Чистые потери страны от внедрения тарифной защиты

Обобщая результаты воздействия тарифа на потребителей, национальных производителей и доход государства, мы можем оценить суммарное влияние тарифной защиты в страну, осуществляет импорт в целом.

Для анализа мы должны ввести некоторые ограничения в аналитической модели. Прежде всего необходимо выяснить, насколько равнозначными являются те денежные единицы, которыми измеряется эффект для каждой группы, которые касаются изменения от введения тарифов. Ведь важна и субъективная оценка значимости каждой из таких групп.

Для упрощения предыдущих суждений мы сделаем оговорку, что каждая денежная единица (независимо от того, является ли она выигрышем или убытком) равноценная для выигравшей, так и для того, что проиграла.

Применяя критерий равнозначности денег, приходим к выводу, что тариф будет служить источником чистых потерь не только для страны, осуществляет импорт, но и для всего мирового хозяйства. Нам известно, что потери потребителей в денежном выражении превышают выигрыш производителей (рис 4.14).

Чистые национальные потери от введения импортного тарифа

4.14. Чистые национальные потери от введения импортного тарифа

Кроме того, очевидно и то, что государство также получает определенный доход от введения тарифов (участок с). Однако левая часть графика показывает, что денежное выражение ущерба потребителей все же превышает суммарную величину дохода производителей и сборов, поступающих в бюджет государства.

Убытки, которые наносятся государству, можно определить и другим способом. Правая часть рис. 4.14 отражает рынок импортных телевизоров. Кривая спроса на этом рынке показывает, на какую величину спрос превышает предложение за каждого уровня цен. Эта величина рассчитывается вычитанием внутреннего предложения от внутреннего спроса за каждого уровня цен (т.е. по горизонтали), поскольку импорт равен спроса минус внутреннее предложение. Поскольку участки b и d образуются при одном и том же уровне тарифов и отражают соответственно замещение импорта отечественным производителем и общее снижение спроса, участок (Ь + d) составляет треугольник, высота которого равна размеру тарифа, а основание - общему сокращению импорта (правая часть графика ).

Чистые потери страны от введения тарифа, графически изображены на рис. 4.14, можно оценить и эмпирически. Для этого необходимо знать размер собственно тарифа и величину сокращения импорта вследствие введения тарифа. Как правило, это осуществляется путем определения относительного роста цены, что произошло за введение тарифа, начального уровня цены импорта и эластичности импорта цены, то есть чистые потери страны от введения тарифа можно вычислить, пользуясь информацией, касающейся только импорта.

Проанализируем экономический смысл утверждения о преимуществах от международной торговли и специализации, утраченных в результате введения тарифа. Участок d4 которую часто называют потребительским эффектом (consumption effect) тарифа, характеризует потери, которые несет потребитель страны осуществляет импорт, в результате вынужденного снижения потребления (в нашем примере телевизоров). Потребители согласны заплатить за дополнительное количество импортных телевизоров (d) сумму в пределах 90 долларов, но тариф не позволяет им приобрести их по цене ниже 90 долларов. Потери потребителей (участок d) - абсолютный убыток, элемент общей неэффективности, вызванной внедрением тарифа.

Участок b свидетельствует о сокращении благосостояния, обусловленное тем, что потребительский спрос переключается с более дешевой импортной продукции на более дорогую отечественную. Тариф стимулирует рост отечественного производства, замещающего импорт, на величину QsQs 1. Предполагается, что внутренняя кривая предложения, она же кривая предельных издержек, имеет положительный угол наклона, то есть смещается вверх. Следовательно, производство каждого следующего телевизора обходится все дороже, увеличиваются издержки производства с 80 до 90 долл. Потребители платят за телевизор более 80 долларов, за которые можно было бы их приобрести за рубежом. Эти дополнительные расходы, обусловленные смещением в сторону более дорогого отечественного производства, составляют защитный эффект таможенного тарифа. На графике - это участок Ь, которая также характеризует абсолютные расходы или долю, платит потребитель, которая не поступает ни государству, ни производителю, то есть разницей между затратами, обусловленными отвлечением внутренних ресурсов от другой формы их использования, и экономией от того, что иностранным поставщикам не было уплачено за дополнительное количество телевизоров QsQs 1, недопоставленных в результате действия тарифа. Таким образом, выигрыш от внешней торговли, утраченный с введением торговых ограничений, характеризуется двумя видами эффектов: эффект потребителей (участок d) и эффект защиты (участок b).

Первоначальный анализ тарифа позволяет рассматривать участки b и и как чистые потери от тарифа только при определенных предпосылок. Ключевая предпосылка заключается в том, что при сопоставлении интересов различных групп используется критерий равноценности денег. Именно с помощью этого критерия мы приходим к выводу, что участки b и d, соответствующие потребительским потерям, полностью перекрывают выигрыш национальных производителей (участок а) и величину таможенных доходов государства (участок с). Таким образом, мы выходим на уровень чистых национальных потерь - участок (b + d).

Если считать, что общество полностью удовлетворяет спрос потребителей на телевизоры и доллар выигрыша производителя важнее, чем доллар потребительских потерь, то участки (Ь и </) нельзя признать как чистые потери страны от тарифа. По логике первоначального анализа тарифа мы можем установить, во сколько раз каждый доллар выигрыша производителей и государства достойнее доллар потребительских потерь, и применять собственный критерий к оценке влияния тарифа на отдельные группы и определения.

В проведенном анализе используется также ряд других оговорок, влияющих на оценку эффекта от введения тарифа.

Во-первых, предполагается, что страна, которая осуществляет импорт, сама не может влиять на уровень мировых цен.

Во-вторых, анализ осуществлялся без учета баланса платежей между рассматриваемыми странами, поскольку не учитывалось, что введение тарифа приведет в сокращение выплат иностранным поставщикам. На самом деле снижение денежных затрат на приобретение импортной продукции влечет за собой или изменение курса валют, или изменения платежного баланса в направлении положительного сальдо.

В-третьих, анализ осуществлялся предположение, что в условиях свободной торговли выигрыше и потери отдельных субъектов являются одновременно выигрышами и потерями для общества в целом. Только введение тарифа становится фактором, разграничивает общественные и личные интересы.

Начиная с конца 50-х годов отдельные экономисты стали на практике применять различные методы оценки национальных потерь от использования внешнеторговых тарифов и других торговых ограничений. С этой целью использовались достаточно точные методы. Но сама процедура основывалась на установлении участка, аналогичной b + d на (рис. 4.14). Подобные методы опираются на информацию, касающуюся объемов импорта, импортных пошлин и других таможенных барьеров, а также оценки эластичности спроса по цене для каждого импортируемого продукта.

Однако существует много причин, которые не дают возможности принять стандартную смену участка b + d действительной величину изменения национального благосостояния, обусловленной тарифной политикой. Возникает необходимость корректировки подобных изменений, требует выяснения причин, которые обуславливают, по нашему мнению, одна из существенных причин заключается в том, что большинство подобных изменений возникают из-за недооценки последствий установления торговых барьеров.

Во-первых, экономисты, утверждавшие, что чистый национальный ущерб от тарифа составляет незначительную величину, доходили такому выводу на основании его сопоставления с размером ВВП. Но ВНП является стоимостным показателем большого масштаба "по сравнению с которым другие, безусловно, является" незначительными ". В частности, оценка национального ущерба для США в размере 1% ВНП составляет время 10-20% всего импорта страны.

Другим аргументом является то, что потери потребителей превышают чистые национальные потери. Считаем, что этот аргумент не совсем корректно. Не следует забывать, что отдельным группам торговые барьеры обходятся существенно дороже, чем стране в целом. Чаще всего эти барьеры оказывают неоднозначное влияние на материальное положение отдельных групп населения, при этом совокупный эффект может оказаться обманчиво небольшим. Следовательно, влияние торговых барьеров, заключается в перераспределении доходов внутри страны, превышает их воздействие на благосостояние нации.

Следует также акцентировать внимание на том, что каждый торговый барьер имеет свою административную стоимость. Применение тарифа предусматривает на границе таможенные службы, требует определенных затрат на зарплату. Таким образом, часть доходов от введения тарифа (на графике это участок с) становится платой за само существование этого торгового ограничения. Однако труд людей, занятых на таможне, могла бы быть использована более продуктивно. Поэтому часть средств, переходит от потребителей к государству, является общественной потерей национальных ресурсов. Это означает, что при расчете чистых национальных потерь от тарифа необходимо учитывать доходы от введения тарифов.

Кроме того, протекционизм сдерживает научно-технический прогресс. Как правило, при оценке последствий тарифа предполагается, что он никак не влияет на желание национальных производителей сокращать издержки производства, что на графике иллюстрируется смещением кривой предельных издержек вниз. Эта предпосылка может оказаться ошибочной. Многие исследователи считают, что любая защита производителей снижает стимулирующие мотивы поиска технологических изменений, которые бы позволили снизить расходы. Этой точке зрения было противопоставлено другую, изложенную в трудах Шумпетера и Гэлбрейта, а именно: большой объем валовой прибыли, попадает в распоряжение крупных фирм, становится дополнительными финансовыми ресурсами для осуществления научно-исследовательских работ и ускорения внедрения технологических нововведений. Однако это утверждение не было обосновано эмпирическими расчетами.

В конце концов влияние тарифа на изменение объема импорта может просто недооцениваться. Оценка влияния тарифа зависит от размера соответствующего ему сокращение объема импорта. Но последняя величина часто оказывается заниженной. По нашему мнению, существует ряд причин постоянной недооценки реакции импорта на изменение цен.

Во-первых, обычные статистические оценки эластичности импорта по цене оказываются, как правило, краткосрочными, которые ниже долгосрочные.

Во-вторых, эти показатели основываются на анализе крупных товарных групп, что приводит к недооценке ценовой чувствительности импорта отдельных специфических продуктов, которые имеют высокий коэффициент взаимозаменяемости.

В-третьих, процедура установления настоящего уровня импортных цен часто оказывается некорректной, что опять же приводит к занижению ценовой (и тарифной) эластичности импорта.

В-четвертых, сложность в установлении реального значения эластичности связана с необходимостью одновременного учета различных факторов, часто приводит недооценку влияния тарифов и цен на объем импорта.

Следовательно, влияние тарифов на объем импорта, как правило, недооценивается, что, в свою очередь, приводит к занижению размера чистого национального ущерба от тарифов.

Все приведенные нами замечания по совершенствованию оценки чистого национального ущерба касались увеличения оценки тарифного эффекта по сравнению с предыдущим уровнем. Однако можно привести ряд примеров, когда в результате корректировки тарифный эффект снижается.

Уже отмечалось, что первоначальный анализ не учитывает влияния тарифа на обменный курс между валютами стран, вовлеченных в торговле. Поскольку связь между валютным курсом и тарифом назначений, то даже проблемы валютной и торговой политики можно разграничить. По нашему мнению, этот фактор необходимо учитывать.

Предположим, что тариф приводит к сокращению импорта. Итак, уменьшаются и валютные платежи, поскольку импортная цена или осталась прежней (как предполагается в начальном анализе), или снизилась. Это означает, что размер спроса на иностранную валюту, необходимую для приобретения импортных товаров, также уменьшится. Но такое изменение валютного курса, в свою очередь, повлияет на размер в гривнах национального экспорта и импорта. Если иностранцам придется на каждую гривну отечественного экспорта платить большую сумму своей валюты, то спрос на него сократится и цена в гривнах экспортных товаров может даже несколько снизиться.

Аналогично иностранные товары в гривнах будут дешевле, чем они стоили сначала, поскольку на каждую гривну теперь можно купить больше единиц иностранной валюты. Таким образом, тариф может ограничивать рост цены импорта в гривнах величиной меньшей, чем размер самого тарифа. Если, например, в результате введения 10-процентного тарифа стоимость гривни в единицах иностранной валюты увеличится на 3%, то внутренняя цена импортируемого товара в гривнах вырастет лишь на 7%.

Можно примерно вычислить и размер снижения национального ущерба, вызванного подобным взаимосвязью тарифа и обменного курса. По предложенной оценкой этой величины Джорджио Басеви, чистый эффект от тарифа снижается пропорционально участию валютного курса в тарифном эффекте. Например, если 10% -ный тариф снизил цену иностранной валюты в гривнах на 3%, то конечный ущерб от тарифа будет равна 70% от величины чистого убытка, рассчитанной обычным способом (т.е. как площадь участков b и d). Чем меньше доля в суммарном импорте товаров, подлежащих обложению новым тарифом, тем меньше будет соответствующее изменение обменного курса.

Считаем, что необходимо также акцентировать внимание на том, что изменение уровня тарифа приводит к потере, вызванные перемещением производственных ресурсов. Традиционный анализ производится при предположении, что кривая внутреннего спроса совпадает с кривой предельных издержек как для отдельных фирм производства телевизоров, так и для всего отечественного производства. Это предположение основывалось на том, что любые трудовые или иные расходы, которые используются при производстве телевизоров, не является значительным отлучением от какого-то другого их использования, производительность которого примерно равнялась бы производительности в индустрии телевизоров и оплачивалась на том же уровне. То есть имелось в виду, что работники, занятые в производстве телевизоров, которые получают 5 гривен в час, могли бы найти другую не хуже оплачиваемую работу. На основании этого предполагалось, что расходы фирм, производящих телевизоры, равны средним общественным издержкам.

Считаем, что это утверждение не является корректным. Докажем наше мнение. Если в электронной или иной отрасли оказалась бы необходимость прекращения найма рабочей силы и вложения материальных ресурсов, то этим работникам не так уж и просто было бы найти себе такую работу, где предельный продукт равнялся бы той же величине. Положение, которого работники получают после освобождения, как правило, мало их устраивает, особенно, если новая работа связана с необходимостью изменения места жительства и специальности. Обычно уволенные работники несут значительные материальные затраты в процессе поиска новой работы. Следовательно, расходы, связанные с необходимостью перемещения производственных ресурсов (или структурные расходы), также имеют учитываться при расчете чистого эффекта от изменения уровня тарифа.

Влияние структурных издержек на чистый национальный ущерб от тарифа зависит прежде всего от того, вводится новый таможенный тариф отменяется. Отмена импортных пошлин, безусловно, приведет к увольнению работников из отраслей, конкурирующих с импортом, в нашем примере - с электронной. Работники этой отрасли будут иметь материальный ущерб до тех пор, пока не найдут себе новой работы. Предприниматели и владельцы акций электронной промышленности также несут потери капитала вследствие более высокой конкурентоспособности импорта. Ущерб, нанесенный электронной промышленности снятием тарифа, является реальным снижением общественного благосостояния. Даже если налогоплательщики через Государственный бюджет и смогут облегчить (а может, и полностью компенсировать) снижение доходов в электронной промышленности, потери все же останутся, на этот раз в виде налогового бремени. Очевидно, что размер этих потерь необходимо вычесть из выигрыша, полученного обществом в результате отмены тарифа. Современные исследования доказали, что в некоторых случаях структурные издержки могут полностью нейтрализовать положительный эффект от снятия тарифа.

В то же время учета структурных расходов не приводит к снижению национального ущерба от введения нового тарифа. Новый тариф на импортные телевизоры не приведет к увольнению работников. Напротив, электронная промышленность расширит выпуск продукции и увеличит число занятых. В этом случае структурные потери будут другие отрасли экономики. Одной из них является экспортное производство, которое в результате может сократиться. Причин для этого несколько.

Во-первых, новый импортный тариф приведет к росту обменного курса национальной валюты и приведет к сокращению экспорта.

Во-вторых, введение нового тарифа может спровоцировать иностранные государства к принятию соответствующих протекционистских мер, направленных против национального экспорта, что может привести к потере рабочих мест и доходов в экспортных отраслях.

Таким образом, с учетом структурных издержек величина оценки национального ущерба от введения нового тарифа должна увеличиться.

Учет всех нюансов при исчислении национального ущерба от тарифов и других торговых барьеров - одна из актуальных проблем исследователей. Некоторые нюансы имеют дискуссионный характер - трудно оценить национальные убытки количественно, но, несомненно, эта проблема может быть решена корректировкой с помощью предложенных выше поправок.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >