Нравственные проблемы трансплантологии

Первые операции по трансплантации органов вызвали в мире удивление, восхищение безграничными научными и техническими возможностями, профессиональной уникальностью проведенных операций; получали однозначную поддержку и одобрение и формировали так называемую трансплантационную эйфорию. Но одно из самых уникальных достижений человеческой культуры - пересадка сердца, обострило ряд этико-философских проблем, в частности, определение критериев смерти человека, поскольку трансплантация требует сердца, "что бьется", и успешность пересадки других органов зависит от времени, прошедшего после смерти донора.

К середине XX в. критерием смерти человека считалась биологическая смерть, обозначало состояние необратимой гибели организма и определялось единством трех признаков: прекращением сердечной деятельности (исчезновением пульса на крупных артериях, прекращением биоэлектрической активности сердца); остановка дыхания, исчезновение всех функций центральной нервной системы.

В 1959 г.. Французские невропатологи П. Моллар и М. Гулон описали состояние запредельной комы, чем начали концепцию "смерти мозга" как основного свидетельства смерти человека. В 1966 г.. В медицинской школе Гарварда четко определили критерии смерти мозга, а юридическое оформление концепции "смерти мозга" состоялось 1968 в Лондоне на заседании Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и ЮНЕСКО.

Правда, сразу вопрос о тождественности "биологическая смерть" и "смерть мозга" не стоял, однако с начала 1980-х годов для решения вопросов и задач трансплантологии "смерть мозга" становится достаточной для определения биологической смерти и закрепляется в законодательстве многих стран мира.

Закон Украины "О трансплантации органов и других анатомических материалов человеку" (1999) в ст. 15 провозглашает, что "человек считается умершим с момента, когда установлена смерть его мозга. Смерть мозга означает полную и необратимую потерю всех его функций. Момент смерти мозга может быть установлено, если исключены все другие возможные при данных обстоятельствах причины потери сознания и реакций организма" . Определение смерти мозга является достаточным для признания биологической смерти человека, однако это не снимает остроты моральной оценки в случае забора органов от человека, поскольку в обществе появляется опасение, что для спасения реципиента может быть ускорена или замедлена смерть потенциального донора.

Впоследствии практика трансплантации, набиравшей все большее распространение, породила ряд других вопросов, которые отличаются особой сложностью как с точки зрения этико-философского осмысления, так и правового обеспечения. Совершенствование техники трансплантации и как следствие - лишение операций такого типа уникального статуса расширило практику трансплантации органов, а это обострило проблему донорских органов и тканей и сделало насущной проблему донора и реципиента.

Правовые аспекты взаимосвязи донора и реципиента в Украине регулируются Законом Украины "О трансплантации органов и других анатомических материалов человеку", в котором, в частности, отмечается (ст. 12), что живым донором может выступать совершеннолетнее лицо при наличии родственных отношений с реципиентом: "Взятие гомотрансплантата (за исключением анатомических материалов, способных к регенерации) у живого донора допускается в случаях, когда реципиент и донор состоят в браке или являются близкими родственниками (отец, мать, сын, дочь, дед, бабка, внук, внучка, брат, сестра, дядя, тетя, племянник, племянница »). С целью обеспечения безопасности коммерциализации трансплантологии законом исключается возможность продажи органов, это может быть только подарок (этим мотивирован разрешение живого донорства только при условии кровного родства).

Осознанное деревянные необходимого органа близкому человеку является оптимальным и высоконравственным поступком, но не всегда имеющимся, по вполне объективным причинам в реальной жизни. В мировой трансплант-логической практике эта проблема решается за счет использования органов трупов. Наработанное соответствующее правовое обеспечение, которое регулирует практику забора необходимых органов у умерших людей.

Существует два подхода правового решения этой чрезвычайно сложной с моральной точки зрения проблемы. Первый получил название "поощрительного добровольного подхода" (распространенный в США), содержание которого заключается в том, что каждый совершеннолетний человек имеет возможность юридически оформить завещание и подарить свои органы после смерти для пересадки больным или для использования в научных целях.

Другой подход называется "презумпция согласия" (распространенный в странах Западной Европы) и предусматривает возможность юридического права забирать органы у умершего пациента в случае, когда не было высказано им прижизненной воли на запрет такого действия. Такая практика способствует развитию трансплантологии, поскольку обеспечивает юридически простой путь "доступа" к необходимым для пересадки органов, но вместе с тем обостряет нравственные проблемы телесной идентичности тела умершего при отсутствии четко выраженной на то его воли.

В Украине правовые основы забора органов у умерших определяются Законом "О трансплантации органов и других анатомических материалов человеку". Так, в ст. 16 говорится: "каждая совершеннолетнее дееспособное лицо может дать письменное согласие или несогласие стать донором анатомических материалов в случае своей смерти. При отсутствии такого заявления анатомические материалы у умершего совершеннолетнего дееспособного лица могут быть взяты по соглашению супругов или родственников, которые проживали с ним до смерти. У умерших несовершеннолетних, ограниченно дееспособных или недееспособных лиц анатомические материалы могут быть взяты с согласия их законных представителей. Взятие анатомических материалов у умершего для трансплантации и / или для изготовления биоимплантатов не допускается при наличии сделанного этим лицом при жизни заявления о несогласии быть донором. У умершего совершеннолетнего дееспособного лица, заявление которого о донорстве отсутствует, а также у несовершеннолетних, ограниченно дееспособных и недееспособных лиц взятие анатомических материалов не допускается, если на это не получено или невозможно получить согласие лиц, указанных в части первой настоящей статьи ". Итак, правовое обеспечение трасплантации органов в Украине осуществляется в пределах позиции "поощрительного добровольного подхода".

В мировой трансплантологии, превращается в ведущих странах на привычную медицинскую практику, серьезной моральной проблемой является отбор пациентов для проведения трансплантации, обусловлен большой потребностью в донорских органах и неадекватной возможностью ее удовлетворения. Для решения этой проблемы применяют следующие критерии:

o утилитаристский - распределение органов происходит на сну принципа социальной полезности пациента, согласно которому предпочтение получает тот пациент, имеет больше шансов вернуться к трудовой деятельности;

o случайный - распределение органов осуществляется по воле случая, в соответствии с установленной очереди на них;

o терапевтический - учитывает комплекс клинических данных, в частности срочность проведения подобной операции, степень ее успешности с учетом состояния пациента, перспективы приживаемость органа и в последнюю очередь учитывается очередность запроса на пересадку соответствующего органа.

Современная медицина демонстрирует впечатляющие достижения по пересадке органов, благодаря чему продлен жизни тысячам людей. Но достаточного количества органов для удовлетворения потребностей больных людей не хватает. Это стимулирует наработки по изготовлению искусственных органов, а также возможности использования органов, тканей, клеток от животных (ксенотрансплантация).

Но в связи с применением этой технологии возникает ряд дополнительных этических (как повлияет нарушение биологического статуса человека на его духовную сущность?), Медицинских (существует риск инфицирования человека рядом инфекционных заболеваний пока не характерных для нее) проблем. Изучением этого вопроса занимается Парламентская ассамблея Совета Европы. В 1999г. ПА-СЕ призвала подвергнуть моратория все клинические исследования до тех пор, пока новая технология не будет достаточно изучена.

В общественном мнении трансплантация органов занимает неоднозначное место. Спектр его оценки находится в пределах от неоспоримо положительного оценивания к категорического неприятия. Это является свидетельством того, что трансплантация органов максимально концентрирует нравственное, правовое, психологическое, социальное напряжение, поскольку в этом процессе связаны два чрезвычайно важных момента человеческого жизненного пути: 1) возможна смерть больного в случае отсутствия возможности заменить нежизнеспособен орган; 2) смерть человека, тело которого может стать донором какого-то органа или угроза потери физического здоровья живого донора. Поэтому трансплантология требует не только медико-научного обоснования, но и этико-философского осмысления всех преимуществ в неустанной борьбе человечества за максимальное продление жизни и очевидных сложностей, вызванных этой борьбой.

В современной биоэтике наработаны определенные принципы, должны определять функционирования трансплантологии прежде всего как медицинской практики:

Защита жизни донора и реципиента - этот принцип предусматривает осуществление гомопластичнои пересадки (от одного человека к другому) при условии, что жизни донора не может быть нанесено непоправимый вред (пересаживают один из парных органов, например почку, или часть органа, например, печени, легкого ) трансплантация возможна только в том случае, когда мера улучшения здоровья реципиента превышает меру ущерба здоровью донора. Этот принцип требует также учета того, что жертва дарителя должна быть пропорциональной настоящей спасения больного пациента.

Защита личной идентичности реципиента и его потомков. Пересадка органа становится причиной глубокого потрясения всего организма ставит вопрос о личной идентичности пациента и правомерность пересадки даже в целях выживания, которое в подобном случае может быть сведено только к биологической формы. На сегодня наука работает над технической возможностью трансплантации мозга, что крайне обостряет проблему самоидентичности как телесной, так и духовной, так как мозг человека сохраняет "личностную память". Более того, пересадка мозга должна быть осуществлена до тех пор, как в нем начались необратимые процессы, то есть должно быть имеющийся живой мозг, а это уже убийство, потому что противоречит даже современном критерия человеческой смерти - смерти мозга.

Пересадка половых желез и органов, связанных с деторождением, считается многими исследователями угрозой биологической и психологической идентичности реципиента и его потомков и такова, что не имеет достаточной аргументации для ее проведения, поскольку целью трансплантации должно быть спасение жизни, а не лечение определенных недостатков пациента.

Информированное согласие предусматривает доведение к сведению информации о рисках как донора - о риске последствий, так и реципиента - о риске имплантации; поэтому не может быть деревянные органа только по мотивам жертвенности, солидарности без четко осознанных последствий этого действия.

Активная трансплантологической практика функционирует в мире почти полвека, из года в год совершенствуя технологические возможности ее осуществления. Но круг нравственных вопросов, порожденных этой практикой, остается таким же актуальным, как и во времена первых шагов. Стоит ли продолжать на время жизни одного человека за счет сознательной травматизации, существенному ухудшению здоровья и как следствие -уменьшения продолжительности жизни другого? В социокультурной практике народов мира имеется уважительное отношение к телу умершего, уважение к умершим является условием уважения к живым. Можно считать тело умершего человека res communitatis (общей вещью) и использовать его для социального блага живых?

Трансплантация, как и любая дилемма биоэтики, является крайне сложной и требует учета всех обстоятельств конкретного случая (достаточно часто в экстремально ограниченных временных условиях) для принятия взвешенного решения. Но очевидным остается тот факт, что обоснование путей решения биотических проблем не может быть осуществлено на основании технологической способности и медико-социальной целесообразности. Прагматизм в медицине ведет к потребительского отношения к человеку как таковому. Поэтому обоснование названных проблем может осуществляться исключительно в этико-философском измерении.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >