Социально-исторические концепции происхождения морали

Социально-историческая природа морали признавались представителями различных философских направлений и школ. К их числу можно отнести древнегреческого философа Аристотеля (384-322 до н. Э.), Английского философа Т. Гоббса (1588-1679), французского философа Ж. Руссо (1712-1778), социолога Э. Дюркгейма (1858-1917), немецкого философа, социолога и политика М. Вебера (1864-1920) и др. Наиболее последовательно и аргументировано развивали идеи этой концепции философы-марксисты.

Концепции социально-исторической природы морали исходят из того, что возникновение морали по времени совпадает с формированием родоплеменных отношений. Используя сроки А. Дж. Тойнби, мораль стала ответом на вызов времени, социальную потребность в согласовании, регулировании и координации трудовой деятельности, а далее - производства, воспроизводства общественной жизни в новых условиях, когда традиционные (до-нравственные) средства регуляции стали неэффективными.

Главной функцией морали стало обеспечение выживания человеческого рода за счет не биологическое механизмов, а социальных - упорядоченности жизни первобытного коллектива (рода), согласование интересов рода и отдельного индивида, что уже не совпадали, "снятие" противоречий, порожденных процессами социальной дифференциации, преобразования "чужака "человека" другой крови ", расы, пола у близкого себе, родственного, равноправного партнера.

В советской этической литературе были наиболее распространенными две точки зрения на происхождение морали. Одни авторы предполагали, что мораль возникла вместе с первыми коллективными трудовыми действиями и обеспечивала их регулирования (А.Ф. Шишкин, Е. Федоренко, С.С. Уткин, В. И. Иванов, Ю. И. Семенов и др. ). AA Гусейнов, Ю.М.. Давыдов, А.И. Титаренко и др. настаивали на том, что мораль возникает не с началом выхода из животного состояния, а только на более позднем этапе истории становления человека и общества, когда сказались первые общественные различия внутри племени, требовали моральной регуляции.

Марксистская этика по объяснению происхождения морали имела базовом идею, согласно которой коллективный труд создал человека и стала источником всего человеческого (общественного) в человеке. В начале примитивность первых орудий труда компенсировалась особой производственной силой - силой первоначального коллектива. Полная слитность человека с коллективом была неотвратимой особенностью этих времен. "Человек олицетворяется как индивид лишь в результате исторического процесса. Сначала она выступает как родовое существо, племенная существо, стадное животное ..." 13 *.

Работа означало появление новой формы накопления и передачи опыта, отличного от биологического приспособления к условиям среды и естественного отбора. Эта форма должна мощный источник саморазвития - совершенствование орудий труда (а не только органов тела). Процесс труда стимулировал и утверждения простейших общественных отношений как обычаев, традиций.

Согласованность в трудовой деятельности первобытных людей, вероятно, не сразу достигалась способом морального регулирования. Как отмечали А.И. Титаренко и Ю.В. Согомонов, сначала согласованность действия достигалась выполнением природно-производственных требований. Эти естественно необходимые требования не нуждались в особом, дополнительном моральном обеспечении, пока люди не стали способны производить больше, чем того было необходимо для их физического существования. Первобытному человеку не приходилось выбирать род деятельности, у нее не было выбора между работой в полную силу или ленью. У нашего далекого предка не было индивидуальной свободы выбора, а его действия, естественно, исходя из потребностей отвечать интересам коллектива. Только со временем, с развитием и усложнением социальных отношений - поло-возрастным разделением труда, выделением родов внутри племени и т.д. - появляется необходимость в осознанной нравственной регламентации поведения, в моральном подкреплении определенных социальных отношений, регулировании общественных противоречий, возникавших и начинали влиять на развитие первобытного общества 135. Таким образом, в марксистской этике труд предопределяла развитие всей системы социальных отношений, а посредством этого - возникновение такого социального регулятора, как мораль.

Трудовая деятельность положила начало формирования представлений о "полезное" и "вредное", конечно, с точки зрения человека, удовлетворяет свои жизненные потребности. В свою очередь, эти представления стали основой для наполнения содержанием понятий морального сознания - "добро" и "зло" и соответствующих категорий этики. Еще П. Лафарг, французский ученый и политический деятель, убедительно показал, что понятие "добро генетически происходит от слова« благо », что означало материальные предметы (в фр. Языке - biens). Собственно на это указывает и украинский язык, украинская сказка ( вспомним традиционную формулу happy and в сказке: «И стали они жить и добра наживать»).

Бесспорно, убедительными в марксистской концепции происхождения морали выводы о возникновении морали, определение ее исторического характера, анализ социальных предпосылок возникновения морали, ее функционирование в системе общественных отношений и форм общественного сознания. К тому же эти выводы опираются на значительный объем эмпирического материала, который обогащается и современными открытиями в области археологии, этнографии, культурологии, религиоведения, традиционного искусства.

Этот краткий экскурс в историю постижения проблемы происхождения морали и ее роли в жизни общества поможет нам лучше понять взаимосвязь морали и права. Мораль и право возникли в ответ на определенные социальные потребности и продолжают служить регуляторами отношений в обществе, согласовывая интересы отдельной личности с интересами сообществ и общества в целом.

Развитие хозяйства и торговли, утверждение новых социально-экономических основ, которые осуществляли разрушительное воздействие на традиционные средства скрепления родоплеменных коллективов, формирования собственно сословий и классов, появление государства, что делает все эти процессы системными и стимулирует их дальнейшее ускорение и углубление, - все это требовало уже качественно различных способов регуляции человеческой жизни. Религиозно-магические способы регуляции, бесспорно, еще долго оставались влиятельными, но определяющими для дальнейшего развития социума стали рационально-светские регуляторы человеческого поведения. С появлением государства возникает и утверждается право как система социальных норм и отношений, соблюдение которых как раз и обеспечивает сила и авторитет государства.

Итак, первой чертой общего для морали и права является то, что они являются средствами активного воздействия на поведение людей и связанные с формированием сложной системы надстройки над экономическим базисом общества.

Как известно из истории, первые системы так называемого писаного права образовались путем отбора, приспособления к новым реалиям и санкционирования традиционных, спонтанно сложившихся обычаев (так называемое обычное право), укоренившихся в повседневную практику религиозных норм и тому подобное.

Таким образом, второй чертой общего для морали и права является то, что они имеют один источник происхождения - обычаев, систему запретов (табу).

В морали выражены представления людей о добре и зле, справедливости, чести и достоинстве, дружбе, любви, милосердия. Правовая система государственно-организованного общества закрепляет требования морали, жизненно важные для всего общества, своими средствами влияет на формирование убеждений, утверждая в самосознании человека общечеловеческие ценности. Для того чтобы быть справедливым и гуманным, право, бесспорно, должно иметь опору на мораль.

Поэтому третьей чертой, общей для морали и права является то, что оба социальные регуляторы призваны утверждать общечеловеческие ценности в обществе.

С определенной долей упрощения можно утверждать, что мораль и право состоят из общих правил поведения, которые отражают исторический опыт "красного" для функционирования общества, государства. Эти правила поведения выражают волю, направленную на установление и поддержание на необходимом уровне дисциплины и порядка в обществе.

Итак, четвертой чертой, общей для морали и права, является то, что их действие направлено на обеспечение благоприятных условий (дисциплины и порядка) для продуктивной активности социума.

Пятой чертой, общей для морали и права, является то, что они имеют нормативный характер, а для того, чтобы удержать человека от нарушения норм, избежать негативных последствий таких действий, в моральной и правовой регуляции поведения используются различные санкции.

Наконец, укажем и на то, что тесная связь морали и права подтверждает и этимология тех терминов, которыми оперируют специалисты в области этики, правоведения и судопроизводства. Ведь преступление - это совершенное зло, антипод добра, а преступник - тот, кто совершает зло, тот, кто противостоит платил; злоупотребления - умышленное использование зла как средства для достижения своей цели; правый суд - суд, утверждает справедливость.

Наряду с общими чертами существуют и существенные различия в осуществлении регуляции поведения человека и общественных отношений моралью и правом. Рассмотрим их с того, что обратим внимание на существование в цивилизованном обществе двух принципиально разных форм нормативной регуляции, дополняющие друг друга. - Регуляции институциональной и вне-институциональной.

Если употреблять термин "институт" (лат. Institutum - устройство, учреждение) в значении "учреждение", имеющая определенную предметную форму и целенаправленно создана для объединения индивидов и регуляции их действий в рамках четко очерченных функций, отмечает украинский исследователь В.А. Малахов, мораль институтом не является, / нравственную регуляцию невозможно считать регуляцией институциональной 1 бы. Именно этим, в первую очередь, моральная регуляция и отличается от правовой регуляции, осуществляемой властью и опирается на авторитет такого мощного и влиятельного социального института, как государство.

Как мы уже отметили выше, общим для морали и права является то, что их нормы поражают волю, направленную на установление и поддержание дисциплины и порядка в обществе. Для этого используется как средство различные формы принуждения. В обществе убеждение - основное средство воздействия на людей. Но жизнь общества связано с необходимостью решать задачи, отличные и даже противоречащие интересам отдельного человека. Поэтому когда недейственным является убеждение, государство и общество применяют принуждение.

Остановимся на различиях применения морального и правового принуждения. Принудительность правовых норм следует, как мы уже указали на то, с применением силы и авторитета государства. Волю государства реализуют армия, судебные органы, милиция, система исправительных учреждений. Нравственная форма принуждения обеспечивается нравственным сознанием человека (совести, стыд) и общества (общественное мнение, осуждение со стороны коллектива). Именно в этом сила и одновременно слабость морали как социального регулятора. Ведь совесть 137 не всегда оказывается на высоте своего призвания - контролировать и критически осмысливать моральные установки человека.

Кстати, не забывайте, что бессовестных людей нет, если, конечно, не принимать во внимание людей с патологическим развитием психики. Совесть у людей всегда есть, только она разная. Поэтому и позволяют себе люди поступки, выбирают линию поведения различной нравственной ценности. То же касается и общественного мнения как нравственного средства контроля поведения. Она может действовать, или ничего не делать, ею можно манипулировать.

Следствием институционального характера правовой регуляции и внеинституционных характера моральной регуляции есть и отличие морали и права, которая заключается в том, что право предусматривает кодификацию действующих законов и норм. Действующее законодательство выступает как конечное число четко определенных законов, норм. Это обеспечивает достаточно легкую процедуру проверки их фактического выполнения, адекватного толкования. Что касается моральных норм, то попытка создать их исчерпывающий кодекс обречена на провал, ведь течение жизни, неповторимость моральных коллизий требуют открытости моральных норм. Само словосочетание "моральный кодекс" 138 содержит живое противоречие - моральная практика всегда богаче, разнообразнее от даже самого совершенного описания механизма ее регуляции.

Не совпадают полностью и цели права и морали как социальных регуляторов. Право имеет все же более определенную цель - установить общеобязательный для государства (и общества) порядок. Мораль же на первый план выдвигает воспитания. Иными словами, мораль имеет целью формирование своими средствами гражданина, как минимум поддерживает установленный порядок, а как максимум квалифицирует его как справедливый, а действующее законодательство - как воплощение справедливости. Все разговоры о повышении уровня правосознания в стране предоставлены смысла без учета этой нравственной составляющей правового воспитания.

Ведя разговор о разногласиях между моралью и правом, следует указать и на то, что различаются источники их происхождения. Право является выражением воли государства (и как бы это нам нравилось или нет - выражением воли господствующей экономико-политической силы). Поэтому, отстаивая интересы государственной жизни, оно единственное и действует на всей территории государства. Моральная практика в действительности представляет собой динамическое сочетание различных ло-кальноспильнотних систем, моральных норм и ценностей, которые отражают интересы различных социальных групп, сословий, слоев.

С точки зрения логики и истории право не такое объемное по содержанию понятия, как мораль. Право как социальный регулятор как бы "выбирает" из массы этических требований наиболее значимые для стабильного функционирования государства (общества) и предоставляет общеобязательного характера. Право как бы отсекает те возможные варианты решения ситуации морального выбора, которые несут потенциальную угрозу для существования государства и жизни общества.

Таким образом, право способствует утверждению идеалов добра и справедливости в обществе. Судебные и другие правоприменительные органы, давая юридические оценки, обращаются в соответствующие моральных норм. Как то показывает история, в правовых нормах непосредственно закрепляется содержание моральных норм, отражаются нравственные ценности. их действенность усиливается юридическими санкциями. Право становится на защиту моральных устоев человеческой жизни.

Нравственная составляющая правовых норм обусловливает их эффективность, уровень правосознания граждан. Очевидно, что право должно согласовываться с нравственными взглядами общества. Влияя на процесс правоприменения, мораль способствует укреплению гражданского порядка в государстве.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >