Понятие фрустрации. Проблема профессиональных деформаций

На стадии предварительного расследования и при рассмотрении судом уголовных дел довольно часто возникают трудности познавательного характера. Собирая доказательства, приводя их в систему, воспроизводит совершенное преступление, устанавливая судебную истину, соответствующие профессионалы-юристы сталкиваются с препятствия, трудности, некие барьеры, которые являются для них реально непреодолимыми или воспринимаются как такие, которые не могут преодолеть . В подобных случаях возможно возникновение так называемой фрустрации - сложный мотивационно-эмоционального состояния, является результатом длительного блокирования целенаправленного поведения.

Барьеры, преграждающие путь к цели, могут быть физическими (недостаток вещественных доказательств, отсутствие свидетелей), биологическими (болезнь), психологическими (страх, осознание нехватки опыта, знаний) и социокультурными (нормы, правила, инструкции, запреты).

Как правило, выделяются следующие виды фрустрационных поведения:

а) подвижная возбуждение - реакции неупорядоченные, такие, которые не имеют цели;

б) апатия - безразличное отношение к тому, что происходит; состояние, характеризующееся заниженным уровнем или отсутствием внутренних побуждений, интересов, эмоциональных реакций;

в) агрессия и деструкция;

г) стереотипия - тенденция к слепому повторению фиксированного поведения;

д) регрессия - примитивизация поведения, снижение качества выполнения обязанностей.

Один из современных исследователей фрустрационных поведения Н. Майер назвал свою основную публикацию достаточно красноречиво "фрустрация - поведение без цели". Базовым положением его теории является следующее: человек в состоянии фрустрации не имеет цели в том смысле, что поведение такого человека теряет целевую ориентацию. Свое положение Н. Майер иллюстрирует примером, по которому двое мужчин, спеша приобрести билет на поезд, начинают в очереди ссориться, а потом - и драку. Оба в итоге не успевают на поезд. Такое поведение не содержит в себе цель добыть билет и поэтому, по мнению исследователя, она не является адекватной, то есть такой, что удовлетворяет потребность. Это фрустрационно спровоцирована поведение. Новая цель (взять верх над противником) никак не заменяет старую (добыть билет).

Опасностям, которые таит в себе фрустрация для деятельности профессионала-юриста, указывает и Э. Фромм, который фрустрационную поведение (в частности, агрессию) определял как "попытку, хотя часто и бесполезную, достичь фрустрированной цели". Учитывая и эту позицию относительно сущности фрустрационных поведения, заметим, что такое поведение не обязательно оставлены любой целеустремленности. Она может иметь определенную цель (как в приведенном примере - чувствительнее "достать" противника в фрустрационно спровоцированном противостоянии). Важно то, что достижение этой цели оставшееся смысла относительно мотива ситуации, ее первоначальной цели.

Если профессионал-юрист часто попадает в ситуации, порождающие фрустрационная состояние, со временем его личность может приобрести отрицательных черт: агрессивности, озлобленности (при фрустрации в форме агрессии, деструкции) или безразличия, безынициативности, потери делового оптимизма (при фрустрации в форме стереотипии) . Результатом могут быть потеря настойчивости, трудолюбия, организованности, критического осмысления опыта и стремление углублять свои знания, повышать уровень общей и профессиональной культуры.

Сама по себе профессиональная деятельность юриста имеет такие особенности, влияние которых при определенных обстоятельствах может привести нежелательные изменения в психике профессионала-юриста. В таких случаях говорят о профессиональные деформации личности.

Рассмотрим факторы профессиональных деформаций и назовем основные (которые чаще всего обнаруживают себя на практике) из деформаций.

Как мы уже ранее обратили на это внимание, профессиям следователя, прокурора, судьи присущи широкие властные полномочия. Общество предоставляет их в целях борьбы с преступной деятельностью. Однако отсутствие необходимых навыков пользования такими полномочиями, неумение применять адекватно элементы принуждения может стать причиной такой профессиональной деформации, как злоупотребление властью.

Профессиональная деятельность следователей, прокуроров, судей, адвокатов детально регламентирована в правовом смысле. Это, безусловно, способствует кристаллизации у юристов таких волевых качеств, как мужество, настойчивость, корректность, четкость, аккуратность. Но этот "нормативный мундир", прирастая к душе человека, со временем может породить привычку действовать по шаблону, клише, стереотипно. Конечно, такое поведение всегда можно "оправдать", ссылаясь на ту или иную статью УПК, действующую инструкцию или установки руководства. Однако в результате имеем страдания людей, далеки от справедливости выводы дознания, решение суда. Равнодушие юриста к судьбе конкретного человека оборачивается недоверием к правовой системе со стороны общества.

Привычка действовать по шаблону (а любое дело можно типизировать, поставить в один ряд с другими, выявить общее) связана с отказом от элементов творчества в уголовно-процессуальной деятельности. А это, в свою очередь, обязательно приводит к такой профессиональной деформации, как формализм в оценке явлений действительности. Отсюда и косность и рутина в душе правочинця, против которой предостерегал А.Ф. Кони. Не так-то просто противостоять этим "порокам" профессионалу, который каждый день из года в год выполняет однообразные должностные функции.

Правосудия и, в первую очередь, деятельность следователя требуют наличия и использования такой черты личности, как решительность. Но когда самоконтроль и самокритика не имеют надлежащего уровня развития и влияния, решительность с черты положительной и желаемой превращается в нежелательные: чрезмерную веру в себя (переоценка значимости своего опыта, знаний), уверенность в безошибочности своих оценок и решений. Психологи называют такую деформацию "эффектом опытного водителя", имея в виду то, что, как правило, после стажа за рулем автомобиля в один год случается значительное количество ДЕЙСТВИЙ. Переоценивая свой опыт, «молодые», в смысле практики управления автомобилем, водители позволяют себе мелкие, на их взгляд, нарушение правил дорожного движения. С последствиями этого нас, к сожалению, регулярно знакомит программа "Магнолия ТВ".

Защищая порядок в обществе, в государстве, принимая активное участие в борьбе с правонарушениями, следователь, прокурор, судья вынуждены сосредотачивать свое внимание на раскрытии обстоятельств совершенных преступлений, анализе характеристик лиц, подозреваемых в совершении преступлений, подсудимых. Профессия становится своеобразной призмой, сквозь которую воспринимается окружающий мир. Следствием такого восприятия может быть не только скептицизм, сомнения в совершенства мира, но и подозрительность по отношению к любому. Герой одной из пьес, судья, и в личной жизни продолжает оценивать людей как потенциальных преступников. Бесспорно, это наиболее опасная деформация личности следователя, судьи или прокурора. Подобная деформация проявляет себя как предвзятость, тенденциозность, склонность к обвинительному уклону в уголовно-процессуальной деятельности.

У адвокатов, в связи с выполнением ими профессиональных обязанностей, можно наблюдать противоположную обвинительном уклона, но тоже нежелательную качество, - оправдательный уклон. Если к тому же влиятельными корыстные интересы, защита лица, которую обвиняют в совершении преступления, превращается в оправдание преступления.

В уголовно-процессуальной деятельности, прежде всего в деятельности следователей, особую роль играет фактор времени. Если добавим перегрузки в работе следственных групп, неумение планировать и организовывать свое рабочее время, становятся понятными причины торопливости, безалаберности, недисциплинированности, проволочек следственных действий, судебных разбирательств.

Возможен дефицит времени и перегрузки в работе могут привести профессиональную деформацию, так называемый правовой нигилизм. Так квалифицируют тот случай, когда следователь, прокурор или судья начинают воспринимать определенные уголовно-процессуальные нормы простой формальностью и их придерживаются. Более того, допускается нарушение и конституционных положений. Например, следователь не сообщает об аресте или задержании человека родственникам арестованного или задержанного.

Опасной профессиональной деформацией является карьеризм. Заботясь своей карьерой, юрист может превращать рядовую уголовное дело в так называемом резонансную, чтобы привлечь внимание к своей особе. Известна и другая практика, когда действительно резонансные дела "сворачиваются", их опасность для общества умаляется в угоду кому-то.

Карьеризм у адвокатов проявляет себя тем, что защитник не выступают последовательно, неотступно законные права клиента, а занимается преимущественно саморекламой, работает «на публику», на потенциальных будущих клиентов.

Наконец, вспомним корпоративность как условие возникновения профессиональной деформации, связанной с ложным толкованием понятия "честь мундира". Так, получив дело для дополнительных следственных действий, следователь, не признавая собственных ошибок, ложных выводов, может добиваться опротестования решения суда. Или другой пример. В борьбе за "честь мундира" прокурор, для позиции которого характерно был обвинительный уклон, опротестовывает законное и обоснованное решение суда.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ