Этические ценности западноевропейской экономической культуры

Как известно, способ производства материальных благ связан с образом жизнедеятельности человека, его жизненными установками. Хозяйственная деятельность отражает жизненные ценности общества, а концепты труда и богатства является необходимым элементом картины мира, которая задает императивы поведения, формирует общественные идеалы и моральные образцы. Следовательно, труд и богатство не только категориями экономическими, но и нравственным вследствие их положительной или отрицательной оценки, различных ролей в жизни общества.

Сегодня богатство является мерилом жизненного и профессионального успеха. Капитал свидетельствует о том, что его владелец имеет определенные положительные качества - трудолюбие, предприимчивость, честность, бережливость, благодаря которым создается и увеличивается богатство. Наличие имущества означает и то, что человек состоялся как личность, изменила свою жизнь собственными усилиями. Отсутствие финансовых сложностей положительно влияет на нравственным вид человека: она не будет воровать или осуществлять антиобщественные поступки. Итак, богатство независимо от его источника и формы имеет высокий престиж. Но такая ценностная значимость была высокой не всегда.

В традиционных обществах богатство не связывалось с трудом и хозяйственной деятельностью - его получают в наследство, принимают как дар и завоевывают как военные трофеи. При этом, богатство само по себе не имеет ценности. Ценностного измерения богатство приобретает в межчеловеческих отношениях, в которых оно выполняет служебную функцию. Купец, который обладает материальными благами, вызывает не уважение, а зависть, ненависть презрение, страх и другие негативные эмоции. Почитается тот, кто щедро раздает блага, служит свидетельством искренности его натуры и добродетели, является средством достижения общественного могущества.

Следует отметить, что такое отношение к богатству в европейской хозяйственной культуре сложилось под влиянием ценностных установок античности, христианства и варварства. Главной целью военных кампаний варваров был захват силой богатства, не превращалось в средство накопления имущества, а демонстративно потреблялось, стоял свидетельством героической жизни, выполняя не экономический, а символическую функцию.

В связи с распространением товарно-денежных отношений актуализируется экономическая ценность богатства, а благодаря христианизации появляются и новые стереотипы к нему. Провозглашаются высшим идеалом бедность, смирение и нищету, а богатство как противоположность этим идеалам требует нравственного оправдания, специальных усилий владельцев для спасения души. Собственно негативной моральной оценки с точки зрения христианства приобретает не само богатство, а отношение человека к нему, осуждаются те, кто стремятся к накоплению исключительно материальных ценностей и пренебрегает христианскими принципами. В результате осуждаются за нравственным неполноценность и греховность профессиональные купцы, банкиры, ростовщики.

Особенно негативной оценки получают последние, поскольку им приписывалось посягательство на существующий порядок мироздания и время, от использования которого они получают выгоду. Маргинальное положение ростовщиков в социальной структуре, состоящей из слоев священников, рыцарей и земледельцев, приводит к тому, что эта профессия дается на откуп иноверцам, иудеям частности. В существовании же богатства и бедности церковь, тем не менее, находила определенная связь: богатые существуют для спасения бедных в этом мире, а бедные - для спасения богатых вне смертью.

Отношение к труду, так же как и к богатству, в истории европейской экономической культуры является противоречивым. В традиционном обществе экономическая значимость труда, в процессе которой производятся материальные блага, не связанная с их накоплением, а так и капитализацией производства. Работа направлена на создание добротного продукта для потребления. Принципиально важно личностное отношение цехового ремесленника к продукту, в котором виделась доля самого человека-производителя. Созданный продукт предусматривал моральную оценку, поскольку его создателем мог быть только добродетельный рабочий, честно работает и создает качественную продукцию. Ориентируясь на качество создаваемых благ, работающий индивид не стремится к максимизации прибыли и рациональной организации процесса труда. Орудия труда и технологии остаются неизменными на протяжении веков, главным является воссоздание устойчивых форм деятельности. Профессиональное мастерство, навыки ведения хозяйства вместе с орудиями труда и имуществом работник приобретает в процессе социализации, сохраняет их и затем передает своим детям в неизменном виде.

Но при этом морально-духовная ценность труда в традиционном обществе неоднозначна. Говоря о европейской культурной традиции, следует отметить, что за время античности труд не связана с самореализации и самореализацией личности, хотя и четко осознавалась ее необходимость. Нравственного осуждения приобретала разнообразная профессиональная деятельность, связанная с торговлей и ростовщичеством, а Ремесленная и земледельческий труд связана с нравственной ущербностью тех, кто ее осуществляет 43. Работа мыслилась как мука и боль, судьба несвободных и низменных, трудное занятие, приближающий человека к животному.

Нравственным идеал человека классической античности воплощался в лице гражданина, члена полиса, который занимался политической деятельностью - народным собранием, войнами, спортивными соревнованиями, религиозными культами, театром. Физическая работа была недостойной не только для знати античности, но и аристократии средневековья, индуса высшей касты или конфуцианского чиновника, которые были призваны заниматься государственными делами, искусством и философией. Свободное время предназначался досугу - "благородным празднощам" и "героическим лени", которые понимались не только как пустое безделье, но и участие в ученых беседах, обучения наукам.

Средневековья меняет отношение к труду, отрицая античные установки. Однако этическая оценка труда является дуальной. С одной стороны, негативная библейская оценка труда появилась восходящей точкой христианской этики. Работа считалась наказанием и искуплением за первородный грех: Бог обрек человеческой род приобретать хлеб в поте лица и выгнал праотца с Эдема обрабатывать землю, из которой он был взят (Бытие, 3:23). Безгрешен состояние человека не предусматривает труда, нормативно приписывается расстраиваться не о материальном благосостоянии, а о духовном спасении и вечной жизни. С другой - труд приобретает положительной оценки, приглашаются нормальным и необходимым занятием человека. Безделье грозит пороками и гибелью, а труд укрощает плоть и производит самодисциплину и странности.

Итак, положительной оценки приобретает не производительности труда и его полезность, а ее воспитательная функция. Со времен зрелого Средневековья труд выступает и орудием спасения и осуществлением благочестия, занимая тело и ум, отгоняя греховные искушения. Работа приобретает литургического смысла, отразившийся в выражении монахов "Laborare est orare" (лат.) - "Работать означает молиться", и представляет собой систематическую аскезу, которая служит накоплению добродетели и спасению души. Реабилитация хозяйственной активности привела и к признанию различных профессий, утверждение их достоинства.

Для цехового мастера труд был не только источником материальных благ, но и средством эстетического и морального удовлетворения от созданного продукта. Совершенствование мастерства приводило к созданию высокой традиции в ремесленничестве и раскрытию художественных возможностей мастера. Тем самым труд в средневековой хозяйственной культуре выступала в единстве производственного, этического и эстетического. Мастер, утверждая свое право на членство в цехе, утверждал одновременно свою личностную достоинство, общественный статус и социальную ответственность 44.

Исследователи становления европейской экономической культуры и хозяйственного этоса (М. Вебер, В. Зомбарт, М. Шелер, М. Осовская) сходятся в том, что именно христианство способствовало ценностной актуализации труда и встал основой хозяйственной культуры еще до начала индустриальной эпохи. Хрестоматийной работой, в которой исследованы вопросы связи между религиозно-этическими принципами и формами экономической деятельности является работа Макса Вебера "Протестантская этика и дух капитализма". Проведенный немецким социологом и экономистом систематический анализ общества Нового времени продемонстрировал становления современного капитализма путем внедрения в жизнь принципа рациональности, идеи "призвание" и способности вполне отдавать себя деятельности в пределах своей профессии.

М. Вебер тщательно проанализировал специфические для протестантизма мировоззренческие установки и картину мира, согласно которому человек является орудием Бога, ее повседневный труд является религиозным долгом и единственно возможным способом служения Богу. Успех и рентабельность в рациональной и систематической работы являются свидетельством спасения души верующего, а расширение дел и реинвестиции закладывают основы мирского служения Богу.

Итак, историческая уникальность протестантской этики, которая появилась духовной предпосылкой капиталистического предпринимательства, заключается в том, что она создала специфические ценностные ориентации на бесконечное инвестирования, развитие и постоянного наращивания капитала, этически легитимировала богатство и материальный доход.

Под влиянием Реформации утверждались новые качества человека - трудолюбие, скромность, честность, добропорядочность, инициатива, ответственность, умеренность, бережливость, забота о репутации и развитое чувство долга, которые составили необходимый элемент рационально действующей "экономической" человека. В системе ценностей, которая лежит на основе преобразующей деятельности, инноваций и творческой активности, рациональность приобретает приоритетный статус. При этом рациональность как некий тип мироотношения не ограничивается познавательной деятельностью, она предполагает и рационализацию реальной практической деятельности, рациональную действие по отношению к реальности, окружающей человека, с целью ее преобразования, господства и манипулирования.

Активные процессы профессионализации общества, начавшиеся в Западной Европе в XII в. привели к процессу ценностного переосмысления труда, оправдание специализированной деятельности, актуализации новых ценностей - успешности и эффективности труда, качества производимого продукта. Профессионализация породила и тенденцию к рационализации жизни, связанную с осложнением, дифференциацией и косвенные стью человеческих связей. Вхождение индивида в профессию означало и сегодня означает его жизненный выбор - самоидентификацию с профессиональной группой, приписывает образ жизни, мышления, веру. Реабилитация труда и забота об общественном благе, заключающийся в удовлетворении потребностей всех членов общества в производимой продукции ремесленниками, или привозится купцами приводит к морального оправдания многих профессий. Тем самым, общественное благо возникает основой полезности и законности профессии, которая в свою очередь является необходимым условием социализации человека 45.

Сегодня профессионализм бесспорна ценностью экономической культуры западного общества. При этом, профессионализм означает не только зведенисть его признаков в операциональных качеств, необходимых для квалифицированного специалиста. Профессионализм предполагает наряду с компетентностью и техническими умениями еще и нравственным содержание. Нравственным содержание профессионализма связан с единством жизненного призвания и профессионального самоопределения, верностью делу, профессиональной обязанностью, социальной ответственностью 6.

Важной детерминантой экономического поведения человека сегодня является ориентация на успех. В экономической культуре актуализируется ценность успеха, поскольку он является важной составляющей профессиональной самореализации, а мотивация достижения успеха является одним из приоритетных способов повышения эффективности экономической системы в аспекте технологической оснастки, оптимизированного управления, экономического роста. Профессиональный успех связывается с оценкой успешности жизни как целостного проекта. Усилия индивиду, направленные на практическую реализацию его способностей и талантов, могут расцениваться другими как успех только тогда, когда они реализуются лучше, чем у других. Таким образом, успех всегда предполагает сравнение, но признание успеха происходит только в глазах других 47.

В конкурентной предпринимательской среде мотивация на успех находит кульминационный выражение. Предприниматель, получивший максимальный доход, считает, что уже самим его фактом свидетельствует символическую успешность. При этом следует отметить, что ориентация на успех не является лишь проявлением экономического рационализма как стремление к максимизации прибыли, поскольку прибыли распределяются и инвестируются, способствуют расширению дела. Стремление к успешной предпринимательской деятельности - это стремление к инновациям, творчеству, риска, поиска еще неисследованных возможностей, первенства в определенной сфере. Без этической составляющей идея успеха может превратиться в чрезмерную идеализацию аморализма, опасное нарушение моральных запретов и "правил игры". Поэтому задачей "человека успеха" является деятельность согласно правилам честной игры.

Но во всяком случае современная "концепция успеха" связывается с осуществлением частных, индивидуальных интересов личности. Итак, ключевым принципом буржуазной морали и ценности западной экономической культуры предстает принцип индивидуализма. Главная задача индивидуализма видится в поиске таких институтов и мотивов, которые побуждали бы человека с собственным выбором, направляли бы его поведение в направлении максимизации собственного вклада в удовлетворение потребностей общества в целом.

Следует отметить, что такая индивидуалистическая ориентация хозяйственной жизни не всегда была инвариантной. Существенными признаками традиционных обществ неотъемлемая социальная и духовное единство индивида и группы и доминирование прямых межличностных отношений. Это означает, что индивид формируется и социализируется как член группы, осознает себя через совместную жизнь, пользуется поддержкой сообщества. Непосредственные межличностные отношения, в которые вступает индивид традиционного общества, основанные на взаимной поддержке, помощи, солидарности, личностной зависимости. Общая система нравственных ценностей и моральных норм призвана поддерживать единство общинного жизни, удовлетворяя потребности членов коллектива.

Социальные связи внутри коллектива, рабочей корпорации в частности, строятся не "вертикально", а "горизонтально". Коллектив требует от своих членов дисциплины, одинакового образа жизни, мыслей, но одновременно воспитывает их в духе взаимного уважения, сплоченности против внешних угроз. Нарушители же корпоративных регламентов и кодексов подлежат нравственному осуждению и изоляции от группы.

Итак, в модернистской хозяйственной культуре доступ к основным средствам производства зависел от сообщества - общины, клана, ремесленных цехов, купеческой гильдии или торговых союзов. Обучение, регламентация профессиональной деятельности, получения права на производство, поддержка в организации крупных коммерческих предприятий осуществлялось только в рамках первичной профессиональной группы. Уход от установленных стандартов производства в сторону рационализации и большей эффективности наказывался как факт нарушения регламента поведения.

Формирование эффективной рыночной экономики в XVI - XVIII вв. сопровождалось подрывом старых регламентов социально-экономических групп как то ремесленные корпорации, купеческие гильдии, которые теряли свое значение и замкнутость. В повседневной жизни индивидуум получил свободу выбора, которая выразилась свободой выбора экономической деятельности, торговли, предпринимательства. Свободно выбирая человек становится сущностным элементом нового типа общества. На фоне разрушения традиционного уклада, рост социальных свобод привилегированных групп происходило утверждение ценностной значимости личности.

Таким образом, в сфере экономических отношений индивидуализм связан с развитием нового социального положения - буржуазии, представители которой могут заслуживать признание за развитие своей индивидуальности. "Атомизация" бюргера, с одной стороны, мешала существованию традиционных форм коллективной жизни, но, с другой стороны, освободила прочную энергию, способствовала значительному повышению экономики. Высокий уровень социальной мобильности, упадок клановых прав и обязательств, ослабление общинной власти, появление локальных, взаимно соотнесенных авторитетов явились причиной того, что человек должен был самостоятельно взять на себя весь груз ответственности за свой выбор. Утверждение индивидуальности как ценности, интенсивная забота об индивидуальной отличие и уникальность, ощущение того, что человек принадлежит себе и является собой, отсутствие однозначного и всеобъемлющей нормы, которая дала бы универсальную рецептуру "искусства жизни" стали результатом новой социокультурной ситуации.

Итак, общепринятой культурной христианской традиции, согласно которой человек должен иметь свободу, чтобы быть нравственным, в Новое время добавляется новое требование: человек должен иметь свободу полностью использовать свои знания и мастерство, должна руководствоваться своим интересом к определенным благам для достижения общих целей общества (общественных благ).

Индивидуализм как принцип социальной организации предполагает естественное неравенство индивидов, но устанавливает формальное равенство перед законами, которые позволяют каждому индивиду занять свои место в социуме. При этом механизмом, который вписывает индивидуума в общество, побуждает его выполнять социально полезные действия и вступать в добровольное сотрудничество считается свободный рынок.

Однако для функционирования такого нового типа общества необходимо было и есть свободное признание некоторых универсальных принципов для предотвращения конфликтов интересов и индивидуальных желаний. Такие правила должны служить для индивидов идеальной установкой в процессе реализации собственных планов. Принимая решение в соответствии с таких общих принципов, индивид способен рассчитать в максимальной полноте последствия своей деятельности, тем самым очерчивая сферу своей ответственности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >