Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow Этика

Этика Аристотеля

Учась у Платона, Аристотель так и не признал себя его учеником, удостоверяющий общеизвестное высказывание "Платон мне друг, но истина дороже". Именно его взгляды обусловили ориентацию на общее: истину, право, мораль. Аристотель первым назвал этикой науку, изучающую сферу человеческих отношений, поведение индивида как разумного и общественного животного, определил ее место в системе других наук (между психологией - наукой об индивиде, его душу и политикой - учением о государстве). Правда, некоторые этические проблемы, прежде всего проблему высшего блага, он причислял к компетенции политики, которая, по его мнению, "устанавливает, какие из наук нужны в государствах, а также, какие науки и в каком объеме должен изучать каждый".

В своих исследованиях по этике Аристотель стремился выяснить предмет этой науки, природу счастья, сущность и виды блага, способность человека достичь его. Но больше философ занимался сути добродетели, исследовал виды и возможности их воспитания, сущность и виды справедливости.

Блага ("то, к чему все стремится") Аристотель разделил на три вида: внешние; касающиеся души; касающиеся тела. Каждый из этих видов играет определенную положительную роль. Так, для счастья нужны внешние блага, поскольку невозможно или трудно осуществлять прекрасные поступки, не имея для этого никаких средств. Часто это делают благодаря друзьям, богатству, политическому влиянию. Однако главными являются блага, касающиеся души.

Имея определенные стремления, человек ставит перед собой соответствующие цели. Целей, а следовательно, и видов их достижения много. Высшим благом является цель, желательно сама по себе, а другие цели желательны для нее. Это благо касается важнейшей из наук - политики. ее цель охватывает целые других наук и потому свойственно благом человека. Особенно важным считают благо государства, но высшее благо - счастье. А благоденствие и благополучие отождествляют со счастливой жизнью. Однако для многих "счастье - это нечто наглядное и очевидное, скажем удовольствие, богатство или почет". Причиной такого понимания счастья является наличие у человека, кроме "умной", еще и "растительной" и "неразумной" частей души.

У разных людей понимание счастья разное. Часто даже одна и та же человек по-разному толкует его. Аристотель объясняет это тем, что представления людей о благе и счастье формируются на основе собственного образа жизни. Среди основных способов жизни он выделил жизнь, полную наслаждений, государственный и созерцательный способы. Многие люди сознательно выбирают жизнь, полную удовольствий, проявляя тем самым свою низость. Не лучше и государственный образ жизни, для которого благом и счастьем является уважение, почести. Высшим Аристотель считал созерцательный образ жизни, в полной мере доступен только богам, а частично - мудрецам.

Аристотель не разделял утверждение Платона о существовании, кроме конкретных благ, блага как такового, идеи блага, благодаря которой существуют блага конкретные. Если бы оно было, то пользовалось бы такими категориями, как "сущность", "качество", "количество", "мера", "отношение", "время", "место", а потому благо "не может быть чем-то всеобщим и единым . Ведь тогда оно определялось бы не во всех категориях, а только в одной ... Поскольку для всего, что объединяется одной идеей, существует и одна наука, то и для всех благ существовала бы тогда какая-то одна наука. На самом деле, наук много ". Благодаря этому Аристотель пришел к выводу, что благо »как нечто общее, объединенное одной идеей, не существует".

По его мнению, для выяснения сущности счастья как цели действий, чего совершенного и самодостаточного необходимо исходить из назначения человека. Рассматривая счастье как деятельность души и поступки с участием здравого смысла, Аристотель считал назначением человека деятельность в течение всей жизни, поскольку "... один день или короткое время еще не делают человека счастливым или блаженной".

Со счастьем как высшим благом связаны, по убеждениям Аристотеля, моральные качества человека. Характеризуя добродетели, Аристотель считал, что в человеке есть растительная душа (отвечает за потребление, рост, размножение), животная душа (от нее зависят ощущение жажды) и разумная душа (руководствуется разумом), которая присуща только человеку. Одни добродетели он называл мыслительными (мудрость, разумность), другие - этическими (щедрость, благоразумие): "... размышляя о характере, мы не говорим, что человек мудрый или умная, но говорим, что она выдержана или здравомыслящий. В то же время и мудрого мы хвалим за [его душевный] склад, а те склады [души], которые заслуживают похвалы, мы называем добродетелями ". Мыслительные добродетели возникают и развиваются, по его мнению, благодаря обучению, а этические (моральные) порождаются привычкой. Ни одна из этических добродетелей не возникает от природы: только действуя справедливо, человек становится справедливой, благоразумно - благоразумным, а действуя мужественно, становится мужественным. Аристотель считал, что очень много, возможно, даже все, зависит от того, к чему человек приучается с детства. Однако знание добродетелей еще не делает человека добродетельным, для этого необходимы соответствующие поступки. Например, справедливость и рассудительность "рождаются при частом повторении справедливых и здравомыслящих поступков". Обучение пригодно для нравственного совершенствования только тех, кто способен воспринимать все соответственно. Правильное воспитание возможно в обществе, в котором существуют хорошие законы.

Аристотель первым проанализировал структуру человеческого поведения. Рассматривая проблему свободы воли, он разделил все человеческие действия на произвольно (произвольные), несамохитни (непроизвольны) и смешанные. Различаются они по принципу действия, содержится в человеке или вне ее. Так, слава или порицать человека можно, только имея уверенность, что она ответственна за свое действие. Определенный вид деятельности, ее предмет является целью, а воля - стремлением к цели. Они находятся во взаимосвязи. Достижение цели предполагает выбор средств, поэтому моральный характер цели предопределяет использование только моральных средств. Процесс выбора средств заключается в делиберации (взвешивании всех «за» и «против», обдумывании, выборе), а завершается намерением. Моральная ценность поступка обусловлена характером цели и соответствием результата намерения. Только тот человек, который намеренно, а не случайно осуществила справедливое хорошо, заслуживает уважения.

Чтобы определить границы свободы человеческой воли, Аристотель пытался выяснить, как соотносятся с ней составляющие поведения человека (действия, средства, цель). К примеру, произвольно действия и выбор средств, который зависит от глубины и основательности делиберации полностью зависят от человека. Правда, самохитнисть действия и даже делиберации распространяются как на моральные, так и на аморальные поступки. От человека зависит как добродетель, так и недостоинство, поскольку она свободна действовать тогда, когда имеет возможность воздержаться от действия и сказать "нет" или может сказать "да".

Цель, в отличие от действий и средств, определяется человеком только в начале, ведь невозможно удержать брошен камень, хотя бросить его или нет - зависит от человека. Стремление к благу связано с качествами характера, а поскольку каждый человек в определенной степени отвечает за свои поступки, то и выбор целей, стремление к настоящему блага или к тому, что только кажется благом, в той же степени произвольно.

По мнению Аристотеля, душа содержит страсти (переживания), способности и нравственные устои (склад души). Страстями (переживаниями) он считал то, чем сопровождается удовольствия или страдания: влечение, гнев, страх, отвага, зависть, радость, любовь, ненависть, тоска, жалость и др. Способности - это то, что делает человека подвластным этим страстям, благодаря чему ее можно разгневать, заставить страдать, разжалобить и тому подобное. Этическими устоями (складом души) Аристотель считал то, за что человек хорошо или плохо владеет своими страстями. Ни добродетели, ни пороки не является сутью страстей, потому что за них люди не хвалят и не жужжат, а за добродетели, и пороки они заслуживают похвалу или порицание. Добродетель предполагает сознательный выбор, а страсти не принадлежат к преднамеренных действий. Страсти и способности человек получает от природы, а хорошей или плохой от природы она не бывает.

Этическая (моральная) добродетель сказывается на страстях и поступках людей, оказывается в их избытке, недостатке или середине. Добродетели свойственна середина (мера). Так, серединой между трусостью и отвагой есть мужество; между скупостью и расточительностью - щедрость. Для определения середины требуется умение выбирать между избытком и недостатком, так добродетельным быть трудно. Однако не каждый поступок и не каждая страсть могут иметь середину, поскольку уже в названиях некоторых страстей (злорадство, бесстыдство, зависть) и поступков (прелюбодеяние, воровство, убийство людей) содержится плохое качество, а следовательно, плохие они не из-за избытка или недостатка.

Аристотель считал, что благо и добро в определенной степени ограничены. Правильный поступок осуществляют единственным путем, поэтому это сделать трудно, а ошибиться - легко. Таких ложных путей множество, вот почему совершенные люди одинаковые, а плохие - многообразны.

Для достижения нравственных целей необходимо сочетать мыслительные и нравственные добродетели, потому что только осмысленные стремление становятся нравственными. И, наоборот, правильная мысль перестает быть благим намерением, если сочетается со стремлением.

В отличие от Сократа Аристотель не сводил нравственность к знаниям, однако его этика тоже рационалистическая, поскольку критерием морали он считал совмещенную со здравым смыслом практичность. ее Аристотель трактовал как правильную и разумно приобретенную душевное свойство, которое касается человеческого блага (добра) и зла, поэтому в житейских делах предпочтение следует отдавать человеку практической. Однако практичность связана с частичным, изменчивым, иногда даже со случайным, потому ЕЕ не считают высшей добродетелью. Наивысшим является необходимым, познать которое способна мудрость, олицетворяет самое важное знание. Однако в практической жизни это самое важное непосредственно не проявляется, поэтому мудрецы не могут управлять государством (этим утверждением Аристотель отрицает Платону). Познавая истину и изучая необходимое, они очень далеки от частичного и меняющегося.

Идеалом нравственной жизни Аристотель считал жизнь мудреца, потому что созерцание истины является приятным из всех согласованных с добродетелью видов деятельности. Созерцательная деятельность самоценна, благодаря ей достигается блаженство. Однако только жизни богов действительно блаженное. Человеческая жизнь может быть блаженным настолько, насколько в нем присутствует созерцательная деятельность.

Также важной в этике Аристотеля проблема справедливости. По его словам, этот термин много оттенков и означает как справедливость вообще (правильное поведение по отношению к другим с точки зрения норм права, обычаев или общественного мнения), так и добродетель поведения по отношению к другим. Справедливость в узком смысле он толковал как особую этическую добродетель.

Анализируя эту проблему, Аристотель выделял распределительную и уравнивая справедливость. Распределительная справедливость требует не равного распределения (материальных благ, почестей), а такого, что соответствует принципу "достоинства, поскольку" справедливое при распределении ... должен учитывать определенное достоинство ". С этим связаны некоторые проблемы, поскольку сторонники демократии достоинством считают свободу , сторонники олигархии - богатство, а сторонники аристократии - добродетель. уравнивая справедливость распространяется на экономические отношения и правовые нормы. По Аристотелю, обмен бывает произвольно (продажа, покупка, залог, заем, залог, платеж и т.д.), несамохитним, таким, осуществляется скрытно (воровство, прелюбодеяние и т.п.) или подневольным (посрамление, пленение, умерщвление и т.д.). Прибегая к понятиям, которыми пользуются в торговле при обмене товаров, философ отмечал, что уравнивая справедливость заключается в равном обмене (между выгодой и потерей). Справедливости в сфере экономики соответствует эквивалентный обмен, при котором ни одна сторона не получает выгоды и не несет потери (убытков). И хотя такой обмен не дает им преимуществ, в определенном смысле он выгоден для них. В сфере права роль возобновляемая справедливости выполняет судья как представитель закона государства. Его задача состоит в том, чтобы возместить нанесенный ущерб путем сопоставимо наказания, то есть своеобразного выравнивания убытков.

Рассматривая справедливость как добродетель, Аристотель основную ее особенность видел в направленности на других людей. Лучшим человеком он считал ту, которая оказывает справедливо по отношению к другим, поэтому справедливость является не частью добродетели, а всей добродетелью, а несправедливость - не часть порочности, а испорченность целом.

Итак, Аристотель обобщил достижения этической мысли своих предшественников, в частности Демокрита, софистов, Сократа, Платона, развил и углубил некоторые из их идей. А определенные этические проблемы сформулировал и попытался их впервые решить. Хотя его взглядам присущи и недостатки: историческая ограниченность, политические симпатии к. монархии, рационализм. Поэтому раба как собственность другого человека он оставил вне морали, женщин - за то, что страсти в них преобладают над разумом, причислял к существам "второго сорта". Считая созерцания высшим видом деятельности, недооценивал деятельность экономическую, политическую, физическую.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее