Этика юриста

7.1. Предмет этики юриста.

7.2. Мораль и право: общее и отличное.

7.3. Нравственные качества судьи.

7.4. Нравственные качества прокурора.

7.5. Нравственные качества адвоката.

7.6. Понятие фрустрации. Проблема профессиональных деформаций.

Предмет этики юриста

Основы фундаментальных исследований в области этики юриста были заложены во вступительной лекции "нравственной основы в уголовном процессе" курса уголовного судопроизводства, подготовленного для слушателей Императорского Александровского лицея известным российским юристом и общественным деятелем Анатолием Федоровичем Кони (1844-1927).

Чтение курса началось осенью 1901, а в следующем году, несмотря на новизну и важность положений вступительной лекции к курсу, она была опубликована в "Журнале министерства юстиции" с подзаголовком "Общие черты судебной этики". На фоне революционных событий 1905 года в России четко проявил себя демократизм идей статьи, что не могло не вызвать противодействия со стороны царской власти в лице тогдашнего министра внутренних дел и шефа жандармов В.К. Плеве. Последний сделал все, чтобы запретить преподавание курса. Несмотря на запрет и "неактуальности" курса в водовороте дальнейших революций А.Ф.Кони продолжал развивать и пропагандировать свои полные гуманизма идеи до конца своей жизни.

Уместно остановиться на кратком изложении этих идей, ставших по праву отправными в формировании предмета этики юриста.

Принимая во внимание определенные тенденции в развитии современного ему общества, А.Ф. Кони утверждал, что в новых условиях особое значение приобретает нравственная и общественно-правовая деятельность судьи во всех ее проявлениях.

Задача суда, рассматривающего уголовные дела заключается в исследовании преступного деяния и в справедливом применении к человеку, виновность которой доказано, карательного закона. Но суд - это не механизм далек от жизни, а живой и способен к восприятию организм, находящийся в непосредственном и различном отношении к проявлениям общественной жизни. На разных этапах уголовного процесса, исследуя преступное действие и связывая с ней личность преступника, оценивая его вину и применяя к ней меры уголовного наказания, следя, чтобы эта оценка была сделана по правилам, судья призван прилагать всех сил ума и совести, знаний и опыта, чтобы понять жизненную и юридическую суть дела. Итак А.Ф. Лошади указывает на двойной характер (природу) преступных деяний. А на практике это означает, что перед судьей стоит сложная задача узнать жизненную и юридическую существу ("правды") каждой судебного дела.

Предоставляя этой правде определенных форм, судья должен способствовать, в каждом отдельном случае, восстановлению нарушенного правопорядка. И какими бы совершенными ни были правила деятельности, они могут потерять свою силу и значение в неопытных, грубых или недобросовестных руках. А.Ф. Кони справедливо обращает внимание на то, что чем больше вариантов в своем практическом применении предполагают эти правила, чем больше касаются они личности и судьбы человека, тем более весомым интересам общественной жизни они служат и тем становится более значимым вопрос - в чьи руки отдается применения этих правил и при каких обстоятельствах. Недаром же народная житейская мудрость гласит: "Не суда бойся, а бойся судьи!"

Именно поэтому центром притяжения организации правосудия по уголовным делам, по мнению А.Ф. Кони, должен быть определен судья и условия его деятельности, обусловленные разумным законодательством, а также те типичные черты, которыми оно обеспечивает общественное правовое и нравственного чувства. Собственно, авторитетность звание судьи, границы свободы его самодеятельности, обязательные правила его действий и нравственные требования, предъявляемые к нему, составляют четкую картину состояния уголовного правосудия где и в любое время.

Таким образом, анализ судопроизводства с точки зрения деятельности судей должен включать как составляющие изучения:

o необходимых свойств этой деятельности, проявляют себя в судебном решении, которое содержит вывод о виновности, опирающийся на внутреннее убеждение судьи, толкования закона по данному случаю и определения меры наказания;

o необходимых условий этой деятельности;

o поведения судьи по отношению к лицам, с которыми судьи приходится общаться, выполняя свои профессиональные обязанности.

А.Ф. Лошади особенно подчеркнул значение той роли, которую должно выполнять в выработке судьей своего решения его внутреннее убеждение. Приводя ряд примеров из истории судопроизводства, он показал, что, имея задачу быть живым выразителем правосудия, судья не всегда, однако принимал одинаковую участие в исследовании истины. Ни была одинаковой и роль его внутреннего убеждения в различные исторические эпохи.

Бесспорно, судья - орган. Государство рассматривает его (простим А. Ф. Кони это его гегельянством - "государство рассматривает") как средство для точного и правильного выполнения своей задачи охраны закона. Напряжения душевных сил судьи для отыскания истины в деле является выполнение поручения государства. Государство, возлагая надежду на спокойную беспристрастность его часто тяжелого труда, передает судьи часть своей власти. Поэтому она ожидает от судьи обдуманного решения, а не попутной мысли, навеянной чувственным порывом или предвзятым взглядом. Бедой для правосудия А.Ф.Кони считал ситуацию, когда судебные решения зависят от личного произвола. Поэтому судья, рассматривая дело, никогда не имеет ни права, ни нравственным основам говорить: "Sic volo, sic jubeo!" ("Как хочу, так сужу!"). Он должен говорить, как это делал Лютер: "Ich Kann nicht anders!" ("Я не могу по-другому!"). Это крылатое выражение можно развернуть на всю полноту содержания относительно деятельности судьи. "Я не могу по-другому, потому что и логика вещей, и внутреннее чувство, и житейское правда, и смысл закона твердо и неуклонно подсказывают мне мое решение, и против всего остального будет говорить моя совесть как судьи и человека".

Приняв решение, судья может ошибиться. Однако снова и снова Кони отмечает тесной связи правовых и нравственных аспектов деятельности судьи. Если судья хочет быть действительно судьей, а не олицетворенным произволом, что склоняется в ту или иную сторону, он должен обосновывать свое решение тем, что в настоящее время ему кажется логично неотвратимым и нравственно обязательным.

А.Ф. Лошади предостерегает от недостатка, достаточно часто встречается среди работников судей и назван "ленью ума". Эти леность ума мешают установить истину в хитросплетении видимого и поверхностных противоречиях дела. Такой недостаток особенно нежелателен в силу того, что в процессе судопроизводства достоверность возникает с правдоподобия и является результатом последовательного устранения возникающих сомнений. А благ и умный обычай, набравший почти силу закона, велит любое сомнение толковать в пользу подсудимого.

Талантливый теоретик и практик А.Ф. Лошади указывал и на опасности на пути к принятию правильного решения, подстерегающих судью, так сказать, извне. Приказ, поступающей от "власть имущих", и возможность отстранить судью от рассмотрения конкретного дела или даже освободить его, наконец, упорные, влиятельные просьбы, предостережения могут стать причиной тревоги за свое состояние вообще, опасения последствий своего будущего решения и страх с поводу решения, уже объявлено. Перед судьей нужно ставить высокие требования не только по его знаний и навыков, но и по его характера. Но требовать от него героизма невозможно. Отсюда необходимость уберечь судью от условий, создающих основания для развития в нем малодушия и вынужденного ухаживаний. Отсюда необходимое условие несменяемости судьи, предоставляет честной, точно исполняющей свои обязанности человеку безупречного поведения, возможность спокойно выполнять свою деятельность судьи. То состояние, при котором судья может совсем не беспокоиться за свой завтрашний день, а думать о завтрашнем дне подсудимого или обвиняемого, состояние, характеризующееся известному выражению "Le cour rend des arrкts et pas des services" ("Суд принимает решение, a не предоставляет услуги ") - одна из лучших основ справедливости судебных решений.

А.Ф. Лошади выделял и другой вид давления на судью, от которого его должна ограждать не только несменяемость, но и другие, нравственные условия выполнения долга. Это давление окружающей среды, который приобретает самых разнообразных форм и создает вокруг судьи в его общественной жизни ту атмосферу, стремится повлиять на результаты его работы по конкретному делу. Под видом «общественного мнения» судьи указывают лишь на голос "общественной страсти". В судопроизводстве же руководствоваться голосом "общественной страсти" всегда опасно и часто неприлично. Судья подчеркивает А.Ф.Кони, должен стоять выше этого при выполнении своего высокого задачи, опирается не в временные и преходящие впечатления, а вечные и неизменные принципы правосудия.

Как отрасль важную и перспективную для исследования А.Ф. Лошади выделил поведение судьи в процессе выполнения своего служебного долга. Ведь отстаивание независимости своих решений и желание реализовать в них весь доступный ему содержание понятия "справедливость" не исчерпывает полноты той задачи, которую судья решает во время судебных заседаний.

В советский период проблемы профессиональной этики, в частности этики юриста, длительное время не исследовались. Причинами этого были и то, что находились последовательные противники таких исследований в высших эшелонах власти (например, известный А.Я. Вышинский, прокурор СССР в 1933-1939 pp., Академик AH СССР), и то, что "сильным" аргументом ненужности таких исследований был такой - "этика в советском обществе единственная".

Однако практика идеологической работы остро поставила вопрос нравственного воспитания граждан страны. Ответом на это стало включение в перечень учебных дисциплин высших учебных заведений этики и начало преподавания соответствующего нормативного курса в 1960-х годах. В 1970-е - 1980-е годы среди ученых начались оживленные дискуссии о необходимости дальнейшего развития проблем профессиональной юридической этики, появились и первые монографические и коллективные работы, в которых освещались различные стороны предмета этики юриста 116.

В то же время в Украине одним из первых исследователей проблем этики юриста был профессор Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко Е.Г. Федоренко. В 1980 г.. В Киеве выдано в руководстве "Профессиональная этика", в котором специальный раздел посвящен этике юриста.

Одним из самых удачных учебников на постсоветском пространстве стала работа А.С. Кобликова (1924-2001) "Юридическая этика", первое издание которой вышло в 1999г. В предисловии к этому изданию учебника автор писал, что изучение нравственных аспектов и проблем профессии необходимо каждому юристу, особенно в современных условиях, когда поставлена задача гуманизации общественного и государственной жизни, когда человек провозглашена Конституцией высшей ценностью и на первый план выдвигаются гарантии прав и свобод.

Учебник получил высокую оценку среди специалистов и через несколько лет был переиздан (2003 г.). Структура учебника содержала раздел, где дана общая характеристика морали как одному из важнейших способов нормативного поведения человека, особой форме общественного сознания и вида общественных отношений.

Во втором разделе было раскрыто содержание категорий этики (добро, зло, справедливость, долг, совесть, ответственность, достоинство, честь). В третьем разделе рассмотрены общие моральные и особенность их влияния на профессиональную деятельность юриста. Учитывая результаты предыдущих дискуссий по определению предмета этики юриста, А.С. Кобликов дал определение понятия профессиональной этики, выделил ее виды. Особое внимание было уделено изложения вопросов, касалось истории и современности судебной этики.

В четвертом раздела, углубляя представление о взаимосвязи, автор анализирует нравственные основы. Последовательно и всесторонне освещены нравственным содержание конституционных норм, регламентирующих правосудия и правоохранительной деятельности, определено место и роль моральных принципов в сфере материального права, охарактеризованы правовые и моральные отношения в уголовном процессе как целостную систему.

Пятый раздел имеет важный идейный стержень - тезис, согласно которому нравственные целью доказательственной деятельности всегда остается установление истины по уголовному делу, рассматриваемому. А.С. Кобликов отметил, что категория истины в системе действующего законодательства остается весьма актуальной. Несоблюдение этого требования влечет то, что доказательная деятельность теряет свою цель и становится беспредметным, а это, в свою очередь, создает ситуацию аморальное по содержанию как относительно прав ника, так и к другим участникам уголовного судопроизводства.

В седьмой главе учебника характеризуются нравственные начала осуществления правосудия. Продолжая традицию, заложенную А.Ф. Лошади, А.С. Кобликов рассматривает деятельность суда загнутую сквозь призму этико-нравственных ценностей. Это дает возможность определять содержание высоких моральных требований, которые должны принимать во внимание в своей деятельности и судебная ветвь власти, и конкретный судья, уполномоченный осуществлять рассмотрение уголовного дела.

В восьмой главе учебника с опорой на нравственные принципы изложены моральные стандарты, которых должны придерживаться стороны судебного процесса по уголовным делам. Несмотря на то, что выступления сторон обвинения защиты является важным средством обеспечения состязательности в судебном процессе, установление судебной истины, внимание к дальнейшему развитию содержания моральных стандартов выступлений прокурора и защитника оправдана.

Проблематику, освещенную в учебнике О.С.Кобликова, дополняют содержания 9 и 10 разделов. Это, соответственно, проблема культуры процессуальной деятельности и проблема моральных качеств юриста. Особенно рельефно в этих разделах выражена мысль о необходимости соблюдать в будущей профессиональной деятельности системы этических принципов, иметь определенные моральные качества и не останавливаться на пути их совершенствования, реализовать на практике, комплекс этико-нравственных ценностей, что будет способствовать утверждению социальной справедливости.

Рассматривая особенности профессиональной деятельности юриста, А.С. Кобликов в первую очередь указал на гласность ее проведения и результатов, контроль со стороны общественности, общественного мнения, оценку с их стороны справедливости, нравственности или безнравственности деятельности профессиональных участников судопроизводства 111.

Правилом является публичное разбирательство уголовных дел всеми судами, а закрытое рассмотрение - выключенным. Однако оглашение приговора во всех случаях является публичным. Судьи выполняют свои обязанности по осуществлению правосудия при открытых судебных заседаний, публично, в присутствии граждан. Общественное мнение оценивает соблюдение судьями моральных норм или их нарушения со стороны судей, справедливость или несправедливость судебных решений именно опираясь на впечатления присутствующих.

В присутствии публики, в открытом судебном процессе, рассматривающий уголовное дело, прокурор поддерживает государственное обвинение. Его профессиональная деятельность, поведение тоже становятся предметом моральной оценки.

Важным условием проведения следственных действий является неразглашение материалов предварительного расследования. Но вся доказательная база по конкретному уголовному делу становится известной в процессе судебного разбирательства. Более того, подсудимый, его защитник, потерпевший, свидетели и другие лица, привлеченные к судебному процессу, имеют право дать свою оценку предварительно организованным следственным действиям, высказать мнение о соответствии этих действий правовым и моральным нормам.

Второй важной особенностью профессиональной деятельности юриста А.С. Кобликов назвал ее проведения в сфере социальных и межличностных конфликтов. Деятельность суда - правосудие - бесспорно имеет целью восстановление нарушенных преступной действием прав. Но судебная власть призвана устанавливать справедливость (законность) и при возникновении конфликтной ситуации в любой сфере жизни, регламентируется правом. А такую ситуацию может породить и спор по поводу раздела имущества, и отсутствие согласия между родителями, что разводятся, о судьбе детей, и споры в обществе, вызванные использованием той или иной исторической символики.

Лиц, которым государство поручает в соответствии с законом решать социальные и межличностные конфликты, положено высокую моральную ответственность за их действия и решения, они принимают. Поэтому моральные проблемы "... всегда сопровождают людей юридической профессии". Вообще, указанные особенности профессии юриста обусловливают, по мнению А.С. Кобликова, необходимость существования юридической этики.

Специалисты в области проблем этики работников юридической профессии употребляют достаточно широкий перечень терминов для названия этого направления научных исследований. Встречаются следующие: этика юриста, профессиональная этика юриста, юридическая этика, правовая этика, судебная этика, адвокатская этика. Несмотря на разногласия в деталях все согласны с тем, что этика юриста, с одной стороны, выступает как совокупность нравственных требований, которые распространяются на работников юридической профессии, а с другой стороны - как наука, изучающая специфику этих требований, их применение на практике в виде профессиональных моральных кодексов. Последнее обстоятельство предоставляет права на существование таким подотраслям этики юриста, как этика судьи, этика прокурора, этика следователя, этика адвоката и др.

А.С. Кобликов определил юридическую этику как "вид профессиональной этики, совокупность правил поведения работников юридической профессии, обеспечивающих нравственный характер их трудовой деятельности и внеслужебной поведения, а также как научная дисциплина, предметом которой является специфика реализации требований морали в этой области" 118.

Как своеобразный моральный кодекс юридическая этика призвана регламентировать деятельность юристов разных специальностей - судьи, прокурора, следователя, адвоката, нотариуса, юрисконсульта, арбитра; сотрудников органов внутренних дел, СБУ, в число обязанностей которых входит применение положений действующего законодательства; работников органов министерства юстиции, судебных исполнителей, ученых - юристов, преподавателей правовых дисциплин и др.

Как научная дисциплина юридическая этика имеет предметом выявления морали в правосудии и правоохранительной деятельности.

В соответствии с такими соображений предмета юридической этики А.С. Кобликов дает и определение судебной этики. По его мнению, судебная этика - совокупность правил поведения судей и других профессиональных участников уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства, обеспечивающих нравственный характер профессиональной деятельности и внеслужебной поведения, а также научная дисциплина, предметом которой является специфика выявления требований морали в этой области 119.

В последнее десятилетие систематическим изложением судебной этики как самостоятельной юридической дисциплины стала работа А.Ф. Закомлистова "Судебная этика". Автор в качестве методологии исследования использовал принципы современной концепции правосудия, основы процессуального права, этической теории и правовой аксиологии как составляющей философии права.

В первом разделе освещены социальные параметры судебной этики (основы и принципы судебной этики, соотношение юридического и этического, этический смысл права на судебную защиту).

Материал второго раздела под названием "Моральное определение и артикуляция публичного правосудия", знакомит с моральным состоянием правосудия в обществе и с моральными протоколами судебной власти и судебного разбирательства.

Принимая во внимание многомерность понятия "власть", А.Ф. Закомлистов указывает и на дифференцированный вид осуществления судебной власти. Дифференцированного вида приобретает и судебная этика как междисциплинарная отрасль теоретико-прикладного юридического знания, синтезирует все составляющие теории и практики социального знания (политического, экономического, юридического, психологического и нравственного).

Следствием этого является наличие в структуре судебной этики аспектов и сочетание указанных составляющих знания:

этика публичного правосудия (универсально-нравственный аспект);

этика судебной власти в системе ветвей власти (политический аспект);

этика судьи (деонтологический или профессиональный аспект);

этика судебного рассмотрения дел (публичный этико-юридический аспект);

этика прав и свобод участников судебного разбирательства (отдельный этико-юридический аспект);

этика справедливого правосудия (социально-нравственный аспект).

Все эти аспекты и составляющие этического порядка публичного правосудия определяют предмет судебной этики как юридического знания нравственных основ правосудия.

Третий раздел работы А.Ф. Закомлистова посвященный проблеме справедливого судебного разбирательства, которая раскрыта в вопросах обеспечения процессуальной справедливости, требования разумного срока рассмотрения судебного дела, соотношение истины и справедливости в процессе судебного разбирательства.

Требование судебного рассмотрения дела в разумный срок времени имеет целью высокое качество правосудия, ее соблюдение является условием обеспечения справедливого рассмотрения дела (п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950). Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 (подпункт п. 3 ст. 14) указывает на то, что каждый имеет право при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения как минимум на гарантию быть судим на основе полной равенства без неоправданной задержки.

А.Ф. Закомлистов указывает на то, что время в правосудии есть время публичного решения социального конфликта, который имеет связь с определением прав и обязанностей сторон по гражданскому делу или с обвинением лица по уголовному делу. Особенностью критического времени в правосудии, как и особенностью критической массы в физике, является то, что на первую несправедливость, связанную с фактом обращения за судебной защитой, накладывается второй несправедливость, обусловленная бездействием силы и права, призванных (!) Эту первую несправедливость устранить 120.

Волокиту с рассмотрением дела можно назвать "сумерки справедливости", то есть тем случаем, когда справедливость, "рассвет", не наступает. Автор удачно приводит выражение Гегеля, который квалифицирует ситуацию в случае затягивания судом рассмотрения дела как наложение "серого на серый", то есть как такую, когда становление справедливости подменяет собой ее утверждения и бытия, и когда справедливость остается неясным в сущем. Таким образом, вместо утверждения справедливости должны ее ожидания как неопределенную пустоту того, что не сбылось, которое губит себя в критическом настроении ожидания наступления справедливости.

Разрушительную силу ожидания хорошо продемонстрировал в своих размышлениях М. Бланшо: "Каким бы важным ни был предмет ожиданий, движение ожидания его всегда бесконечно преобладает. Ожидания превращает все одинаково важно в равной мере тщетно ... Ожидания не утешает. Тех, кто ждет, ничем и зря утешать, нагноение ожидания, скука. Застойное ожидания пропитано к себе снисходительностью и, в конечном счете, - ненавистью "121.

А.Ф. Закомлистов также рассматривает проблемы этики дискурса в обществе судей, справедливого судьи, информационного доступа к правосудию и этического смысла конституционного правосудия, освещает проблему юридической аксиологии. Категории, добро, разум, справедливость анализируются через содержание категории общественного блага. Автор определяет благо как выход из состояния нужд. Это избыток человеческого усилия и важно, чтобы этот избыток стал условием вступления богатства и благоустройства, то есть чтобы этот остаток стал в дальнейшем суммой, ценностью, воплощением введенного достоинства и важности человека самой по себе. Мир человека не может существовать без ритмического воспроизведения справедливости, поскольку этот мир не райским существованием. Справедливое же реализуется в свободном пользовании правом. В контексте указанного важен такой вывод: "движение к благу должен иметь персоналистический характер в условиях свободы и права каждого, а публичная власть обеспечивает благотворения устраняя из социума разрушительные процессы, которые уничтожают благо как принцип".

Пожалуй, симптоматично то, что может одновременно с трудами А.С. Кобликова, А.Ф. Закомлистова в Украине появилось несколько учебников под названием "Юридическая деонтология". Автор одного из них С.С. Сливка в слове от автора значение этой науки определяет так: "это естественный правовой компас, энциклопедия для юриста, это путь к высокого профессионального мастерства и гарантия защиты его свободной воли в естественно-правовом пространстве. Если юрист не обладает юридической деонтологией, он навсегда останется узким специалистом, обреченным даже иногда на провалы в работе "12.

В 1980-е годы В. Горшенев и И. Бенедык определили юридическую деонтологию как отрасль юридической науки, которая имела целью обобщения системы знаний об основах общения и искусство принятия правильного решения в юридической практике. Юридическая деонтология возникла как наука о поиске условий необходимого, истинного результата в общении юриста с коллегами и теми, кому он предоставляет профессиональные услуги и кого должен обслуживать правовыми средствами в процессе реализации своего правового статуса 124.

Современный исследователь А.Ф. Скакун исходит из того, что юридическая деонтология - это отрасль юридической науки и учебная дисциплина, которая имеет предметом систему знаний о юридической практической деятельности и кодекс профессионального поведения юриста. Этот кодекс возник как свод правил разрешительного, обязывающего и рекомендательного характера, которыми профессиональный юрист должен овладеть и руководствоваться ими в отношениях, возникающих при исполнении служебных (должностных) полномочий.

В узком смысле А.Ф. Скакун рассматривает определение юридической деонтологии как науку о применении практической деятельности юристов, поэтому на первый план здесь выступают нормы, имеющие рекомендательный характер. В широком смысле юридическая деонтология - это наука, которая, кроме моральных, анализирует требования (нормативы) психологического, политического, правового, экономического, экологического, нравственного, эстетического и информационного характера, стоящих перед юристами-практиками. Поэтому с нормами рекомендательного характера здесь добавляются нормы, обязывающие, запрещающие и позволяют 125.

С.Д. Гусарев и А.Д. Тихомиров определяют предметом юридической деонтологии систему, формы, методы и средства подготовки высококвалифицированных юристов-профессионалов. Поэтому эта наука имеет целью раскрывать содержание и взаимосвязь таких социальных явлений, как юридическая теория и юридическая практика, определяет свои функции, опираясь на нормы и принципы общественной морали, формирует систему требований профессионального и личного порядка, освещает этическую составляющую деятельности юриста, принимая во внимание специализацию юридической профессии 126.

Анализ приведенных определений юридической деонтологии позволяет выделить ее проблемное поле (предмет), которое включает:

- Знание о кодексе профессионального поведения, профессиональный этикет, применение норм морали, нравственные требования (нормативы), сотрудничество с коллегами, взаимоотношения с гражданами, мудрость и искусство общения;

- Сведения (система знаний) о правоведение;

- Сведения о юридической практике, основные юридические специальности;

- Знание об отношении к профессиональной деятельности, искусство принимать правильные (справедливые) решения 127.

С.С. Сливка отмечает, что проблемы первой группы следует относить к курсу юридической этики юриста; второй - к теории права; третьего - до курса, знакомит с системой судебных и правоохранительных органов. Автор сужает предмет юридической деонтологии к проблемам четвертой группы, считая нужным дополнить приведенный перечень проблем следующие:

o познания сущности внутреннего императива служебного долга в правовых ситуациях;

o поиск и установление правовой истины самым юристом (а не другими лицами, учреждениями)

o использования в служебной деятельности, наряду с позитивным правом, нормы естественного права для объективной оценки правовой ситуации.

Итак, юридическая деонтология - это философско-правовая наука о познании юристом сущности внутреннего императива служебного долга, который создает предпосылки для формирования личностных норм его профессионального поведения и мотивы их выбора с целью формирования внутреннего убеждения, установление объективной истины и принятия справедливого правового решение 128.

Древнегреческий философ Аристотель создал новый существительное ethica (этика), чтобы обозначить особую область философского знания, предметом изучения которой стали особые человеческие качества - добродетели. Эти качества сейчас мы называем нравственными.

В современном понимании этика - философская наука, изучающая мораль как один из социальных регуляторов жизни общества, весомый фактор жизнедеятельности человека. Этика - теория морали. В дальнейшем будем использовать для обозначения теоретического знания о специфике выявления моральных ценностей в процессе правовой регуляции общественной жизни понятие "этика юриста". В определенном смысле стоит принять к сведению мнение Д.П. Котова, который любую профессиональную этику рассматривает как раздел этической науки 129.

Каждая из этих профессиональных этик обязательно должен как составляющую своего предмета моральный кодекс специалистов соответствующей профессии, то есть совокупность традиций, предписаний, правил, норм поведения, обусловленные особенностями выполнения профессиональных обязанностей и обеспечивают формирование неформальных (нравственным) взаимоотношений, профессиональной солидарности, ответственности за свою репутацию и репутацию своего коллектива или учреждения.

Как название этой составляющей предмета этической теории уместно употреблять другое понятие - "профессиональная мораль". Вспоминая лекции по формальной логики, отметим, что содержание понятия "профессиональная этика" шире содержание понятия "профессиональная мораль". Профессиональная этика имеет составляющими своего предмета и историю своего становления, и этическую аксиологии соответствующей профессиональной деятельности, и деонтологию, выявляет специфику профессионального долга, изучает проблему надлежащего в измерениях профессии, наконец, исследует влияние специализации деятельности юриста на профессиональную мораль.

Как этико-правовая дисциплина этика юриста дает возможность студентам вузов и факультетов юридического профиля глубже осознать сущность выбранной профессии, усвоить нравственные основы деятельности юриста. Несмотря на существующие "модуса" этики юриста (юридическая деонтология, судебная этика), обусловленные акцентированием внимания на той или иной составляющей ее предмета, стержнем, объединяющим ее в одну систему знаний является признание человека как объекта профессии юриста. Проблемы справедливости, законности, порядка, судебной истины не являются проблемами абстрактными. их решения обязательно влияет на судьбу конкретного человека, так или иначе меняет его внутренний мир, усиливает или разрывает ее связь с социумом, заставляет переосмысливать свою жизнь, переоценивать свою роль и свое "место под солнцем", а следовательно, приближает или отдаляет таким образом общество на пути к выстраданных за долгие тысячелетия истории идеалов общежития.

Опираясь на выше сказанное, коротко определим этику юриста как теоретическое знание о специфике выявления моральных ценностей в процессе правовой регуляции общественной жизни.

Предмет этики юриста выступает как проблемное поле, включая:

- Историю становления и взаимосвязей морали и права как социальных регуляторов;

- Формирование идейных основ науки (этико-правовые учения), понятийно-категориального аппарата;

- Этическую аксиологии профессиональной деятельности юриста;

- Юридическую деонтологию;

- Судебную этику;

- Профессиональную мораль (нравственные качества профессионала-юриста).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >