об эвтаназии косвенно подтверждается тем, что соответствующие решения, которые принимаются в странах, в которых практика эвтаназии имеет наработанные юридически узаконены формы, принимают коллегиально - специально созданными этическими комитетами, коллективными органами, представляющими достаточно полно интересы больного и общества. В состав этих комитетов входят врачи, представители администрации лечебного учреждения, работник службы социального страхования, представители религиозной общины, общественности, философы, этики и др. Такое расширенное представительство как раз и обусловлено необходимостью коллективного распределения ответственности за решение, выходящее за пределы этически приемлемого.

Моральная санкция эвтаназии увеличивает опасность злоупотреблений со стороны врачей и родственников пациента, особенно в ситуации безнадежного состояния, что может привести к дискредитации врачебной профессии и иметь негативные последствия для общественной жизни в целом (потенциальная опасность формирования социальной стратегии избавления от недееспособных граждан, которая будет иметь правовое обеспечение ). Мораль является одним из последних препятствий на пути злоупотреблений, поэтому моральная легитимация эвтаназии, что придает ей статуса благого дела, может открывать неограниченные возможности для того, чтобы "грешить с чистой совестью".

Эвтаназия недопустима, учитывая возможность диагностических и прогностических ошибок.

Сторонники этого аргумента утверждают, что в случае неправильного диагностирования можно потерять безосновательно человеческую жизнь, а также поспешность осуществления эвтаназии может не учитывать, что неизлечимое заболевание "сегодня" будет средства к лечению "завтра". Правовая легитимация эвтаназии может стать серьезным препятствием развития медицинского знания, направленного на поиск новых лекарственных средств от смертельных заболеваний.

Существует альтернатива эвтаназии - современная паллиативная медицина 16, которая развивается на основе понимания эвтаназии как совокупности действий, направленных на облегчение процесса умирания, а не совершения акта "милосердного убийства". Как уже отмечалось, такое понимание эвтаназии основано Ф. Бэконом.

В основе концепции паллиативной медицины лежит отказ от экстраординарных (трудоемких, болезненный, дефицитных, дорогостоящих) методов лечения и сосредоточение на облегчении боли больным, которые находятся в крайне тяжелом состоянии. Такая помощь оказывается в хосписах (англ. Hospice - изначально означало постоялый двор, особенно для больных путешественников, который содержался, как правило, религиозным орденом, от лат. Hospitium - гостеприимство, убежище, гостиница) - медико-социальное учреждение, в которой специально подготовленные врачи и средний медицинский персонал эффективно решают проблемы борьбы с болью и другими симптомами, связанными с процессом умирания. Большое внимание уделяется также ослаблению душевных страданий, осуществляется психологическая подготовка пациента и его семьи к принятию смерти как естественного этапа завершения жизни. Паллиативная помощь может осуществляться не только стационарно, но и амбулаторно. Поэтому правильнее понимание хосггису будет не только как специальное учреждение, а как специальной концепции оказания квалифицированной помощи обученным персоналом смертельно больным людям в последний период их жизни. Цель хосписов - уменьшить страдания - нередко требует таких доз обезболивающих лекарств, это ускоряет смерть пациента. Такая тактика называется косвенной (опосредованной) евтана-Зией, "эвтаназией двойного эффекта" (double-effect euthanasia), что в принципе оправдывается современной биоэтикой.

Первый приют для ухода за умирающими от рака больными открыт 1842 в Лионе (Франция) Ж. Хорошее. Аналогичное заведение 1879 открыто в Дублине ирландскими сестрами милосердия, а в 1905 гг. - В Лондоне. Первый современный хоспис названием хоспис Святого Кристофера, открыто в Лондоне 1967 Именно его врачами были впервые сформулированы клинические принципы лечения паллиативной терапии. Открытие этого хосписа положило начало хосписной движения во всем мире. Первый украинский хоспис создан в 1996 во Львове под патронатом

УГКЦ. На сегодня хосписы действуют в Луганске, Донецке, Харькове, Киеве. В Украине функционирует Всеукраинская ассоциация паллиативной помощи.

Паллиативный вид помощи предоставляется только в тех ситуациях, когда медицина не способна вылечить больного и общество обязано обеспечить человеку возможность достойного умирания.

Стоит отметить, что проблема эвтаназии существует только в секуляризованной (свободной от религиозного влияния) сознания. Позиция представителей христианской религии (католицизм, православие) категорична относительно возможности осуществления эвтаназии, поскольку человек не властен над своей жизнью, а отсюда и не может самовольно определять время своей смерти.

Проблема эвтаназии в современном этико-философском знании не имеет однозначного решения, как это можно наблюдать в медицинской теории и особенно в медицинской практике, а также в юриспруденции, которые прежде всего акцентируют внимание на вопросах: Должно общество настаивать на продлении немощного человеческой жизни, увеличивая время вегетативного существования, и продолжая муки и боль? Как поступать в том случае, когда смертельно больной обречен при таком выборе на длительное умирание? Нужно продолжать жизнь, когда шансы на возвращение к полноценной жизни чрезвычайно малы?

Этико-философский дискурс предполагает поиск ответов на вопросы другого порядка, о которых говорит профессор Оксфордского университета Филиппа Фут: Есть акты эвтаназии такими, которые могут быть оправданными когда-нибудь ... Существует достаточное оправдание выбора смерти для другого, может смерть когда нибудь считаться более полезной, чем вредной, поскольку именно на такой основе принимается решение? Как право на жизнь влияет на нравственность актов эвтаназии? Могут ли такие акты иногда (или всегда) противоречить праву людей на жизнь? Имеем ли мы право убить кого-нибудь ради его собственного же блага, если нет никакого представления о том, что он однозначно хочет жить? Что можно сказать о случае, когда нет никаких сомнений в том, что кто-то хочет умереть: или он сказал нам ранее, что хотел бы этого при подобных обстоятельствах и не подал никакого знака по изменению этого, или что он говорит нам теперь, находясь в полном сознании и здравом уме. Почему кто-то может отказаться от своего права на жизнь?

Проблема эвтаназии в этическом измерении укореняется в проблемы жизни и смерти, смысла человеческого существования, роли страдания в жизни человека, назначение человека как такового. Эти проблемы относятся к так называемым вечным вопросам философского знания, специфика которых заключается в том, что каждый цивилизационный этап развития человечества нуждается в собственном варианта их решения.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >