Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow Этика

Счастье

Проблема счастья постоянно фигурирует в повседневной общении людей. Актуальна она в философии, искусстве. Некоторые мыслители, прежде всего евдемонисты, считали ее главной, а все остальные проблемы - производными о ней. Она на самом деле весьма актуальна, поскольку представление о счастье, понимание сущности существенно влияют (по крайней мере могут влиять) на жизнедеятельность личности.

Все хотят быть счастливыми, однако представляют счастье по-разному. Даже специалисты не могут однозначно истолковать это понятие. Часто это связано с отождествлением трех феноменов: счастье; представление о счастье, то есть счастье, каким его знает обыденное сознание (мораль является формой общественного сознания обычного уровня) "счастье" как понятие этики. Все это порождает непреодолимые трудности, поскольку теряется предмет теоретического анализа.

Понятие "счастье", как и любое другое научное понятие, является не объектом, а результатом познания. Этика исследует не понятие "счастье", а собственное счастье, феномен счастья. Правда, она не может обойти вниманием те полупонятие-напивуявлення о счастье, которыми пользуется обыденное сознание, своеобразно осмысливает этот феномен. Результатом такого исследования и четко очерченное понятие "счастье".

Анализ феномена счастья можно начать с рабочего определения, согласно которому оно толкуется как особое психическое состояние, сложный комплекс переживаний человеком высокой удовлетворенности своей жизнью. "Счастье, - по мнению Дж. Локка, - в своем полном объеме есть наивысшее удовольствие, на которое мы способны, а несчастье - наивысшее страдание", можно жить содержательным, творческой жизнью и не переживать такого интенсивного чувства, которым есть чувство счастья. Однако быть счастливым без него нельзя. Это свидетельствует о существенности субъективного начала в счастье.

В то же время предлагаемое определение слишком широким, поскольку не все люди, переживающие состояние наивысшей удовлетворенности своим бытием, действительно счастливы. Удовлетворенность своим бытием может быть результатом извращенного представления о смысле жизни и предназначении человека. Правда, понятие "искаженное представление о смысле жизни и предназначении человека" так часто использовалось различными идеологами, что в его интерпретации приходится относиться осторожно. Предлагаемое определение счастья слишком широкое и потому, что подобные чувства могут вызываться интенсивным эстетическим отношением к действительности, в акте которого человеку нередко удается максимально абстрагироваться от практически-утилитарных, социальных, политических, моральных и других проблем, деактуализуваты их и всем существом почувствовать и пережить безграничную радость своего простого бытия, присутствия в мире, переживания удовлетворения предводительством лоне природы ("Intermezzo" украинского писателя Михаила Коцюбинского (1864-1913)). Однако эстетические чувства удовлетворения бытием существенно отличаются от чувства счастья, поскольку оно является реалистичной, натуралистичнишою форме ощущения и переживания бытия.

Счастье - состояние наивысшего внутреннего удовлетворения человека условиями своего бытия, полноте и осмысленностью жизни, реализацией своего человеческого предназначения.

Объективной основой счастья есть мера добродетели человека, совокупность факторов, определяющих ее жизненное благополучие (здоровье, материальное благополучие, везение и т.д.).

Иллюзии удовлетворение жизнью можно достичь и искусственными средствами (алкоголем, наркотиками и т.д.). Однако после этого непременно наступает тяжелое состояние (похмелье, ломки и т.п.) и прозрение, понимание того, что иллюзия счастья принципиально отличается от настоящего счастья. А счастье, по словам русского писателя Льва Толстого (1828-1910), есть удовольствие без раскаяния.

Признавая субъективное начало существенным моментом счастья, необходимо выяснить объективные основы счастья. Определенный материал по этому дает обыденное сознание, в частности общественное мнение, народная мудрость. Счастливыми считают людей здоровых ("Здоровый нищий, - как считал немецкий философ Артур Шопенгауэр (1788- 1860), - счастливее больного короля") красивых (природа предоставила им значительный аванс); богатых, хотя бы потому, что богатство обеспечивает человеку свободу действий (немецкий мыслитель Фридрих Энгельс (1820-1895) утверждал, что стремлению к счастью меньше всего нужны идеальные права. Оно требует прежде всего материальных средств); влюбленных, которым отвечают взаимностью ("Высшее счастье в жизни - это уверенность в том, что вас любят, - писал французский прозаик Виктор Гюго (1802-1885), - любят ради вас самих, точнее сказать - любят вопреки вам»); тех, кто имеет близких друзей ("... какое счастье - дружба, подобная той, которая существует между нами, - писал К. Маркс Ф. Энгельсу. - Ты-то знаешь, что никакие отношения я не ценю так высоко") ; тех, кто достиг высокого социального статуса; кто максимально себя само-реализовав и заслужил уважение соотечественников ("Мы бываем счастливы, - писал французский философ Блез Паскаль (1623-1662), - только чувствуя, что нас уважают") и др.

Понятно, что одного здоровья или богатства мало для того, чтобы быть счастливым, а владеть всеми благами почти невозможно. Без некоторых из них человек может быть счастливым, без других (здоровье, полноценное общение, реализация творческих потенций) - нет. Очевидно, идеально счастливых людей не бывает.

Счастью человека могут угрожать и природные катаклизмы (землетрясения, вулканы, наводнения, другие бедствия), а также неблагоприятные состояния общества (войны, нестабильность, беззаконие и т.д.). К тому же, как заметил французский писатель Жан Лабрюйер (1645- 1696), "перед лицом некоторых несчастий то стыдно быть счастливым".

Иногда счастливую жизнь понимается как объективный, заранее запрограммированный процесс, как "счастливую судьбу". В Древней Греции судьба была персонифицировано, и она сказывалась именами Адрастен, Ананке, Ате, Атропос, Мойра, Тюхе (Тихое), Хеймармене. В Древнем Риме судьбу называли Парки, Фортуной. Перечисленные персонажи тогдашней мифологии нередко считались богинями не только судьбы, но и счастье. Согласно этой точке зрения отдельные люди просто должны быть счастливы. Это одна концепция, в которой понятие "счастье" характеризует весь жизненный путь человека. Большинство концепций используют это понятие для характеристики отдельных звеньев, эпизодов, фактов жизни личности. Согласно им жизнь редко дарит счастье. К тому же оно слишком кратковременным, эпизодическим, касается человека лишь отдельными гранями (счастливый в любви, но не реализовал себя в научной или художественном творчестве; достиг высоких творческих успехов, но чувствует себя одиноким в этом мире и т.д.). В связи с этим говорят о количественные характеристики счастье.

Иногда счастье понимается как удачу, то есть случайное, часто незаслуженное получения благ (выигрыш в лотерею, получение наследства, нахождение клада). Но если в настоящем чувстве счастья человек испытывает удовлетворение своей жизнью, то в таком случае радость приносят предметы внешнего мира, которые изменяют ее жизнь к лучшему. Поэтому прав римский философ-стоик Луций-Анней Сенека

(ок. 4 до н. э. - 65 н. э.), утверждая, что нельзя считать счастливым того, кто зависит от счастливой случайности. Потому что главное, по словам российского писателя Михаила Пришвина (1873-1954), "чтобы счастье пришло, как заслуга".

Способность человека испытывать чувство счастья и характер этого переживания зависят как от его мировоззрения (идеалов, понимание смысла жизни, назначения человека), так и от многих других субъективных факторов (темперамента, характера, жизненного опыта, способностей, которые он может реализовать). Люди веселого нрава иначе воспринимают свою жизнь, чем мрачные. Это касается уязвимых и невозмутимых натур. Завышенные амбиции и неспособность их реализовать порождают недовольство собой. Не является полезной и заниженная самооценка.

Познание сущности счастья связывают с выяснением того, чем оно является для человека - целью или результатом. Как правило, это следствие неоправданного отождествления реального счастья (результата) с представлением о счастье, которое связывают с достижением определенной цели. Такое представление может сопровождаться интенсивными переживаниями предчувствие счастья, что существенно влияет на достижение жизненных целей, активизирует деятельность человека. А собственное счастье, счастье как результат успешной деятельности нередко делает человека пассивным, по крайней мере на время.

О невозможности однозначного толкования счастье писали многие мыслители. Так, по словам немецкого философа Иммануила Канта (1724-1804), по счастью невозможен никакой императив, который приписывал бы делать то, что делает счастливым. Часто в таких рассуждениях речь идет не о счастье как проявление нравственного сознания, а об объективной основу, то есть о том, что делает человека счастливым. При этом в поле зрения находятся не виды человеческой деятельности, не свершения, которые приносят человеку счастье, а то, что объединяет все свершения. Наиболее полно это воплощено в словах Л. Толстого: "Счастье есть ощущение полноты физических и духовных сил в их общественном применении". Действительно, счастливой может быть человек, поведение и жизнедеятельность которой ориентированы на общечеловеческие ценности. Непременным условием счастья является и самореализация личности. Поскольку жизненные планы людей существенно отличаются, каждый стремится самореализоваться в сфере своей жизнедеятельности, то счастье каждого человека индивидуально неповторимое.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее