Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История мировой культуры

3. Арабо-мусульманское искусство

Шедевры арабо-мусульманского искусства по праву занимают одно из ведущих мест в художественной сокровищницы человечества. Своеобразием художественной культуры исламского мира было отсутствие в ней пластики, поскольку религия запрещала изображать Аллаха и все, что относилось к области божественного.

Пересекая географические границы Аравийского полуострова и расширяя свои владения на запад и восток, арабы, которые еще совсем недавно были в основном кочевниками, столкнулись с культурой стран, которые унаследовали богатство древних цивилизаций. В состав Арабского халифата вошли земли с традициями греческой и римской культуры, например богатые византийские колонии - Сирия и Палестина. В 711-714 годах была захвачена Испания, или аль-Андалус, как ее называли арабы. Кто знает, какие религиозные символы украшали бы храмы в Западной Европе в наше время, если бы франки во главе с Карлом Мартеллом в начале октября 732 году не разгромили арабские войска и не заставили их отойти к Пиренеев. В 633-651 годах арабам подчинились все владения сасанидского Ирана. Культура Ирана, достигла в эпоху Сасанидов особой торжественности и совершенства, была той средой, которая существенно влияло на становление основ самостоятельного художественного мировоззрения арабов. Они внесли значительный вклад в мировую литературу и поэзию, философию и медицину, математику и астрономию, географию и историю, явили человечеству прекрасные и оригинальные произведения искусства.

Особенно большое распространение имела поэзия. Мусульманские властители не жалели средств, чтобы приблизить к себе поэтическую знаменитость, удерживали часто целую армию придворных поэтов. Традиционно они рассматривали слово поэта как средство собственного возвеличивания, ведь прекрасные стихи сразу становились достоянием рынка, где бурлила религиозно-культурное и политическое жизни того времени.

Лирические поэты занимают в литературе Арабского Востока особое место. Конечно, среди них были и римувальникы хвалебных од, и придворные лизоблюды, и своеобразные пропагандисты, которые выполняли заказ того или иного правителя или правящих кругов. Но в лирике, которая выдержала проверку временем, раскрываются внутренние переживания человека, различные состояния ее духовной жизни, отражаются ее стремление к высшим ценностям земной жизни - любви, мудрости, справедливости, мужества.

Творчество прославленных арабских поэтов формировалась как жизнелюбивая, чисто человеческая реакция на исламские аскетические идеалы с их фанатичной нетерпимостью и обещаниями загробной жизни.

Первым среди арабских поэтов-лириков следует назвать Омара ибн Аби Рабиа (644-712 гг.), Который был уроженцем Мекки и после принятия ислама продолжал любить земную жизнь и его радости, воспевал красоту и неповторимость личного чувства, силу и обаяние любви, свободной от любых запретов. Позже европейские ученые-ориенталисты называли его "Дон Жуаном Мекки", "Овидием Аравии и Востока", а один из весьма известных писателей XX века Таха Хусейн справедливо считает Омара ибн Аби Рабиа выдающимся арабским мастером любовной лирики.

Мое разбитое вдребезги сердце -

Глазами ты меня разиш! Ваша походка - так во втором

Стройный колышется камыш! У тебя плавные и волшебные

Все движения состояния, как в раю. Ты улыбнешься - воскресаю,

Отвернешься - все умирает *.

Придворный поэт багдадских халифов Абу Нувас (756- 813 гг.) Был независимым человеком, насмешливой и прямодушным. Возможно, эти черты характера поэта и легли в основу образа одноименного героя фольклора Востока, который появился вольнодумцем, острой на слово человеком, хитрецом, главным персонажем целого ряда смешных историй. Стихи Абу Нуваса о любовных радости, вечеринки с друзьями, о недолговечности человеческого бытия, стремление человека украсить весельем мимолетное земной жизни стали жемчужинами арабской лирики. От Абу Нуваса начинается многовековая поэтическая традиция, продолженная

* Здесь и далее перевод автора.

впоследствии в творчестве персидских мастеров поэзии, в стихах Омара Хайяма и Хафиза. Современный британский арабист-филолог Г. Гибб так оценивает наследие поэта: "Мало кто в арабской литературе может посоревноваться с ним в разносторонности, силе чувства, изысканности и образности языка - недаром некоторые сравнивал его с Гейне".

Или душа не радуется твоя

что земля утопает в цвету, что вина молодого девственность

даст нам силу новую и красоту? Пропади, если пить откажешься

наилучший подарок Творца - Это дочь лозы зеленолистои

и черноплодного отца.

Наряду с Абу Нуваса в Багдаде в течение длительного времени жил Абу-ль-Атахия (748-825 гг.), Поэт, изобрел жанр "зухдийят" - философской лирики, стихов, которыми он обличал недостатки своего времени, предсказал земным властителям неотвратимую возмездие за содеянное ими зло. Эти стихи Абу-ль-Атахии были маленькими трагедиями - в них поэт выразил крах надежд простого человека после установления феодально-исламского деспотизма.

Терпи всякие беды, крепись - недолгий век. Жизнь у человека уменьшается Из года в год. Несчастье бесчисленные, их больше чем песка. Клянем свою судьбу - бесславную и горку.

Значительным явлением в арабской поэзии X века было творчество Абу-т-Тайиба аль-Мутанабби (915-965 гг.). Его лирический герой - свободолюбивая, независимая и стойкая человеческая личность. Исследователи отмечают единство творческих и жизненных критериев Мутанабби. Так, выдающийся арабский филолог Ханна-аль-Фахури отмечает, что поэту "были присущи боевитость, решительность в риске, бесстрашие, неисчерпаемая энергия ..." Мутанабби и в поэзии остается верным своей жизненной программе. Он воспевает те черты человека, которые не признавались в тогдашнем обществе. Это - личное достоинство, воля, мужество, доблесть.

Живи бесстрашно - или умри,

отдай всю кровь свою Под шум знамен, с древком в руке,

получив честь в бою.

Подобное ищет подобия себе, -

закон этот вселенский покорно приму. Скажу лишь: таков уж этот мир, -

негодяи милые и подобные ему.

Благородный будет гордым

и в одежде бедной. И противно видит Мервский шелк

на обезьяне подлой.

Незваным гостем пришла седина,

волосы лавиной снега скатилось к плеч.

И лучше было бы, если бы мигом багрянцем обжег его меч.

Средневековая философская лирика достигла вершин совершенства в поэзии слепого сирийца Абу-ль-Аби аль-Маари (973-1057 гг.). Будучи универсально по тем временам образованным, сверяя свою жизнь с высокими моральными требованиями, аль-Маари в своих стихах обращается к смысложизненных проблематики, раскрывает реальные противоречия человеческого бытия, показывает пути совершенствования природы человека в мире, в котором правит несправедливость, почитаются человеческие пороки. Кружево мыслей мастерски воплощена в своеобразной "атомарной" структуре арабоязычных стихов, где каждый атом - бейт * - как чудовии жемчужина с искрящегося ожерелья.

Один я, и жизнь пустое и мимолетное, нет рядом ангела, ни джина.

Время сошел, исчезли трепетные газели. Постоянные же пастбища. реки, скалы.

Душа и грех - знаменатель общий: Порочная плоть, души убежище ненадежный.

Покорность и печаль, как кровь, у меня н сердце бились, Я звал людей, и люди опоздали.

Персоязычных поэзия, питалась культурными традициями Ирана, дала миру эпический шедевр "Шахнаме" Фирдоуси, прекрасные циклы поэм Низами, Джами, создала большие образцы малого жанра.

* Бейт двухстрочная строфа в поэзии народов Ближнего и Среднего Востока, как правило, содержит законченную мысль.

Первым среди представителей этой классической лирики следует вспомнить Абу Абдулло Рудаки (ок. 860-941 гг.), Названного "Адамом персидских поэтов". С его большой поэтического наследия немного произведений дошло до нас, и именно Рудаки считается родоначальником классической лирики персов, который предоставил основных черт ее стиля, очертил круг важнейших жанров и начал разрабатывать актуальные темы. Призыв Рудаки помогать бедным и обездоленным, а не угнетать и унижать их, стал весомым вкладом в формирование гуманистического мировоззрения.

Абулькасим Фирдоуси {934-1030 гг,) оставил по себе бессмертную эпопею "Шахнаме" ("Книга царей"), в ней он воспевал иранских царей - мифических и исторических. В центре поэмы - сын своего народа Рустам. Фирдоуси рассматривает человека как звено, совмещающая земное и небесное, два мира. Человек - это последнее звено в процессе создания, и все лучшее воплощается в ней.

Омар Хайям (ок. Тысяче сорок восемь - ок. 1123) - один из величайших ученых своего времени, философ, математик, астроном, полиглот. Хайям - автор нескольких сотен рубаи. Рубаи - маленькая поэма с философским подтекстом, что только в четырех Радко дает прекрасный синтез смелой мысли и высокого чувства.

Загадка жизни и смерти, смысл земного существования, счастье человеческое - вот те проблемы, с которыми с гуманистических позиций обращается в своих миниатюрах-шедеврах Хайям. Как лирический герой он предстает искателем правды, жизнелюбивым скептиком и рационалистом, от которого не скрыть моральных или интеллектуальных недостатков и для которого не существует общепринятых догм и авторитетов.

Джалаладдин Руми (1207-1273 гг.) И его творчество связаны с новой традиции, возникшей в халифате Аббасидов * в IX веке, - суфизмом (от араб, суф - грубая шерстяная ткань, отсюда власяница как атрибут аскета). Суфизм - мистическое течение ислама, которая проповедовала аскетический образ жизни и интуитивное познание Бога. Доктрина суфиев основывалась на идеях зороастризма, пантеизма, неоплатонизма и мистике кабалы. От зороастризма суфизм унаследовал идею противопоставления добра и зла как космических сил, своей борьбой определяют содержание исторического процесса. От неоплатонизма была за-

* Аббасиды - династия арабских халифов в 750-1258 годах. Происходит от Аббаса, дяди Мухаммада.

зичень идея эманации божества. Из иудаизма через его мистическую течение - кабалу - в суфизме уходит вера в возможность с помощью особых ритуалов вмешиваться в пантеистически расценен божественно-космический процесс.

Суфии рассматривали мир как порожденный Абсолютом благодаря эманации. Целью жизни человека становилось полное растворение в божестве. В своих стихах Руми сумел предоставить мистической любви к Богу - этому важнейшему постулату суфизма - рис универсального духовного стимула, "источники жизни". Поэт ярко проявил себя в стихотворных сказках, где традиционные, нередко фольклорные сюжеты, осмысленные ним с нескрываемой симпатией к угнетенным и бедных, содержат сатирическое обличение тирании, лицемерия, корыстолюбия.

В том же XIII веке жил знаменитый гражданин иранского города Шираза Абу Абдаллах Мушрифаддин ибн Муслихиддин, известный всему миру под именем Саади (1210-1292 гг.). Легенда утверждает, что Саади тридцать лет учился, тридцать лет путешествовал по миру и тридцать лет писал свои произведения. Уже зрелым мужем он начал писать "Гулистан" ("Сад роз") и "Бустан" ("Сад плодов») - основные свои поэтические произведения. Красной нитью проходит через них мнение о счастливом будущем человечества. Саади верит в человека, в его лучшие черты - стремление к добру и правде, радости и красоты. Для поэта очевидный ответ на вопрос "для чего дается жизнь?", "В чем заключается его смысл?" - В любви к людям, которая реализуется не в словах, а в добрых делах.

Этот идеал жизни трудно было отстаивать в условиях монгольского нашествия, духовной диктатуры религиозных фанатиков. И Саади хватило для этого и мужества, и мудрости, и вдохновение. Его стихи известны всему миру, их строки стали крылатыми. Не оставляют нас равнодушными и сегодня мудрые слова: "Из всех даров мира остается только доброе имя, и несчастен тот, кто не оставит

даже этого ".

Вершиной персидской лирической поэзии XIV века по праву считаются строки еще одного выходца из Шираза Шамседдин Хафиза (1325-1389 гг.). Талант Хафиза так высоко оценил народ, хафизом стали называть врожденного поэта, певца любви и духовной свободы. Хафиз развил в совершенных форм жанр небольшого стихотворения - газели * под пером поэта каждый ее бейт приобретал четкой афористичности и волшебной мелодики. Хотя главным было то, что в рамках уже традиционного жанра Хафиз неповторимо написал о любовь не мистическую, согласно канонам суфизма, а о реальном земную человеческую любовь, которая побеждает мир зла, тьмы, несправедливости.

Гератский поэтическую школу достойно представил Абдуррахман Джами (1414-1492 гг.) - Философ, тесно связан с доктриной суфиев. Он завершает поэтическую традицию, начатую Рудаки и Фирдоуси. В своем фундаментальном цикле поэм "Семь престолов" Джами знакомит читателя с собственными идеалами справедливого устройства человеческой жизни, рассказывает о вечных поисках счастья и согласия в мире, где царит дисгармония. Многие газелей и рубаи поэта стали народными песнями.

Кругляк с твоей улицы, где я упал в прах,

Мне дороже всех престолов в двух мирах.

Ты выйди, косу разврата, и амброй для меня станет пыль,

Где я лежу, отчаявшийся, с мольбой на устах.

Жизнь - это нить, ей суждено поеднувать людей,

К большому сожалению, короткой ее сделал Аллах.

Посмотри, пере, лучи из твоих глаз

Пусть свет веры, истины огонь разожгут в моих глазах.

Я в тебя заронил давно любви чистой зерно,

Еще ростка нет, а я слепой в слезах.

Я кровью написал газель и лентой обвил,

Тебе несу ее, любовь, утоляет в сердце страх.

Посмотри, что написал Джами, читай газель мою

Почувствуй мою боль в скупых словах, печаль в ее строках.

Эпоха классики, блестящего развития арабской художественной культуры, приходится на IX-XII века. В X-XI веках в Багдаде были составлены первые сказки всемирно известного сборника сказок "Тысяча и одна ночь". Именно на острие эпохи была написана "Книга песен" - одна из самых значительных памятников арабской литературы. "Книга песен" увидела свет в Багдаде, а ее автором был Абу-ль-Фарадж аль-Исфахани (897-967 гг.). Произведение имеет двадцать четыре раздела. Название книги соответствует ее содержанию, но состоящей

* Газель - вид моноримичнои лирической поэзии Востока. Как правило, состоит из 5-12 бейтов, в первом из них рифмуются обе строки, дальше рифмовки осуществляется через строку. В последнем Бейти упоминается имя автора.

ся она не только в текстах песен, но и представляет их в широком поэтическом контексте, дополняя и перемежая прозаическими рассказами. Прозаическая часть произведения главное внимание уделяет приводам и обстоятельствам написания стихов и музыки, родословным поэтов и певцов-музыкантов, отдельным моментам их творческой биографии. Находим в книге И разнообразную информацию о культурной жизни арабского общества.

"Книга песен" разворачивает перед нами историческую панораму арабского пения и арабской поэзии на протяжении почти пяти веков (с V-VI в начале X в.). Мозаичная ткань произведения состоит часто из прямых цитат или точного их перевода. Буквально цитатой различные сказания, легенды, сказания рядом со стихами и текстами песен, автор доносит до нас арабскую прозу такой, какой она звучала в далеком прошлом. "Книга песен", таким образом, одновременно является и хрестоматией арабской прозы VI-X веков.

Как уже отмечалось, арабо-мусульманская культура не имела пластического искусства - живописи, скульптуры в традиционном европейском или античном понимании. Поэтому эти виды искусства представлены орнаментальным VI и абстрактными мотивами. Можно сказать, что пластическое искусство присутствует в исламской культуре через каллиграфию и миниатюрная живопись Сила влияния новой религии основывалась на слове, а не на картинке живых существ. Главными святынями стали не иконы и статуи, а древние рукописные Кораны. Высоко развита каллиграфия была письмом не только религии, но и поэзии, философии, науки. Достичь особой утонченности в использовании различных осложненных типов письма, каллиграфия превратилась в одну из форм орнамента, который сыграл значительную роль в искусстве мусульманского Средневековья. Писали справа налево, обязательно используя определенный графический стиль. Самыми распространенными были стиле диване, Магриб, таликов, насх. Куф, насталик, сульс. Если, согласно предписаниям Корана Бога не разрешалось изображать, то все же можно было его обозначать буквами и знаками. Поэтому в искусстве, особенно в отделке культовых сооружений, получил развитие геометрический орнамент, который в основе своей имел знаки и мотивы с символическим религиозным содержанием. Например, слово "Аллах" сказывалось четырьмя вертикальными линиями, которые схематично выражали буквы этого арабского слова. Формируя геометрическую фигуру квадрат, они становились символом Каабы. Два перекрещенных квадраты образовывали восьмиугольную звезду - самый популярный элемент мусульманской орнаментики. Наложение многих квадратов порождало сложный многоугольник. Треугольник, связанный с магическими представлениями еще доисламской поры, обозначал "глаз" Бога. Пятиугольник символизировал пять столпов ислама.

Под влиянием изобразительных традиций других народов орнамент развивался, становился более сложным. Наряду с геометрическими узорами и надписями начинают широко применяться растительные мотивы. Орнамент, как "музыка для глаз", служил художникам главной сферой приложения творческих усилий, компенсировал невиданным развитием существующие ограничения художественного творчества.

В XIV-XVI веках достигает высоких своих вершин искусство книжной миниатюры Среднего Востока. В это время отличаются своеобразной манерой живописные школы Ирана, Азербайджана, Афганистана и Средней Азии.

Искусство миниатюры было глубоко созвучно изящной поэзии Востока. Сюжетами миниатюр служили подвиги легендарных героев, битвы, торжественные пиры, лирические сцены, воспевали высокие чувства верности и любви. Искусство миниатюры условное и декоративное. Это живопись без светотени. Изображение давалось на основе тонкого линейного рисунка и сочетание чистых и сочных цветовых пятен. Миниатюра не знает перспективы. Фигуры и предметы расположены без уменьшения размеров вверх на плоскости листа и похожи на элементы красочного узора. Условные приемы ограничивают изображение человека: его позы, жесты, изображения чувств подчинены канону.

И светский характер миниатюры предопределял перерастания ней узких рамок канона, постепенное приближение ее к реальным формам. Иллюстрации изображали различные сооружения, пейзажи, предметы быта. Именно изображения человека получило впервые в миниатюре сравнительно большей самостоятельности и активности. Мир восточной миниатюры - это сочетание реальности, вымышленного и символики. ее образы передают праздничную атмосферу, полные радости жизни. Наиболее часто встречается изображение прекрасного сказочного сада. Красивые здания, украшенные изразцами, открывают зрителю внутренние дворы и роскошные покои. Все изображенное - люди, здания, животные, предметы, изготовленные с чувством изящного вкуса, - объединенное композиционным и цветовым ритмом и создает образ волшебной красоты.

Искусство миниатюры помогало найти материальную форму одухотворенном чувству природы. Жанр пейзажа, основанный в XIII веке мастерами багдадской миниатюры, приобретает особое значение в живописи Среднего Востока. В миниатюрах школы города Шираза появляются уникальные изображения рафинированного пейзажа. Так, на одиннадцати миниатюрах "Антологии персидской поэзии" (1398) изображена фантастическая страна с горами, покрытыми цветущими деревьями, стройными кипарисами, пальмами различных видов, с рекой, серебристой змейкой течет между разноцветными горами.

В XV веке центром искусства книги Среднего Востока стал Герат. Правители Герата имели прекрасную библиотеку-мастерскую, где переписывались и иллюстрировались новые манускрипты. Среди прославленных каллиграфов и художников известным художником был Кемаледдин Бехзад (1450-е годы - 1533/34 или 1535/36). Сирота с детства, Бехзад учился в Гератский придворной мастерской. Его яркий талант заметил Алишер Навои, который сыграл большую роль в духовном формировании художника.

Высокое мастерство и способность передавать тонкие нюансы реальности обнаружил Бехзад в иллюстрациях к поэме Саади "Бустан" (1487-1488 гг.). Одна из этих миниатюр изображает персидского царя Дария и пастухов на фоне великолепного пейзажа. Внезапное появление всадника только на минуту привлекла внимание пастухов, не нарушив гармонии бытия, а не остановив спокойного течения их жизни.

Присущее Бехзад чувство гармонии отразилось в миниатюре "Беседа ученых в медресе". Организационную роль здесь играет строение с высоким прямоугольным, укрытым драгоценными изразцами порталом и двором, вымощенным мраморными плитками. Строгие, ясные, четкие линии архитектуры, утонченная красота узоров словно переносят зрителя, согласно сюжету, в мир возвышенных и абстрактных понятий. Вместе с тем Бехзад изображает ученых за беседой, привратника, смиренного нищего, который попал в медресе, с той естественностью, которая выделяет его искусство. Поместив фигуры во дворе медресе, художник изображает на дальнем плане двери, открытые в цветущий сад, чем создает впечатление объемности.

Новации, которыми обогатил Бехзад искусство миниатюры, ярко воплощены в его иллюстрациях 1490-х годов к рукописи Шарафаддина Али Йезд "Зафарнаме" ("Книга побед Тимура»). Книга рассказывала о событиях реальной истории. В ней описаны походы Тимура, сцены битв и осад городов, придворные церемонии, строительные работы. Поэтому и каждая миниатюра полна движением, изображает динамичная жизнь.

На двух листах показаны различные периоды строительства мечети в Самарканде. Тяжелые материалы подвозят на слонах. Фигуры рабочих охвачены живым ритмом труда. Композиция умело построена на нескольких планах. Движения людей реально воспроизводят жизненную ситуацию: неф и грузчик с бородой пригнутые к земле грузом мраморной плиты, которую они несут; один из рабочих испуганно втянул голову в плечи, ожидая удара надзирателя, который уже замахнулся плетью. Современники подчеркивали поражающее воздействие работ Бехзада. "Волоски его кисти благодаря его мастерству дают жизнь неодушевленным предметам", - писал историк XV века Хондемир.

Со времен Бехзада все чаще стали появляться листе (не связанные с книгой), на которых изображались жанровые сцены или портреты. Портрет в мусульманском искусстве средних веков имел специфические черты. Художники стран мусульманского Востока стремились передать вам не столько точное сходство и индивидуальность человека, сколько создать определенные типы: знатного вельможи, могущественного правителя, мудреца, философа, поэта, юноши царской подобия - идеального героя восточной любовной лирики. Не случайно эти портреты продолжают визуальный ряд персонажей миниатюр, только увеличенных в масштабе. В них все соответствует канону: позы, жесты, атрибуты, наконец, те черты, отличающие один тип от другого. Изображая правителя, надо было подчеркнуть черты величия и парадности, в образе мудреца главными были его почтенный возраст, физическая немощь, аскетизм, в образе юноши, наоборот, - изнеженность и привлекательность.

Бехзад - известный портретист мусульманского Средневековья. Один из его портретов изображает Шейбани-хана - основателя узбекского государства шейбанид. Шейбани-хан в зеленой и блекло-синий гладкой одежды сидит, скрестив ноги, на красном ковре на фоне большой черной диванной подушки. Традиционной является неподвижная, спокойно-величавая поза; атрибуты письма - чернильница, перо, книга - подчеркивают государственный ум правителя, его увлеченность поэзией. Бехзад изобразил и характерные черты Шейбани-хана: полное лицо с чуть раскосыми глазами, широкие плечи, тяжелый корпус, властный жест сильных рук. Образ грозного узбекского завоевателя полон внутренней силой.

Мастерство искусства Бехзада повлияла на более позднее развитие миниатюры Среднего Востока. Значительное место в ее истории принадлежит произведениям представителей школы Тебриз (XVI в.). Мастера этой школы имеют щедрую палитру красок. Большие многофигурные композиции развернуты на всей плоскости листа и начинают жить самостоятельной жизнью.

Председателем школы и выдающимся ее представителем был Султан Мухаммад. Он принимал участие (1539-1543 гг.) В иллюстрировании рукописи Низами "Хамса" ("Пять поэм»). В этом манускрипте - одном из шедевров восточной рукописной книги - настоящим украшением является миниатюра, иллюстрирующая поэму "Хосров и Ширин". Художник изображает принца Хосрова, который любуется царевной Ширин во время ее купания в озере. Картина повествует о первой встрече влюбленных и полна светлого и высокого чувства. Художник сумел передать дух поэмы Низами, где, как и во всей классической поэзии Востока, любовь, воспевание любимой сливаются с чувством красоты природы.

Султан Мухаммад был автором повествовательных, своеобразных батальных сцен с большим количеством фигур и деталей, которые стали типичными для школы Тебриз. Такой была уникальная, выполненная на развороте, миниатюра "шахской охоты" в рукописи поэмы Джами "Золотая цепь". В сложной композиции все охвачено стремительным, живым движением. На фоне синего неба и золотистой земли яркие фигуры охотников, придворных и танцоров, лошадей, верблюдов и ланей сплетаются в ярком узоре.

В дальнейшем развитии миниатюры доминировал полнеют тип изображений, не связанных с текстом рукописи. Связь с книгой был нарушен, яркие картины уступили место монохромным рисункам. На отдельных листах воспроизводились бытовые сцены, условные портреты. Одаренным художником в XVII веке был Реза Аббаси - руководитель Исфаханском школы. Он прославился как виртуозный рисовальщик тушью. Интересны его зарисовки простых людей, наброски и эскизы.

В условиях застойного позднефеодальным общества проникновения в миниатюру приемов западноевропейской живописи привело к разрушению этого хрупкого и изящного искусства.

Культура мусульманских стран повлияла на многие государства в разных концах мира, стала промежуточным звеном между античностью и Средневековьем Западной Европы. Земли Сирии, Ирака, Египта, Ирана, Афганистана, Средней Азии, Азербайджана и Турции, Туниса, Алжира, Марокко и Южной Испании украшали густонаселенные, благоустроенные города с прекрасными зданиями. Здесь возникли новые типы монументальных сооружений: мечети, помещали тысячи верующих, минареты - башни, медресе - здания мусульманских учебных заведений, госпитали, библиотеки, утопающие в зелени дворцы, крытые рынки, которые протянулись на несколько километров, постоялые дворы - караван-сараи, что возводились в городах и на караванных путях. Жаркий климат обусловил строительство открытых и подземных водоводов, цистерн, водоемов, фонтанов. Славились богатым убранством многочисленные общественные бани, в сооружении которых использовался опыт возведения римских терм. Техника строительных породила особые конструкции из глины, кирпича и камня. Были созданы разнообразные формы арок - Стрела-частых, подковообразные, багатолопасних, фестончатой, - изобретены особые системы сводчатого перекрытия.

Укрепляя свою власть, арабы заселяли старые города, а также, как римляне в свое время, основывали на завоеванных землях военные лагеря. Так возникли Басра (630 г..) И Куфа (638 г..) В Ираке, Фустат (640 г.) В Египте, Кайруан (670 гг.) В Северной Африке. Постепенно военные поселения превращались в богатые торговые города, окруженные крепостными стенами с воротами по количеству сторон света или дорог, которые вели в другие местностей. Цитадель правителя стояла в найукрипленишому месте на возвышении и доминировала над городом. Центр города (медина) занимали соборная мечеть и торговые кварталы для дорогих товаров.

Тип колонной арабской мечети, который возник уже в VII веке, отличался от построенных при жизни Мухамемада в Кубе и Медине. ее внешний вид напоминает крепость, окруженную глухими стенами, в которых пробиты входы, но никто не выделяется как главный. И действительно, в те довольно бурные времена крепостные стены мечети становились полезными при обороне города.

Стены мечети, дворца, медресе, караван-сарая, так же как и стены домов и укреплений, представляли собой препятствие, пряча то, что было внутри. Особое значение (как ядро архитектурной композиции) имел открытый квадратный или прямоугольный двор, окруженный арочными галереями. В мечетях в одну из сторон этого двора, ориентированной в сторону Мекки, прилегающей глубже, чем с других сторон, аркада, которая образовывала несколько рядов молитвенного зала. Арки опирались на колонны и столбы. Многие украшена ниша - мех раб - находилась в стене, ориентированной в направлении Мекки. В отличие от христианского храма, в колонном зале мечети нет центральной оси, направляла бы движение верующих в святилище. Скорее, наоборот, зайдя в зал мечети, надо остановиться, чтобы охватить взглядом ряды опор, расположенные поперек движения к михраба.

Основные элементы богослужения в исламе сводятся к общей молитве, чтению Корана и проповеди. Поэтому мусульманский культ связан с весьма ограниченным набором предметов и церковной утвари. В молитвенном зале мечети рядом с михрабом сводился минбар - возвышение для проповедника. Как правило, это очень высокое кресло на постаменте с крутыми ступенями. Минбар украшается деревянными панелями с резьбой. У михраба содержалась также Максуре - своего рода отдельная комната или ложа, отделена решетчатой, украшенной зубцами и надписями деревянной оградой. Максуре изолировала правителя от толпы верующих. Низко над полом, на цепях, подвешивались бронзовые и медные светильники, стеклянные расписные лампады. Пол мечети, на которой сидели мусульмане, застилалася коврами и циновками из камыша.

С давних времен рядом с мечетью сводился минарет. Его происхождение связывают с несколькими прообразами: со сторожевой или сигнальной башней, маяком. Минарет служит для созыва правоверных на молитву, и выполняет специальный служащий при мечети - муэдзин. Конечно минарет прилегающей к мечети, иногда отдельно. В восточном городе вертикали этих башен, как и шпили готических ч; имив в городах Западной Европы, являются главными ориентирами. Ассимиляция архитектурных особенностей различных культурных регионов обусловила возникновение оригинальных и похожих между собой форм минаретов.

Древнейшей является форма квадратных в плане минаретов Сирии, которые унаследовали вид колоколен сирийских христианских церквей. Последние же, в свою очередь, развили традиции эллинистических и римских башенных укреплений. Тип квадратного в плане минарета вошел в обиход в странах Северной Африки и в Андалусии. На Ближнем и Среднем Востоке доминирующей стала круглая, слегка вверх сужена форма минарета. Вверху минарет украшали кольцевой балкон, карниз и легкая надстройка в виде фонаря.

В различных центрах мусульманского мира и в разные времена менялись размеры этих башен, их пропорции, элементы композиции, характер отделки. Интересная форма минарета в Самаре на берегу Тигра. Он входил в комплекс Большой мечети города, крупнейшей в мусульманском мире, которую начали строить в 847 году. Большая мечеть занимала площадь 38000 квадратных метров и представляла собой типичный образец арабской колонной мечети с огромным двором, молитвенным залом и минаретом. Минарет аль-Мальвия имеет необычную форму: на квадратной основе усеченный конус, охваченный внешним спиральным обходом-пандусом. Возможно, его архитектор взял за образец Вавилонский зиккурат Этеменанки.

Необычным силуэтом отличались минареты Турции. Они были очень высокими, многогранными и многоярусными.

Со времен династии Омейядов сохранились так называемые "замки пустыни» - резиденции халифов и придворной знати, построенные вдали от беспокойных и многолюдных городских центров. У замков были поселения, функционировала система орошения - подземные водоемы, каналы, плотины, подземные цистерны; обрабатывалась земля, цвели сады, велось охоты в ухоженных охотничьих угодьях. "Замки пустыни" напоминали позднеримские и византийские сельские усадьбы. Среди них были и настоящие замки - большие по размерам, сложные и четкие по плану, с парадными залами и комнатами, большим количеством хозяйственных помещений. Замки эти были красиво и богато украшенные рельефами, резьбой по камню и стука *, скульптурой, росписями и мозаиками. Внешне такое сооружение образовывала замкнутый кубический объем с круглыми башнями по углам и единственным парадным входом. Замок Хирбет аль-Мафджар, вблизи Иерихона, в современной Иордании, представляет собой сложный ансамбль, в который входили дворец, мечеть, огромная баня, павильон с бассейном в большом дворе. В замке сохранились мозаики на полу, представляющие римско-византийскую традицию в мусульманском искусстве. Особенно интересна декоративная скульптура из стука. Барабан одного из куполов опирался по углам на фигуры атлантов. Этот античный мотив был расценен с учетом восточных традиций: фигуры тяжелые и застывшие, с мощными, похожими на столбы, ногами, глаза непропорционально большие, прически и линии одежды превращаются в элементы орнамента. Купол в бане украшен розеткой, в шесть лепестков которой вписаны головки восточных красавиц.

С IX века начинают строить медресе *, а через два века они вырастают в систему высших учебных заведений мусульманского мира, которые контролировались государством. В медресе преобладал религиозный, теологический направление. Светские науки - математика, философия, медицина, филология, риторика - находились под влиянием средневековой схоластики.

Первые медресе возникли в Сирии и Ираке. В 1227 году было построено огромное двухэтажное медресе Мустапсирия в Багдаде - с библиотекой, госпиталем, баней. Вокруг прямоугольного двора располагались помещения, где жили преподаватели и студенты.

Альгамбра (от араб, аль-хамра - красная) - высшее воплощение художественных особенностей так называемого мавританского искусства на землях эмирата Гранада, единого владения мусульман на Пиренейском полуострове, которое сохранилось до конца XV века. Дворцовое зодчество Альгамбры датируется XIV веком. В комплекс дворцовых и административных зданий входит парадная резиденция гранадского правителей - дворец Комарес, центральную часть которого занимает двор с прямоугольным водоемом, обсаженным миртовый деревьями (Миртовый Двор). С севера к двора прилегает башня Комарес, внутри которой содержится прекрасная Зал Послов с троном халифа. Рядом возведен дворец Львов - интимный тип дворцового жилья саду, где проходило частную жизнь монарха. В центре архитектурной композиции - снова небольшой открытый дворик с фонтаном. Название дворца происходит от двенадцати каменных львов, окружающих фонтан. Украшением дворца Львов является Зал Двух сестер, купол которой, составленный из пяти тысяч сталактитовых ячеек на основе точного расчета и вызывает ощущение постоянного движения, парение в воздухе.

В отделке Альгамбры использованы поэтические строки. Надписи украшают фонтаны, кафельные панели дворцов и привносят в красоту статики жизни озвученного слова. В Аль-

* Медресе (араб, мадраса, от дарас - изучать) - средняя и высшая религиозная школа.

Гамбро счастливо объединились благодаря мастерству ее создателей архитектура, скульптурное и живописное убранство, садово-парковое искусство, поэзия и ландшафт.

Арабо-мусульманская культура внесла значительный вклад в сокровищницу мировой культуры. Она сама - одно из достижений человечества и поэтому заслуживает уважения и понимания. Мотивы с мусульманской Испании использованы в искусстве Италии, особенно в архитектуре Сицилии и Венеции. В XVII веке на европейском Западе возникла мода на культуру и украшения из мусульманских стран Востока. Арабо-мусульманская поэзия стала достоянием многих народов и вдохновляла поэтов, драматургов других регионов на создание шедевров. Европейские звездные каталоги содержат 210 арабских названий, например, аль-Таир (от араб, ат-Таир - орел, летящий) аль-дебаран (от араб, аддабаран - тыльную). В украинском языке используются арабские по происхождению слова, адмирал (амир аль-бахр - повелитель моря), арсенал {дар ас-синьа - рабочая площадка, верфь), кабель (Хаббл - канат для причаливания) и целый ряд других, в которых мы так привыкли: цифра, тариф, базар, магазин, атлас. Дворцовые и оборонительные сооружения в Крыму тоже напоминают о достаточно тесные контакты славянской и арабо-мусульмапськои культур.

Рекомендуемая литература:

Абу-ль-Фарадж аль-Исфахан. Книга песен. Москва, 1980.

Грюнебаум Г, 3. Основы ы есть черты ара бо-мусульманами культуры. Москва, 1981.

Грюнебаум Г. 3. Классический ислам. Москва, 1988.

Журавский А В. Христианство и ислам. Москва, 1990.

Ислам: традиции и новации. Москва, 1991.

Ислам: Знциклопедический словарь. Москва, 1991.

Коран / Пер. с араб. акад. И. Ю. Крачковского.

Москва, 1990.

Коран / перев. с араб. Я Плотнюка // Вселенная. 1990. N9 6.

Лубський В. И., Борис В. Д. Мусульманское право:

Курс лекций. Киев, 1997.

Массз А. Ислам. Москва, 1982.

Мец А. Мусульманский Ренессанс. Москва, 1973.

Планируемая В. Ф ,, Вахтин Ю. Б. Жизнь Мухаммеда.

Москва, 1991.

Пиотровашй М. Б. коранические сказания. Москва, 1991.

Рубль В. А. история средневекового Востока: Курс лекций. Киев, 1997. С. 235-364.

Суфизм в контексте мусульманской культуры. Москва,

1 989.

Уотт В. Н. Влиянис ислама на средневековую

Европу. Москва, 1976.

Шумовский Т. А. По следам Синдбада-морехода:

Океанская Аравия. Москва, 1986.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее