Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Историческое краеведение

КАК УКРАИНСКИЕ ЗЕМЛИ БЫЛИ ЧАСТЬЮ РОССИИ

К концу XV в. Московское княжество начало объединения окружающих земель, и в XVI в. превратилось в Российскую централизованное государство с тенденцией к всестороннему территориального расширения. Став грозным соседом Литвы, Москва выдвигает претензии на украинские и белорусские провинции Великого княжества Литовского. Притяжения в сторону Москвы местной аристократии стало для Литвы опасным явлением, симптомом которого стало черниговское приграничья. Не очень доверяя местным князьям на этих пограничных землях, литовские обладатели стали раздавать наделы выходцам из Москвы, которые бежали по разным причинам в Литву. Цель была проста: будучи врагами Москвы, они постоянно бороться с ней, защищая себя и Литву. Князья Можайск, Боровски, Шемячича получили уделы Чернигов, Стародуб, Любич, Рыльск, Брянск, Новгород-Северский, Путивль, Оршу, Витебск. Кроме того, князья-перебежчики (И.Можайський и И.Шемячич, которые владели Стародубским княжеством, Новгород Северским и Рильским) считали себя потенциальными претендентами на русский престол и не оставляли надежды "достать большого княженье". На Севере, удаленной от столичного Вильно, они чувствовали себя как самостоятельные правители, имея не только собственные почты, но и большие военные отряды.

Черниговская земля - территория в Древней Руси по реке Десне, ЕЕ притоках и в верховьях Оки. Более известна под названием Чернигово-Северская земля. Основу населения составляли северяне, жили также радимичи (по р. Сож) и вятичи (по р. Оке). Крупнейшие центры - Чернигов, Новгород-Северский, Брянск, Муром. В XII в. на территории Черниговской земли были Черниговское, Новгород-Северское и Муромское княжества, которые в начале XIII в. распались на ряд уделов. Путивльское, Трубчевске и Муромо-Рязанское княжества позже отделились от Чернигова, и их дальнейшая судьба связана с Северо-Восточной Русью. Во время монголо-татарского нашествия Черниговская земля подверглась разорению. В XV в. попадает в состав Российского государства, 1618 - в состав Речи Посполитой. По условиям "Вечного мира" между Польшей и Россией (1686) была присоединена к России.

Северская земля - историческая область, включавшая бассейн среднего и нижнего Десны, Посеймья и нижнее Посожжя. Срок, зафиксированный в источниках ХIV-ХVШ в., И является производным от этнонима "сивер"; "Сиверия" (северяне) - название восточнославянской диалектно-этнографической группы днепровского Левобережья (VIII-XII вв.). Понятие "Северская земля" охватывало только часть северского этнографического ареала, собственно, те территории, которые во второй половине XI - первой половине XIII в. входили в состав Черниговского княжества. Единство Северской земли была чисто этнографической и не подкреплялась административно ^

Фактически на переломе XV-XVI вв. владение перебежчиков превратились в общественный земельный массив огромной площади, расположенный на границе с Россией. Но в конце XV в. отношения между порубежными князьями и Вильно заметно ухудшились. Стремление Ивана III утвердить свою власть в этом регионе заставило его начать тайные переговоры с представителями Северщины. Северск князья понимали, что, обладая своими землями как "пожалованием", могли когда-либо их потерять; переход же на службу к великому князю московскому обещал им не только сохранения накопленных вотчин, но и при благоприятных обстоятельствах приумножение их за счет земель, отвоеванных у Литвы. Переговоры завершились заключением соглашения об их переходе на службу к Ивану III.

Кроме пограничных князей, на сторону Москвы начали переходить и потомки князя Ольгерда - Олельковичи, фактически отстранены от политической власти. Речь идет о так называемой "заговор князей" 1481 Ее организаторами

были Михаил Олелькович, Федор Бельский и Иван Гольшанский. По свидетельству источников, заговорщики целью отстранения от власти (а, возможно, убийство) великого князя Казимира Ягайловича и возведения на престол Михаила Олельковича. Это предполагалось поступить на свадьбе Федора Бельского, куда был приглашен Казимир. Не исключено, что князья действовали при поддержке великого князя московского.

Поход Менгли-Гирея на Литовское княжество и ограбления Киева в 1482 тоже не обошлись без Ивана III. Во время нашествия крымского войска на Киев в окрестностях города собрались князья Одоевский, Вяземский, Можайский, Трубецкой, Воротынский, Козельский со своими отрядами, "вся земля" Смоленская, Витебская, Полоцкая, Волынская, Подольская, Брестская и т.д. Но им не удалось противостоять нашествию.

Как свидетельствует Новгородская летопись, в сентябре 1482 "по слову великого князя Ивана Васильевича всея Руси придет царь Налим-Гирей Перекопьския Орды со всею силой и Киев взял и огнем сжже, а воеводу киевского изымал и землю Киевскую сделай пустую".

Несостоятельность войска Литвы противостоять набегам крымчаков подорвала веру в целесообразность пребывания православных князей в этом государстве. Вероятно, 1482 год можно считать переломным в сознании православной элиты восточных районов Литовского княжества в ее отношении к этому государственного образования. Несколькими годами позже большая часть перечисленных выше князей окажется на стороне Ивана III. Но, по мнению М.Крома, движущим мотивом такого перехода, была надежда сохранить свой имущественный и социальный статус.

Географическое положение Чернигово-Северской земли, которая находилась на грани Литовской и Московской государств, было очень удобным для местных удельных князей, которые начинают выезжать в Москву. Уход в чужое государство представителей высших сословий, князей и бояр был привычным в Средневековье. Он был характерен как для Литвы, так и для Москвы. Из Литвы "бегали" в Москве: Владимир Ольгердович, Свидригало, Патрикий Наримунтович, Михаил Сигизмундович,

Московские воины

Михаил Олелькович и др. Из Москвы в Литву - князья Можайский, Боровский, Серпуховский, сын князя Дмитрия Шемьякы Иван. Такая ситуация была ценной для государства, а для личности была убыточной, человек оставался без средств существования. В конце XV в. из старого обычая выросло что-то такое, в чем государство было серьезно заинтересована, а именно "уход князей с вотчинами". Конечно, осуществляться такой уход мог только в известных, исключительных обстоятельствах, а именно - когда вотчины лежали на границе двух государств. Таким условиям и отвечала как раз Чернигово-Северская земля.

Д.М.Бантиш-Каменский в "Малой истории России" пишет: "Въ царствование Казимира многие удельные князья древней земли Черниговской, видя возростающую силу Иоанна, начали переходит въ Россию съ своими вотчинами и, для успокоения совъсты, давали только знать королю, что слагаем съ себя обязанность его присяж- никовъ. Князья ... служили московскому государю и вели непрестанную войну съ своими родственниками, Которые остались в Литве ".

В 1487 увеличились "наезды" московских отрядов удельных князей и бояр на пограничные северской земли. В результате литовская сторона в приграничных с Русью районах была совсем расстроена: земли обезлюдели, населения или разбежалось, было "выведена". Обладатели этих земель для восстановления своего положения вынуждены были переходить на сторону Великого князя Московского. Столкновения на границах не переходили в большую войну до тех пор, пока уход из земель был редким. Кроме того, Иван III утверждал, что никакой войны нет, речь идет лишь о возвращении исконно русской территории.

В архивах Министерства иностранных дел России находится переписка Казимира IV и Ивана III, которая датируется 1488 и характеризует положение на пограничных землях. Обратимся к документам.

"Вот короля Казимира, божьей милостью короля Польского, Великого князя Литовского, Русского, князя Прусского, Жомоидского достойной Великому князю Ивану Васильевич: такого зла, таких обид от твоих предков нам не бывало, какие теперь кривды нам товарищей. Ныне ты несправедливостью в земли наши вступаешь и наместников своих посылаешь, и даны наши, Которые Издавна за нашими предками с наших волостей к нам в казну шли, ты сии даны за себя взял ...

Жаловались мне князья украинском, что на вотчины их ты воевод своих посылали, а они города захватывалы, много поймали бояр и боярыни с челядью их, всего восемь тысяч человек, а воевод твоих было одиннадцать. Сего же лета твои воеводы волости торопецкие разграбили на Солпне, сожгли дворов пятьдесят, а человек 20 в плен взяли со всей их крупной и мелкой животиной и со всем добром. На Воретигорцах да на Понизовье 30 дворов сожгли, а взяли тоже большой плен, а в Селком 20 человек в плен взяли и всех лошадей ввели, и животину, и все добро взяли. А всего дворов сожгли 100 и 50, а в Полесье 6 человек повесили. А тыы кривды делал князь Федор Вельский с твоими людьми. Ацо нам в казну нашу с тех наших волостей на каждый год шло, ныне он за 11 лет недоимок собрал в свою пользу, всего полдевятого тысячи рублей в золотых деньгах и шестьдесят и два рубля. И перед самой субботу за неделю люди Федора Вельского наехал войском, захваталы целую волость и выжглы 500 дворов и взяли в плен 500 человек, а битых, повешенных и раненых числа имеется. Ино с твоего али не сп твоего ведома сие все делается? Ежели с твоего, ты нам откажы, ежели не сп твоего ведома, ты виновных вели сказно, а переселенцам вели отпустить, а взятое вели отдать, а вперед бы этого не было ".

"Иоанн Васильевич, божьей милостью Государь всея Руси, Великий князь Володимирский, Московский, Новгородский и Псковский, Тверской, Ростовский, царь булгарского и прочих королю польский, Великому князю литовских Казимиру.

Правил ты речи, будто нами кривды великие деются, а земли вотчины твои мы за собой держим, но не ведая, какие кривды от нас деются, а с божьей волей Доржи токмо свои земли - свою вотчину. Многократ мы со своими послами отказывалы, что северские земли - вотчины наши, а того мы НЕ ведая, по какому обычаю король польский наши волости, вотчину нашу зовет своими волостьмы ... Нам же от короля великие кривды деются, и обид своих он НЕ исправляет : наши города и волости земли и воды король по сие время за собой

Сигизмунд ИИ

держит, а вот его князей украинских, и от его людей нашим людям обид там много было, и ныне в них идут разбой, наезды и грабежи великие от королевских людей и воевод. А сколько у нас именитых людей избили, окромя мелких людей, сколько людей в плен сведений и добра в них пойман - счету имеется. А Которые люди из Иных земель к нам ездят на имя наше через королеву землю, и тех даже людей в королевской земле имают, и грабят, и продают, а к нам их не пропускают. А что о жалобы князей Воротинских, о Димитрия и Семена, то пусть король сам вспомнит, что мы многократ через своих послов говорили ему, что сии князи Воротинские много бедствия чинят нашим людям, и мы просили, чтоб король строго казнили сих князей, а взятое велел бы отдать. Нынешней зимой, в большой пост то же князья Воротинские пришли НЕ тайно, а явно войной в нашу отчину, по рекою, за Окой, и людей многих там до смерти избили, а Иных в плен ввели. Наши люди не могли стерпеть такой обиды и ходили за ним в погоню и отбивалы в них своих жен и детей. Было бы ведомо королю, и впредь мы НЕ будем терпеть обид ни от каких королевских князей и своей силой казнить их будем ".

В период так называемой пограничной войны между Россией и Великим княжеством Литовским (1487-1494) на сторону Ивана III перешли вместе со своими вотчинами князья Воротынский, Бельские, Вяземский, Одоевский, Перемышльского. Когда "королевские люди" пытались вредить отъездом князей силой, на помощь последним приходили московские воеводы. Почти на всем промежутке русско-литовской границы начались военные действия, которые историки называют "странной войной" (1487-1494). Формально война между Россией и Великим княжеством Литовским не оглашалась, великокняжеские полки в ней не участвовали, военные действия против "королевских людей" вели сами местные князья, московские пограничные воеводы брали в них участие будто по собственной инициативе, без приказа "государя всея Руси" .

В борьбе за Чернигово-Северскую землю Иван III использовал свои дружеские отношения с молдавским господарем Стефаном. "В 1 498 году господарь вместе с крымскими татарами вторгся в Подолию и Украину, разорили Брацлав, Чернигов, Львов, Перемышль, Ярослав и другие города", - пишет Д.Бантиш-Каменский. Разрушение черниговских городов подтолкнуло князей к новому отъезда на "московскую службу».

В апреле 1500 Иван III взял на службу с вотчинами Семена Ивановича Можайского, Василия Ивановича Шемячича, князей Трубець-

ких, Хотеновських, Мосальские, Бельских. Тем самым определилась судьба всей Чернигово-Северской земли, которая в 1500 г.. Фактически вошла в состав Московского государства. Великий князь литовский Александр попытался воспрепятствовать этому. Тогда московский воевода Яков Захарьин занял Брянск и быстро привел князей "к крестною целование".

Так началась московско-литовская война 1500-1503 гг. Почти без сопротивления передавались московским воеводам многие города, считавшиеся литовскими: Путивль, Мценск, Серпейськ, Стародуб, Гомель, Любеч, Новгород-Северский, Рыльск. Это уже были не приграничные стычки, а глубоко продуманная Иваном III военная кампания. О сути стратегического плана Ивана III можно узнать из произведения имперского посла барона Сигизмунда Герберштейна: "Первый отряд направляет он на юг, против северской области, второй - на запад против Торопце и Белой, третий размещает посередине против Дорогобужа и Смоленска. Кроме того, он сохраняет в запасе часть войска, чтобы она быстрее могла оказать помощь тому отряду, против которого будет замечено движение литовцев ".

Тройной удар по Литве, о котором писал С.Герберштейн, развивался для Москвы успешно. На юге Яков Захарьин, Иван треснет-Оболенский, Тимофей Тростенський и другие московские воеводы захватили почти всю Северскую землю. В центре воевода Юрий Захарьин приступом взял Дорогобуж, и в битве на р. Ведроши разгромил литовское войско под командованием гетмана Константина Острожского. В этой битве отличились отряды чернигово-северских князей Семена Можайского, Василия Шемячича. Новые подданные верно служили Ивану III, после его смерти (1505) - Василий III. Вассальный связь укрепили брачные узы: в 1506 сын князя Семена Можайского Василий Стародубский женился на родной сестре первой

Дмитрий Самозванец

жены царя Василия III (брак оказался бездетным, поэтому после смерти князя в 1518 году удельное Стародубское княжество было ликвидировано и перешло под власть царя).

Успехи Ивана III были в значительной степени обусловлены благоприятной внешнеполитической ситуацией. Действуя в союзе с крымским ханом Менгли-Гиреем, Иван III достиг две цели: держал в постоянной тревоге Литву и Польшу и отвлекал крымского хана от нападения на южные границы русского государства.

В 1503 г.. Великий князь литовский Александр, который в то время стал и польским королем, запросил мира. По условиям перемирия 1503 Литва признала за Иваном III титул «государя всея Руси» и земли Чернигово-Сиверщины, составлявшие почти треть литовского государства. Однако присоединение Чернигово-Северской земли в Москву было не всегда добровольным. В типографском летописи есть известие, что московские воеводы на Севере "многие грады и села поплениша, а людей мечу и Огнев придаша, а Иных в плен поведоша". Так, используя политику "кнута и пряника", Иван III расширил границы Москвы на запад.

После присоединения к России Чернигово-Сиверщину разделили на уезды, возглавляемые воеводами, которые заступили местных князей, чьи владения, по признанию А.Зимина, представляли собой нечто среднее между уделами родственников Великого князя Московского и вотчинами служилых князей. Включение Чернигово-Сиверщины в состав Московского государства не принесло мира на эти земли. В 1506 литовские воеводы, нарушив перемирие, сожгли Чернигов и напали на владения князей Стародубского и Рыльского. В этом же году "россияне воевали Смоленскую область ... осадили Минск, разорили все до самой Вильни ...".

В 1507 князь литовский Сигизмунд I Старый (брат Александра) принял решение о войне с Россией, в феврале его поддержал литовский сейм, а в марте начались военные действия. Сначала это были мелкие пограничные стычки, которые затем перешли в крупномасштабные бои. Литва вернула Любич.

В начале 1509 был заключен мир между Литвой и Москвой. Сигизмунд I признал границу 1 503 p., А Василий III "обещал НЕ ступаться в Киев, в Смоленск, ни в другия литовские владения ...". В этом была суть так называемого "вечного мира" между Россией и Литвой. Но в 1512 г.. Началась новая война между Литовской и Российской государствами, которая длилась 10 лет. Литовские войска в союзе с крымским ханом совершили нападение на пограничные княжества. Активная роль в этой войне принадлежала Чернигово-Северской земли.

В начале января 1513 войска с "Сивер" под командованием Василия Шемячича совершили рейд на Киев и даже сожгли городские должности. Сигизмунд I писал об этом походе: "Московский враг разоряет и опустошает наши владения. Литовцы же, охваченный страхом, располагают для защиты лишь своими силами, так как приглашать на помощь иноземцев уже поздно".

В 1515 вокруг Василия Шемячича и его Новгород-Северского и Стародубского княжеств развернулась сложная дипломатическая борьба. На эти княжества приходилась львиная доля постоянной сторожевой службы в степях, на них и сваливались первые удары крымских татар, первыми они шли и в бой. Стратегическое положение княжеств трудно переоценить. Они были на стыке Литовской, Российской государств и Крымского ханства, и именно они контролировали регион.

В 1515 литовский князь и польский король Сигизмунд I обратился к крымскому хану Менгли-Гирея с просьбой быть посредником между ним и Василием Шемячича с тем, чтобы уговорить его перейти на сторону Литвы. Сигизмунд I пообещал ему в случае взятия Москвы вдвое увеличить его княжества ("А когда король Москву возьмет, а он ему вдвое даст»). Но, видно, переговоры ни к чему не привели, так как Менгли-Гирей в марте этого же года направил своего сына на Северск княжества "со многой рать". Это был совместный поход литовских и крымских сил. Во главе литовцев стояли Свстафий Дашкевич и киевский воевода Андрей Немирович. Удар был сильным. Союзники забрали много пленных, хотя и не сумели захватить ни Чернигова, ни Стародуба, ни Новгород-Северска.

Военные действия на пограничных землях продолжались с переменным успехом до 1522 p., Когда 25 декабря было подписано перемирие сроком на 5 лет. Смоленск отошел к России, а границами между двумя государствами стали реки Днепр, Иваки и Меря.

Разорение Чернигово-Северской земли крымско-литовскими войсками, как ни странно, способствовало укреплению власти Российской

Иване IV Грозный

государства на территории Северщины. В 1522 г.. Царь Василий III ликвидирует удельные княжества Стародубское и Новгород-Северское. Князь Василий Шемячича был арестован за измену (переговоры с крымским ханством и польским королем). По версии С.Герберштейна, обвинение было ложным, Василий III хотел устранить с политической арены князя Шемячича, заметно влиял на Сиверщину и имел прямой контакт с Крымом. Для управления ликвидированным уделами в Москве сначала создаются специальные организации - замки во главе с дворецким, а во второй половине XVI в. - Приказы.

В 1526 в Москве было восстановлено перемирие с Польшей по 1533.

"Но договор тот и не восстановили прочного согласия между обоим государствами. Литовцы и россияне Пограничные продолжавшего неприязненны действия, отнимая земли друг в друга. Сигизмунд НЕ хотел именовать Василия Большим Государем. Обладатель России не соглашался также называть короля российским и прусским. Так продолжалось до самой кончины Васильевой, последовавшей 5 декабря 1 533 года ", - пишет Д.М.Бантиш-Каменский.

Бантыш-Каменский (1788-1850) - российский и украинский историк, археограф, сын управляющего московским архивом Коллегии иностранных дел М.М.Бантиш-Каменского (1737-1814), под руководством которого получил навыки работы над архивными материалами.

Служил в Коллегии иностранных дел; в 1825-1828 гг. - губернатор Тобольской, а с 1836 г.. - Виленской губерний.

Работая в Украине, собрал ценные материалы, на основе которых написал 4 томную "Историю Малой России" (М., 1822). Исторические документы, помещенные в ней, переизданы О.М.Бодянським под названием "Источники для малороссийской истории" в 1858

В 1534 киевский воевода Андрей Немирович с многочисленной ратью вступил в пределы Чернигово-Сиверщины, осадил Стародуб и Чернигов, но вынужден был отступить.

В 1535 г.. Татарский мурза Булгак в союзе с Шашкевичем ограбил Северскую землю. В 1536 война возобновилась, ареной ее снова стала Черниговщина. Эту войну правильнише назвать региональным, поскольку в боевых действиях в основном участвовали местные князья и воеводы, а не регулярная армия. И главной целью всех походов как российских отрядов, так и польско-литовских был обычный грабеж.

Свои же города и имущество каждая сторона защищали устойчиво. В 1564 русский гарнизон с помощью местного населения отразил на

ступ польско-литовских виськ на Чернигов "и знамя Сапегин взяли". За эту победу от Ивана Грозного в Черниговскую землю был "послан с золотыми и речью" Яков Щетнев.

Пограничные стычки продолжались все время, а пограничные земли переходили из рук в руки.

В 70-х годах XV в. российская дипломатия сделала попытку улучшить отношения России с Речью Посполитой. Поводом для этого послужила смерть в 1572 польского короля Сигизмунда II Августа и прекращение династии Ягеллонов. На польский престол была выдвинута кандидатура Ивана IV (Грозного), принятие которой привело бы к российско-польско-литовской унии. Кандидатура Ивана IV была очень популярна не только среди украинского и белорусского населения Речи Посполитой, но и широких кругов польско-литовской шляхты, недовольной засильем в Речи Посполитой магнатской олигархии. Но Иван IV требовал, чтобы Польша и Литва навеки соединились с Русским государством, и польский трон был признан наследственным в "династии Рюриковичей". Кроме того, он требовал отказа Речи Посполитой от Ливонии и Киева, соглашаясь взамен вернуть Полоцк. Эти условия были отвергнуты польской знатью, потому магнаты боялись не только ослабление своих политических позиций в рамках российско-польско-литовского государства, но и повторение Грозным в Речи Посполитой его опыта борьбы с удельно-княжеской оппозицией. После длительной и жестокой борьбы между кандидатами на польский престол в 1573 королем был избран Генрих Валуа, сын короля Франции Генриха II. В январе 1574, получив известие о смерти своего брата французского короля Карла IX, он тайно бежал, чтобы занять французский престол.

Королем Польши стал Стефан Баторий, один из выдающихся полководцев Европы. При избрании на престол, он поклялся польскому дворянству вернуть все земли, завоеванные Россией в Литве и Ливонии.

Иван ИИИ

Баторий Стефан (1533-1586) - польский король (1576), сын семи градского (Трансильвании) князя Стефана IV. Учился в Падуанском университете. В 1571-1576 гг. - Семиградский князь. После побега французского принца Генриха Валуа избран польским королем при поддержке средней шляхты. В сентябре-декабре 1578, готовясь к войне с Москвой и пытаясь использовать в этой борьбе казаков, увеличивает реестровое войско (500 человек). Реестровые казаки получают ряд привилегий и клейноды (хоругвь, бунчук, булаву, печать). В 1579-1582 гг. Реестровые казаки участвуют в боях против московского войска на Севере. После заключения в 1582 перемирие с Россией правительство Батория проводил усиленную полонизации Левобережной Украины.

В июле-августе 1579 войска нового польского короля, который заключил союз с Крымом и Турцией, перешли в наступление, захватив часть территории Российского государства. В 1582 г.. В Запольский Яме между Польшей и Россией начались мирные переговоры. В первые дни переговоров послы Речи Посполитой получили письма от старост пограничных городов, в которых с тревогой сообщалось, что "люди все с замков украйных поднявшегося прочь пойти". Это заставило поляков поспешить с заключением перемирия, согласно которому Иван IV Грозный отказался от Ливонии в пользу Речи Посполитой, а Стефан Баторий возвратил России приграничные земли, занятые польско-литовскими войсками.

В 1586 Стефан Баторий умер, и в 1587 королем Польши был избран шведский принц под именем Сигизмунда III.

Сигизмунд III (1566-1632) - король польский и великий князь Литовский с 1587 Воспитанник иезуитов, Сигизмунд III способствовал утверждению в Польше католической реакции. В 1592-599 гг. - Король шведский. Свергнутый с престола протестантским шведским дворянством. С помощью Брестской унии 1596 Сигизмунд III стремился добиться полонизации Украины и Белоруссии. Правительство Сигизмунда III жестоко подавил крестьянско-казацкое восстание К. Косинского (1591-1593), С. Наливайко (1594-1596), Т.Федоровича (1 630) и др.

В 1600 Сигизмунд III отправил в Москву посольство во главе с Львом Сапегой, предложив Борису Годунову заключить пожизненный мир, по условиям которого Польша претендовала на передачу ей Смоленская, Чернигово-Северской земли и установления политической унии между обоими государствами. Российское правительство отклонил этот проект и пошел только на заключение 20-летнего перемирия на прежних условиях.

В XVI в. Чернигово-Северская земля была очень беспокойным местом. Она находилась бы в углу треугольника, который образовывался границей между Польско-Литовским и Российской государствами. На западе граница проходила вблизи Носовки, а на юге Прилуки считались спорной территорией, через которую проходили постоянные вооруженные столкновения.

Приграничья было очень беспокойным, частыми были "задоры", так на тогдашней дипломатическом языке назывались всякого рода пограничные инциденты.

Инициаторами этих "Задоров" были обе стороны, поскольку пограничные инциденты приносили ощутимую прибыль как польско-литовской шляхте в так и воеводам, князьям, жителям приграничья.

Пограничные земли в XVI в. представляли собой интересное место по составу населения: с российской стороны - большое количество "гулящих людей", с польско-литовского - бедная шляхта, которая искала, где бы применить свои военные таланты.

Особое положение небольших приграничных городов привлекало сюда "гулящих людей" и беглых холопов, именно здесь им было легче всего спрятаться от розыска и превратиться в свободных людей. Кроме того, правительство само всячески стимулировал приток населения в эти места (защита границ), вплоть до того, что использовал для колонизации Украинских городов так, как ссылки туда преступников, предполагая (в указе 1582), что тот, кто "уличен будет в составе и крамолы, и такого беде человека каз- ныть торговой казнью да сослаты в казаки, в Украйны города ".

По свидетельству монаха Авра- амия Палицына, келаря Троиць- ко-Сергиева монастыря, оставил записи о смутные времена, правительство шел даже еще дальше в своей политике заселения пограничья: допускал, что если "кто злодействующий осужден будет к смерти и еще убежать в то грады Польские и Северские, то тамо да избудет смерти своя ".

Марина Мнишек

В XVI в. в Российском государстве беглецы составляли очень значительную часть населения и считались легальной категории. С их существованием вынужден был смириться даже правительство. "Гулящих людей" особенно много было на пограничных землях Чернигово-Сиверщины. Авраамий Палицын определил их количество в украинских городах - более 20 000 человек.

В Российском государстве в конце XVI и первой половине XVII в. происходили события, которые вошли в историю под названием "Смутного времени". Смутное время, которые продолжались на Руси 14-15 лет, - это сплошная полоса (1598-1613) бунтов, беспорядков, волнений, ослабление власти, разрушение государственных органов управления, внутристановои и межсословных борьбы, вторжений иностранных сил и тому подобное.

В 1601-1603 гг. Россия пережила страшный голод, по словам летописцев, вымерло чуть ли не "треть царства Московского". В обстановке сплошного хаоса в стране резко выросло количество преступлений, кроме того, имели место голодные бунты.

Действительно, разбойников расплодилось невероятно много, столько, что они перешли в несколько иную категорию - не лесных грабителей, а мятежников.

В 1603р. на Москву с Северской земли двинулось большое сборище "гулящего народа" под руководством Хлопка Косолапа. Это были уже не разбойники, а люди с определенной программой действий. Программа, правда, не отличалась ни новизной, ни глубиной - занять столицу, всех извести и ограбить. Главный центр движения находился на южной окраине страны, там, где сводилась оборонительная линия ("засечная черта»). Именно здесь искали убежища гонимые нуждой и голодом крестьяне и холопы.

Плодородные земли пограничной Украине меньше пострадали от неурожая 1601-1603 гг. Но именно поэтому казна, стремясь компенсировать большие недоимки в других уездах, увеличила здесь сбор податей,

Русские воины

вызвав этим недовольство у местных крестьян. Нужна была только искра, чтобы вся эта Гурба недовольных обратила свой гнев на московское правительство. Поэтому Борису Годунову только с большим трудом удалось разгромить отряды восставших.

После разгрома восстания Хлопка значительная часть "развоев", которые уцелели от расправы, нашла убежище в Чернигово-Северской городах. По словам очевидцев, "старые воры, и иже на лошадях овыкшы и к воинских делу Искусные, уйдоша на украину", где позже с оружием в руках выступили на стороне Лжедмитрия. Появление ловкого авантюриста Григория (Юшки) Отрепьева, который выдавал себя за Дмитрия, сына Ивана Грозного, стала толчком к еще одному широкого восстания крестьян, казаков и мелкого служилого люда.

Отрепьев Григорий Богданович (7-1606) - пожалуй, беглый дьяк Московского Чудова монастыря, который выдал себя за убитого сына Ивана IV Грозного - Дмитрия. В 1604 г.. С польско-литовским войском перешел границу и был провозглашен русским царем (1605 год). Лжедмитрий I был убит во время восстания горожан в Москве.

Свои первые решающие успехи самозванец получил в Чернигово-Северской земли. Здесь, кроме местного населения, было много голодных, ушедших и сосланных холопов, беженцев из центральных уездов. Кроме того, в конце XVI в. Украина прокатилась волна народных восстаний. Они были жестоко подавлены шляхтой. Многие участники этих восстаний бежали за Днепр в пределы России. Как результат, пограничные города к началу "смуты" были переполнены беглыми недовольными людьми как российского, так и украинского происхождения. Одни попали сюда из России, другие - с Правобережной Украины. Население приграничных городов Черниговщины поддерживало тесные торговые связи с Киевской областью. Поэтому слухи о "добром" царя очень быстро распространялись из Киева в приграничные города.

Вопреки устойчивым взглядам, самозванец появился не где-то "в Польше" и даже не в Литве, а в "русских землях" на Киевщине и Прилуччине, 1601 г.. Во владениях всесильного магната Адама Вишневецкого. Именно Адам и его брат Константин первыми узнали, что один из их слуг - сын Иоанна Грозного.

С самого начала авантюры образовалась сильная партия сторонников самозванца на "поле", а затем и на московских "Украина", в Чернигово-Северской земли агенты Лжедмитрия I уже в 1603 в мешках ржи и пшеницы, в лодочках и обозах с различными товарами переправляли при покровительстве польских пограничных властей через московские рубежи и мимо застал "прелестные письма" самозванца к населению, их разносили по крепостям, городах, селах и поселках.

В октябре 1604 отряды Лжедмитрия вступили в пределы российского государства в районе Чернигово-Северской Украины. Это привело к тому, что большинство городов и сел выступили против Годунова. В одном из источников упоминается "бысть мятеж во всех северских странах и городах - северяне и вси мятежницы иже во время власти растригины лакнуша крови христианские".

17 мая 1606 в Москве во время восстания против интервентов Лжедмитрий был убит.

Известие о его убийстве и приход на престол Василия Шуйского вызвала среди населения южной окраины государства, в том числе и Чернигово-Северской Украины, большие волнения.

Летом 1606 на Северской Украины началось одно из крупнейших крестьянских восстаний под руководством И.Болотникова. Стали распространяться слухи, что "царь Дмитрий жив". В грамоте патриарха Гермогена и Иова от 1607 сказано: "... собрались жесть на Северской Украине севрюкы достойной рЯзанских и украинских городов стрельцы и казаки, разбойники, воры, беглый холопы, прельстилы преждеомрачен- ную безумием Северскую Украину, и вот тот Украйны многие и другие города прельстились, и кровь православных христиан, как вода, проливается, называют мертвого злодея Растрига живым ... ".

Вместо погибшего Лжедмитрия I Польша выдвинула нового авантюриста, известного под именем Лжедмитрия II. В июле 1607 самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия, умершего в 1606, появился в пограничном городе Стародубе.

Вокруг Лжедмитрия II собрались значительные польско-литовские силы, кроме того, к нему стали присоединяться те, кто продолжал войну с правительством Шуйского. В Чернигово-Северской городах к нему примкнули мелкие служилые

Дворянская конница XVI в

Украинские земли в XVI в.

люди, потом подошли отряды казаков, а позже присоединились остатки разбитых крестьянских отрядов Болотникова.

Разбив весной 1608 царские войска под Волховом, отряды Лжедмитрия II 1 июня подошли к Москве и начали ее осаду. Отряды самозванца попутно грабили не только восторженные села и города, но и те, самостоятельно присоединились к нему. Это привело к тому, что против Лжедмитрия II поднялся народ, который недавно его поддерживал.

В 1609 г.. Польский король Сигизмунд III, убедившись в том, что Лжедмитрий II не в состоянии овладеть Москвой, решил начать открытое вторжение в пределы Русского государства.

Внутри сентября 1609 польские войска перешли российскую границу и появились у ворот Смоленска (цель Сигизмунда III была сделать русским царем польского королевича Владислава).

Украинские земли в XVI в.

На Чернигово-Севере действовали отряды польского шляхтича Александра Лисовского (лисовчикы), за участие в благородном беспорядках против польского короля в 1607 его приговорили к вечному изгнанию за пределы Речи Посполитой, и деваться ему было некуда, поэтому "лисовчикы" боролись отчаянно.

"Лисовчикы" в пору своего расцвета насчитывали до десяти тысяч конницы. Военные историки отмечают железную военную дисциплину этой шайки, исключительную бесшабашность в бою и незаменимость в дальних конных рейдах. Но с другой стороны, по грабежах и мародерство эта дружная компания, пожалуй бы, заняла первое место в европейском чемпионате, задумай его кто-нибудь провести.

Девять лет шла война за русский корону. Однако неудачи польской армии и изменения в международных обстоятельствах подтолкнули Польшу к заключению перемирия. Первого декабря 1618 в селе Деулино (около Троицко-Сергиева монастыря под Москвой) Речь Посполитая и Российское государство подписали перемирие сроком на четырнадцать с половиной лет, при этом Польша удерживала за собой захваченные ею Смоленские и Чернигово-Северскую землю.

"Куда ни пойдешь - вернешься обратно - На родительские на стоптанные пороги - В давние сны, в далеком ноябре Ведут нас все пути-дороги. Я жил когда-то в казачьей шалаше. Плыл в Стамбул в Запорожской стерни, суждено в море потопа мне. Я не жалею, что туда верта Меня вечная память бессмертна "

Юрий Мушкетик

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее