Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Историческое краеведение

Галичина во времена князя Ярослава Осмомысла

Ярослав Владимирович Осмомысл в 1153 году после смерти своего отца князя Владимира Галицкого посев на галицкий престол. К этому времени Ярослав уже три года был женат на Ольге, дочери князя Юрия Долгорукого, и в 1151 году у них родился сын, которого в честь деда назвали Владимиром.

Кроме Владимира, у Ярослава позже было еще три дочери: старшую, на (имя неизвестно) еще малой сосватали за будущего венгерского короля Стефана III (Иштвана), но брак этот в 1164 году расстроился и она вторично вышла замуж за новгородского князя Мстислава Ростиславича ; вторая - Сфросиния, была женой Новгород-Северского князя Игоря Святославича (Ярославна из «Слова о полку Игореве") третья - Вышеслава, была женой польского князя Одона, сына Великого князя Польского Мешко III Старого.

Был еще один сын Олег (Мстислав), но о нем речь пойдет дальше.

Ярослав правил Галичем с 1 153 по 1187 став одним из самых сильных и самых уважаемых в древнерусском обществе зоб

даров. О нем с уважением пишут летописи "Был он князь (Ярослав. - Авт.) И мудрый, и красноречив, и Бога и почтенный во всех землях, и славен войсками, - ибо где была ему обиды, то сам не ходил полками своими, посылал их с воеводами. Ибо навел порядок в земле своей и милостыню щедрую раздавал, богомольцев любя и нищих кормя. Чорноризький чин любя и честь им воздавая от могущества своей, он во всем исполнял закон божий, к церковникам сам приходя и заботясь хорошо о них "(Ипатьевская летопись).

"Со всеми князьями он жил в согласии и рады, особенно заботился о порядке своей земли и поэтому всем соседям был страшен. Никто не смел на него нападать, так как воеводы его, непрестанно грекам, уграм и чехам помогая, были умели в ратных делах и храбрые в битве. Земля же была полна во всем изобилии, процветала и множилось в людях, потому что умельцы и ремесленники из всех стран к нему приходили и огороды населяли, которыми обогащалась земля Галицкая во всем. По Дунаю он огороды укрепил, купцами населил; тем, которые торговали через море в Греках и ремесла налаживали, он из своих имений помогал. Он был щедрым, милостивым и правосудным, потому множество иностранцев ему служило. Наученный был, много книг читал. В церковном чине многое исправлял, и клир устраивая и продолжая зловирья скореняв, а мудрости и истинной веры учил и учить побудил. Монахов же и их доходы назначил обучения "(" Летопись Русский "за В.Татищева).

Ярослав Владимирович Осмомысл (С р. XII - тысяча сто восемьдесят семь) сын князя Владимира (Владимировка) Володаревича и Софии дочери венгерского короля Коломана (Кальмана). Князь Галицкий 1153-1187 гг. Летопись характеризует его как "князя мудрого и красноречивого, богобоязненого, уважаемого по чужим землям и славного своими полками". Распространил территорию княжества колонизируя Днестр, занятие его доходили до Дуная. Укрепил союз с Венгрией и Польшей браком своих дочерей с королем Стефаном III (Иштван) и князем Одон. Опирался на помощь князя Суздальского и великого князя Киевского Юрия Долгорукого с дочерью которого (Ольгой) был женат. В 1164 приютил сопернику византийского императора Мануила Ан Дроник Комнину, а в 1167 заключил с Мануилом союз. В 1165 признал ленную зависимость от императора Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы. По неполным данным его жены принимали участие в III Крестовом похо- ди против султана Египта и Сирии Юсуфа Саладина (Салахад-дина) (1138-1193).

Князь основал епископскую кафедру в Галиче. Но во внутренних делах полностью зависел от галицких бояр, которые вмешивались даже в частную жизнь князя.

Прозванный в «Слове о полку Игореве" Осмомыслом. Значение этого слова имеет несколько толкований: от восьми его мыслей или забот; от знания восьми языков; от того, что он был умный за восемь человек и т.д.

Неизвестный автор "Слова о полку Игореве" продолжил характеристику Ярослава Владимировича: "... Галицкий Осмомысл Ярослав! Высоко сидишь ты на своем златокованом престоле Подперев горы венгерские Своими железными войсками, Вступив королеве дорогу, Закрыв ворота на Дунае, за облака камни бросая, Суд по Дунай советуя. Грозы твои по землям текут, отворяешь ворота Киеву, стреляешь с отчего стола золотого На султанов в далеких землях ".

Галицкий князь поддержал соперника императора Византии Мануила будущего императора Андроника Комнина. В 1164 году, как пишет летописец, "Ярослав, с большой любовью принял у себя Андроника Комнина, который по возвращении в Константинополь приказал написать на стенах построенного им дворца сцены из прошлой жизни, в том числе различные эпизоды охоты на туров (зубров) во время его пребывания в Галичине в князя Ярослава ".

Летописи и автор "Слова" изображают могущественного властителя, который имел большую власть, но это было преувеличением.

Ярославу нелегко было удержаться на галицком престоле: местные бояре ему не доверяли, унижали его, даже как-то в начале княжения не позволили участвовать в битве, заявив, что и без него обойдутся. Князей которые правили Галичем, избирали на собрании - "Вече". Но само Вече было в руках богатых и сильных властителей земель - бояр. Галицкие князья находились в такой зависимости от веча, точнее бояр, они не только следили за политической деятельностью князей, но и за домашним жизнью.

Галицкое боярство представляло собой исторический феномен, которого не знали другие княжества и земли Южной Руси. Историкам неизвестно начальный этап становления экономической и политической силы бояр Галицкого княжества. На страницах летописей и хроник они неожиданно появляются уже сильными и напыщенными.

Особенностью государственного устройства Галицко-Волынской земли было то, что она долгое время не делилась на судьбы. Как и в других русских землях, высшими органами власти были князь, совет бояр и вече. Степень политического влияния и власти каждого из них этих органов были здесь разные. Ведущую роль в политической жизни выполняли бояре. Они распоряжались княжеским столом, приглашали и смещали князей. Корпоративным органом галицкого боярства была Боярская Совет (Боярская дума). Князья искали себе поддержку на вече. Однако вече ни стало реальной силой.

Не все жители города имели право участвовать в вечевых собраниях. Такое право принадлежало свободном мужскому населению города. Женщины, дети, холопы и закупки (то есть люди, которые временно утратили свободу) не были членами вечевых собраний.

Народ на вече созывался особыми глашатаями или колоколами.

Призвание князя, составляет одно из основных прав вече во всех древнерусских землях, в Галичине и на Волыни, делается правом Боярской думы. Главным основанием участия в думе служило собственно право, принадлежащее "старым" боярам, а позже князьям и господам, то есть крупным землевладельцам.

Вся Галицко-Волынская земля делилась на воеводства, во главе которых стояли воеводы, назначались из числа боярства. Как правители провинций бояре, со своей стороны, раздают небольшие административные единицы - волости - в управление "меньше" боярам.

Бояре (от. Старославянского - бой-воин, большой, или тюркського- бояр-богатый, знатный) - верхушка господствующего класса феодального общества в Киевской Руси, России, Молдавии, Румынии. Термин "боярин" сначала употреблялся только в отношении богатых и знатных служилых людей; со временем стал обозначать, кроме служилой знати, членов жены и местную не служил знать. Консолидация боярства и роста его экономической мощи сопровождались значительными денежными накоплениями. Общественное влияние боярства обуславливалось также существованием у них жен, состоявшие из воинов и слуг отроков.

Наглость и дерзость галицких бояр имели под собой почву.

Во-первых: Галич располагался далеко от стольного Киева и великий князь Киевский не мог всегда знать, что происходит на окраинах подвластных ему земель. А это было боярам выгодно.

Во-вторых, Галицкая земля позже других получила себе князя. Большое галицкое боярство успело к этому времени усилиться. Они захватывали земли, села и богатели. А когда Киевская Русь разделилась на отдельные княжества, в галицких князей не было сил обуздать бояр. Они захватили лучшие земли и закрепостили смердов. Бояре ничем не были обязаны князю. В руках крупных бояр была сосредоточена хозяйственная прочность, то есть сила.

В-третьих: немногочисленная княжеская династия Ростиславичей, правнуков Ярослава Мудрого, не смогла прибрать к рукам бояр; в наиболее крупных и богатых вотчинах хозяйничали бояре. Бояре имели и свое войско - жены.

В-четвертых: Грушевский укрепления боярства объясняет еще и тем, что в Галичине в течение четырех поколений правила и сама династия, не было притока жен чужого происхождения и представители тех же боярских семей занимали неизменно высокие посты. Не было внутренних переворотов, в результате которых одних бояр заслоняли другие. Земская аристократия слилась с женой.

Бояре хозяйничали в княжестве, бесцеремонно вмешивались во взаимоотношения князя с другими обладателями Руси и зарубежными князьями, королями. Они держали под контролем даже личную жизнь Ярослава Осмомысла, заставляя его жить с нелюбимой женой.

В первые годы семейной жизни, когда был жив тесть Ярослава, великий князь Киевский и Суздальский Юрий Долгорукий, отношения с женой были нормальными, по крайней мере летописи и другие письменные источники молчат о разладе в семь, и.

Ярослав, понимая, что без поддержки тестя престол трудно удержать, был верным союзником Юрия Долгорукого. Он выполнял его поручения, ходил в поход в Луцк, посылал ему на помощь войска.

В то же время шла борьба Ярослава с претендентом на Галицкое княжество его двоюродным братом Иваном Ростиславичем (Берладником).

Впервые Иван Берладник оставил след в галицкой истории в тысяча сто сорок пять, когда он был совсем молодым человеком. К тому времени он был князем небольшого Звенигородского княжества на территории Галичины, вассалом своего дяди Галицкого князя Владимира Володаревича.

В начале 1145, как повествует летопись, князь Владимир, отец Ярослава Осмомысла, выехал из Галича на охоту. Сразу же недовольны "галичане послали по Ивана Ростиславича в Звенигород и ввели его к себе в Галич". Когда князь Владимир вернулся с охоты, оказалось, что ворота его города закрыта. Владимир пошел в другие города, чтобы собрать войско, а затем взял Галич в осаду и начал штурм. Осада длилась три недели. Иван Берладник неоднократно совершал вылазки, во время которых, вспоминает летописец, "много падал человек с обеих сторон". Однако удержаться в Галиче Ростиславичу не удалось. В конце третьей недели он с женой сумел вырваться из окружения и уйти на Дунай, а затем в Чернигов.

Иван (Иванко) Ростиславич Берладник (7-1161 (1162)) - сын Звенигородского князя Ростислава Володаревича, к 1145 - Звенигородский удельный князь, изгнанный дядей, галицким князем Владимиром за попытку захватить Галич.

С 1145 появляется в междуречье Днестра и Дуная. Получил прозвище "Берладник". Часть историков считает, что он княжил в городе Берладь (современный город Бырлад в Румынии), что стоит на одноименной реке, которая впадает в притоки Дуная Серета. Служил с собственной женой как наемник (князь-изгой) при дворах многих князей: киевского, черниговского, смоленского, суздальского. Добиваясь галицкого престола, возглавил дунайскую вольницу "берладников" (в понимании летописцев: оборванцев, бродяг, разбойников). Погиб в Греции в г.. Салуне. По данным современников, был отравлен агентом галицкого князя Ярослава Осмомысла.

Потеряв вотчину, Звенигородское княжество, Иван Берладник со своей женой служил разным князьям, иногда начиная собственные авантюры. Поэтому он был постоянным источником волнения не только для галицких князей, но и для соседей. Помогая зятю, великий князь Киевский и Суздальский Юрий Долгорукий в 1156 году захватил князя Ивана Берладника и посадил в суздальской тюрьмы, а затем, желая сделать Ярославу подарок, отправил его в Галич.

Но против выдачи Берладника выступила часть князей, которых поддержал митрополит Киевский Константин I и все игумены. "Грех тебе есть (князь Юрий Долгорукий), - говорил митрополит, - цилувавши ему креста, ты держишь (его) в такой беде и даже еще хочешь выдать на убийство".

Юрий Долгорукий изменил свое решение и приказал отправить Берладника назад в Суздаль. На обратном пути пленного отразил Черниговский князь (через год - великий князь Киевский) Изяслав Давыдович, к которому Иван Ростиславич ушел на службу. Он руководил княжеской дружиной и поддерживал связи с оппозицией в Галицком княжестве.

Пока Берладник был на свободе, Ярослав не мог спать спокойно. Поэтому в 1158 году он направил в Киев невиданное до тех пор посольство, в которое входили поляки, венгры и представители соседних княжеств, с требованием выдать князя Ивана Ростиславича. Как сообщает летопись, Ярослав "подговорил всех князей русских, короля венгерского, польских князей, чтобы были ему помощниками на Ивана".

Сегодня трудно определить, почему столько правителей согласились на участие собственных подданных в этом посольстве. Возможно, здесь сыграли роль личные связи Осмомысла или собственные цели соседей, для которых вольница Ивана Берладника представляла опасность, или богатые подарки, или что-то другое.

Великий князь Киевский и Черниговский Изяслав Давыдович отказался выдать Берладника. Но когда послы отбыли домой, а князья стали готовить жены, чтобы силой решить эту проблему, Изяслав дал понять князю Ивану, что так будет безопаснее пойти. Берладник убежал на Дунай, где собрал под свои знамена большой отряд.

Как пишет летописец, "Иоанн стал в городах пандунайского, и пришло к нему половцев много, и берладников у него скопилось 6000". С ними он осадил данью рыбацкие деревушки, контролировал торговлю на Дунае, захватил несколько городов и завладел торговым портом Олешьем на Днепре. Когда Берладник осадил галицкий город Ушицу с сильным гарнизоном, то, как рассказывает летопись, "смерды вылезли через стену к Ивану, и перешло их к нему триста человек".

Между тем киевский Изяслав и галицкий Ярослав со своими союзниками в 1158 (по другим данным 1159) начали междоусобную войну. Ярослав пошел в Киев. Изяслав повернул к себе на службу Берладника и позвал на помощь степняков-берендеев и половцев хана Вашкорда.

Сначала Изяслав побеждал. Он осаждал Ярослава и его союзников в Белгородской крепости. Но у Ярослава хорошо работала разведка. Он знал, что берендеи недовольны той суммой денег, им пообещали за участие в военных действиях на стороне Изяслава киевского, и решил сыграть на этом. Ярослав предложил большую сумму, и конница берендеев перешла на его сторону. Он отразил наступление киевских полков и сам перешел в наступление.

Изяслав войну проиграл и вскоре погиб. Иван Берладник бежал в Византии, с которой у Ярослава Осмомысла были налажены хорошие отношения. Тетя Ярослава - Ирина Володарев была женой двоюродного брата императора Исаака Комнина.

В 1161 году году (по другим данным 1162) в византийском городе салун князь Иван Ростиславич Берладник погиб от руки подосланного Ярославом убийцы.

Главный враг Ярослава Осмомысла был убит, и вроде никто не решался становиться на пути сильного и хитрого князя. Однако его ждала новая проблема. Не все было в порядке в семье Осмомысла.

Женат отцом по политическим мотивам Ярослав не любил свою жену Ольгу и удалил ее от себя. На то было несколько причин: первая

(меркантильная) - в 1157 году в Киеве был убит его тесть, великий князь Юрий Долгорукий, на помощь и поддержку которого он рассчитывал; вторая - на наш взгляд, главная, связана с чувствами князя, он просто влюбился.

Предметом его любви была Анастасия (Настасья) - дочь галицкого боярина Чагров (Чагровича).

Это любовь оказалась не каким скоротечным чувством, которые были знакомы Ярославу до сих пор, ни с чем не сравнимой страстью, которая сводила его с ума. Для князя не существовало никаких других женщин, кроме его единственной возлюбленной Анастасии. Чувство князя к Анастасии было глубокое и искреннее. Оно перешло на их сына Олега (Мстислава). Супружеская мораль того времени, да еще и на княжеском дворе, не была слишком суровая. В соседних странах иметь любовницу для князя или короля считалось обычным делом.

Например, уже известный нам византийский император Андроник Комнин, увидев на улице красивую девушку, отдавал приказ привезти ее к нему в загородный дворец. Кроме того, Андроник был присущ и черный юмор. Бравируя отношениями с женщинами, император приказал прибить под крышей Форума рога убитых им оленей, открыто натякуючы на участие константинопольских мужчин.

Правда, случаи, когда чиновники искренне влюблялись, тоже были. Но редко.

Например, современник Осмомысла английский король Генрих II Плантагенет (отец Ричарда Львиное Сердце) в семнадцать лет влюбился в Розамунда Клиффорд. И хотя позже по политическим мотивам он женился на Элеоноре Аквитанской (она была старше него), любви к Розамунд он пронес через всю жизнь. их сына Годфри король сделал канцлером, а Розамунда мирно дожила свои дни в доме, построенном неподалеку от дворца Генриха II.

Подобные случаи были и в княжествах Киевской Руси. Это вполне соотносилось с моралью того времени.

Князь отчаянно потакало куда хуже извращениям, если они не угрожали интересам того окружения. В этом случае родственники Анастасии имели сильное влияние при дворе, и это вызвало недовольство и зависть других бояр. Анастасия и ее сын Олег были соперниками и смертельной угрозой законной жены Ольги и старшему сыну Ярослава Владимиру. Олег, хотя и незаконный, но все же княжеский сын, то есть князь. Кроме того, в Галиче начали говорить, что Осмомисл хочет отправить Ольгу в монастырь и жениться на Анастасии.

Галич раскололся. Среди бояр существовала партия во главе с Чагровичамы, которая выступала за передачу трона бастарду Олегу, которого противники неповажливо называли "Настасьевичем". Партию княгини Ольги возглавлял боярин, бывший воевода Константин Сирославич и вассал Осмомысла Туровский князь Святополк Юрьевич. Они хотели, чтобы власть перешла к Владимиру.

В столице княжества преимущество было на стороне Анастасии и ее сторонников. Ярослав Осмомысл открыто признавал любимую своей настоящей женой, дело оставалось за малым - церковным венчанием.

Княгиня Ольга, понимая, что проигрывает, решилась на отчаянный шаг: вместе с Владимиром в начале 1171 она убегает из Галича в Польшу, как было договорено с великим князем Польским Болеславом Кудрявым (1120-1173).

Этот поступок вызвал целый ряд событий. В Галиче Ольга, обиженная жена, Ярослава не беспокоила. Но конфликт, который княгиня вынесла на суд Польши и Руси, создал опасное политическое осложнения. Ярослав принял дипломатических усилий, чтобы вернуть жену и старшего сына. Этим вероятно, объясняется то, что через восемь месяцев Ольга с Владимиром оставляют Польшу и едут на Волынь, к противнику Ярослава князя Святослава Мстиславича. Ольга и Владимир просят у князя помощи, обещая за это часть территории Галицкого княжества.

Летопись свидетельствует: "... Владимир же послал (посла) к Святославу в Мстиславича, прося у него города Червена:" Да, там сидя, хорошо мне будет слать в Галич. Если я сяду в Галиче, то Бужск твой верну и три города добавлю к нему ". Святослав тогда дал ему Червен и креста ему целовал, что помогать ему".

А в это время сторонники Ольги в Галиче распространяют слухи о предстоящем нападении поляков и венгров, о гневе русских князей на Ярослава за то, что он якобы решил отдать престол незаконному сыну. В Галиче говорили, что Анастасия - ведьма, которая очаровала князя. Спасти князя от колдуньи - дело, которое Бог поддержит.

Успешные мятежи чаще всего вызревают в тени трона. При дворе всегда найдутся люди, которые знают, куда больнее ударить. Наверное, Ярослава Осмомысла, с которым считались и император Священной Римской империи, и император Византии, а внешние враги которого были уничтожены, не подозревал, что ему дома может угрожать опасность. Слухи он игнорировал и даже оставив Галич, отбыл на охоту. Тогда все и началось.

Когда Владимир вместе с матерью в ноябре 1171 подъезжал к городу Червен, их догнал посланец из Галича. Он рассказал княжич от имени галицких бояр: "Поезжай уборзе. Отца твоего мы схватили и друзей его, Чагрова людей, избили. А вот твой враг - Настаська в наших руках".

Пока Владимир и Ольга спешили в Галич, бояре, не теряя времени, продолжали дело. Весь род бояр Чагровичив и их сторонников вырезали. Анастасию, как колдунью, сожгли на главной площади города. Ее сына Олега бросили в тюрьму, а позже "выгнали в ссылку". Князя Ярослава, сломленного предательством и унижением, отпустили на свободу под контроль боярской партии. Но с князя приняли клятву ("водили к кресту»), что он не будет мстить мятежникам и будет жить с женой как положено мужчине. Ярослав такую клятву дал, но затаил в душе лютую ненависть.

Внешне Осмомисл выполнял условия соглашения с боярами. Он ни слова не сказал против возвращения сына и жены.

Летописи молчат о том, что было в Галиче после этого мятежа. Значит, ничего достойного, с их точки зрения, не происходило.

Власть в княжестве перешла в руки княгини и бояр. Но не надолго.

Ярослав ждал, он подчинился боярам, чтобы сохранить престол. Но прошло два года, галичане разочаровались в новых владельцах, и многие с грустью вспоминал о былых временах. Ярослав решил использовать момент и начал понемногу убирать инициаторов мятежа.

Отношения князя с женой тоже не улучшились, между ними была сожжена Анастасия. Поэтому летом 1173 году Ольга вместе с сыном вынуждена была бежать в Луцк к князю Ярославу Изяславича, что обещал вимогты от Осмомысла самостоятельную волость для Владимира.

Князь Ярослав Галицкий был в таком гневе, что решил любой ценой вернуть жену и сына обратно. Использовал он для этого очень эффективное средство. По три тысячи гривен серебра он нанял большой польский отряд, который отправился в Луцк и стал курить города и села. Официально никакой связи между этим разбоем и Осмомыслом не было, но Ярослав Луцкий понял, что означает этот шаг. Он решил, что лучше не спорить со своим соседом и отправил Владимира вместе с матерью к брату княгини Ольги великого князя Суздальского Михаила Юрьевича. Оттуда Владимир перебрался в Чернигов к своему тестю, князя Святослава Всеволодовича. Княгиня Ольга вернулась в Галич, но вскоре должна была снова бежать. Переезжая с места на место, она в конце концов оказалась в городе Владимире над Клязьмой. И как пишет летописец: "... в год 6689 (1181) месяца июля в четвертый день приставилася благоверная княгиня Ольга, невеста в монашестве Ефросиниею и положена в святой Богородицы Золотоверхий во Владимире (Суздальском)". Умерла княгиня своей смертью или ей помогли - мы наверняка не узнаем. Но после смерти Ольги Ярослав сразу же начал репрессии против боярской оппозиции, не было лидера. Попытка Владимира занять место лидера не удалась. Когда началось уничтожение активных участников казни Анастасии, Владимир убежал. В 1184 году Владимир Ярос- лавич оказался на Волыни у князя Романа Мстиславича и попросил у него приюта. Роман, опасаясь его отца, предложил Владимиру убраться с его княжества.

Начинается долгий путь Владимира от князя к князю. Ингвар Ярославич, князь Дрогобужський его нагнал, Святополк Юрьевич, князь Туровский его не принял, Смоленский князь Давид Ростиславич велел ему ехать к его дяде Всеволода Большое Гнездо в Суздаль. Но и здесь ему не нашлось места. Великий князь Киевский, его тесть, Святослав Всеволодович также не дал ему убежища.

Молодой галицкий преемник объехал всех великих князей Руси и ни один из них, то союзник, то враг Ярослава Осмомысла не решился предоставить ему убежище. Возможно только представить себе, какую большую дипломатическую работу провел Ярослав, если князья, могут даже на видимость единодушия, были едины в нежелании принять изгоя.

Оставалось только Новгород-Северское княжество, где правил Игорь, женатый на сестре Владимира Евфросинии Ярославне. Семья Игоря не в пример галицким родственникам была дружной. Возможно, как раз любовь к жене и подтолкнуло Игоря совершить поступок, на который не решился ни один из князей. Игорь "принял (Владимира) с любовью, и составил ему честь большую, и два года держал его в себя, а на третий год помирил его с отцом его", - пишет летописец.

Ярослав победил. Он добился того, что Владимир вернулся домой, "моля о милости", и остался жить в Галиче под наблюдением. Все инициаторы и активные участники убийства Анастасии или сами сошли в могилу, или были уничтожены. На долгие шестнадцать лет растянулась месть Ярослава за свою любимую. Перед смертью в 1187 году князь Ярослав Осмомысл завещает Галич их сыну Анастасии Олегу. В то время никто не смел перечить князю. Но сразу же после погребения бояре снова подняли бунт.

Игорь Святославич (1151-1201 (+1202)) - князь Новгород-Северский (из 1178 или 1180) и черниговский (с 1198), сын черниговского князя Святослава Ольговича. Был женат на дочери Ярослава Осмомысла Галицкого Евфросинии, от которой у него было пятеро сыновей (Владимир, Роман, Олег, Святослав, Ростислав) и дочь. В 1169 и 1 173 pp. вместе с Владимиро-Суздальским князем Андреем Боголюбским участвовал в походах на Киев. С 1180 неоднократно вступал в союзы с половецкими ханами в борьбе против других русских князей. Однако усиление их нападений на Южную Русь вынудило Игоря Святославича совместно с другими князьями в 1185 выступить против половцев. Поход закончился поражением, а сам Игорь Святославич попал в плен, откуда ему удалось бежать. Поход 1185 послужил сюжетной основой "Слова о полку Игореве".

Историк XVIII в. и начала XIX в. Н. Карамзин так писал о Осмомысла: "он истинные государственные добродетели, редкие в тогдашние времена: не искал завоеваний, но, довольствуясь своей немалой областью, пекся о благоденствия народа, о цветущее состояние городов, земледелия, для того любил тишину, вооружался единственно на врагов и посылал рать с боярами, думая, что дела гражданские еще важнее военных для государя ".

Князь Ярослав, который умел балансировать в сложной политической игре, проявлял выдержку в экстремальных условиях, хорошо помнил и никогда не забывал и не прощал обид, влюбился в простую женщину, был ей верен, но не смог ее защитить и этим погубил. А князь хотел для себя и Анастасии немного, всего лишь маленького личного счастья.

В 1938 г.. Во время археологических раскопок в львовском соборе св. Юра историк Я.Пастернак нашел гроб с останками князя Ярослава Осмомысла. Накануне войны 31 августа 1939 Я.Пастернак перезахоронил останки князя в часовне под храмом, которую ранее использовали для захоронения знатных особ. Вместе с останками князя он оставил стеклянную капсулу с запиской, где удостоверял, что кости принадлежат Ярославу. В конце XIX в. они были вновь найдены.

"Мужи твои падут от меча, и храбрые твои - на войне"

Книга пророка Исаии [3, 25]

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее