4. Правление династии Мин

Роман "Троецарствие", воспевая военную победу, умение побеждать, мастерство китайских военачальников, точно выражал суть бурных времен агонии империи Юань и роста народного сопротивления, ненависти к поработителям. Образы непобедимых героев, знаменитых полководцев, отважных и справедливых богатырей отвечали настроениям протеста и среди китайцев были самыми популярными. Многочисленные крестьянские восстания окончательно расшатали трон монгольской династии, астрологи и ворожии предсказывали ее власти гибель. Своеобразным знаменем угнетенных, символом обновления стал культ Майтрейи (Милефо), Будды грядущего, известный китайцам со времен принятия буддизма. Связанные с его именем надежды на счастливое будущее лучше совпадали с народными чаяниями. Сторонники революционной интерпретации культа объединялись в секты, имели характер тайных обществ, призвали к борьбе с монголами, формировали крестьянские отряды. Наибольшую известность получили отряды "красных повязок", которые возглавили антимонгольских движение в стране, что в итоге преодолел последнее сопротивление потомков Чингисхана, сведя на престол китайскую династию Мин (XIV-XVII вв.).

Основные усилия новой династии направлены на укрепление устаревших феодальных институтов, чего нельзя было сделать, не облегчив нищенскую положение земледельцев и горожан. Большинство казенных земель передавалась в вечное пользование крестьянам, обязанным обрабатывать поля, платить налоги государству, выполнять феодальные повинности. Некоторое облегчение получили и горожане: купцам разрешалось передвигаться по стране и вести торговлю, ремесленники могли производить и сбывать свои изделия. У границ государства и в ее центре создавались военные и гражданские поселения, жители которых могли занимать в казну сельскохозяйственные орудия, рабочий скот, семена, отдавая за это часть урожая или компенсируя заем службой в солдатах. Согласно императорским эдиктом земледельцы имели выращивать шелковицу, сеять хлопчатник, обрабатывать заброшенные или ранее затоплены поля, поднимать целину.

Если крестьян прикрепляли к земле, то горожан приписывали к местам проживания, подчиняя бюрократическим инстанциям, заставляя отбывать тяжелые трудовые повинности. Некоторое облегчение положения народа сопровождалось мелочным надзором, бюрократической регламентацией жизни, борьбой императорского дома за абсолютное единовластие. Минским правителям в начале их деятельности удалось стабилизировать экономику страны путем введения вместо обесцененных бумажных денег бронзовых монет и весового серебра, укрепить идеологические основы государства официальным признанием приоритета реформированного конфуцианства (чжусианства) и классической конфуцианской системы образования. Активизировались внешние отношения путем обмена посольствами, направленные китайских миссий в разные страны, осуществления морских экспедиций. Представление об истинной цели внешней политики Китая дают слова одного из адресованных другим странам манифеста: "С давних времен те, кто царствовал в Поднебесной, протягивали свой надзор над всем, что лежит между небом и землей, над всем, что освещается солнцем и луной". Однако с началом кризиса феодального китайского общества (XVI-XVII вв.) Позиции империи на международной арене значительно ослабли, особенно после ряда серьезных поражений китайского войска в его захватнических походах.

Несмотря на тяжелые условия жизни и труда крестьян, это была эпоха довольно развитого земледелия, использовало усовершенствованные ирригационные сооружения, в частности водоподъемные транспортеры, знало способ отбора семян и его яровизации, методы севооборота, сроки пересадки и полива растений, особенности обработки различных почв, учитывало совместимость растений , умело сохранять влагу. Большое распространение достигло хлопчато-ткачество и использования крестьянами хлопчатобумажных тканей собственного производства. В XVI веке начался интенсивный процесс превращения деревень с развитым ремеслом и торговлей на должности - чжень, которым иногда предоставляли статус городов. Определилась производственная специализация отдельных городов, районов и областей: провинция Гуандун славилась железными изделиями, Цзянси - фарфоровой и керамической посудой, районы Шанхая и Сунцзян - прекрасными хлопчатобумажными тканями, остров Тайвань - камфорой и сахаром.

Совершенствовались станки для изготовления шелка, количество цветов в одной ткани доходило до двадцати. Распространилась вышивка сюхуа (живопись иглой), которой изготовляли большие декоративные панно сюжетного характера, соединяя плоскую гладь и тонкий узелковый шов. С XIV века крупным центром фарфорового производства становится Цзиндэчжэнь, где сосредоточились императорские и частные мастерские. Именно здесь были созданы росписи трех цветов: "небесно-голубые", "жертвенно-красные" и "пламенеющие" глазури. Украшался посуду и синим кобальтом разных оттенков, к которому позже стали добавлять над глазурного краски - зеленую, красную и желтую (техника доу-цай - борьба цветов). Образцами для росписи часто служили узоры шелковых тканей.

Общая демократизация культуры, ярко выразилась в драме цзацюй, романе, бытовой живописи, цветной ксилографии, коснулась и прикладного искусства. Фарфор отразил эти процессы: утилитарное назначение фарфоровых изделий и доступность этой продукции способствовали распространению ее среди всех слоев населения, каждый из которых наложил свой отпечаток на тематику декора, трактовка одинаковых мотивов, а также на техническое исполнение изделий. Если в XIV - начале XV века мы видим поиски новых форм фарфора и мотивов росписи, а в XV-XVI веке уже демонстрируют четкие и конструктивно ясные формы, логически продуманную композицию, то с конца XVI века наблюдается переход к осложненных форм и композиций.

Известно, что еще в Юань действовало управления, которое собирало налоги фарфором. Во второй половине XIV века в ходе анти-монгольской войны большинство печей было разрушено, соответственно, сократилось и изготовления фарфора. Поэтому минским императорам пришлось восстанавливать производство замечательного посуды, высоко ценился за пределами страны. Интересы фарфором вызвало стремление коллекционировать изделия из него, а позже и воспроизводить. Уже в XV веке за пределами Китая было собрано большие его коллекции, в частности в Турции и Иране. От XVII века китайский фарфор начинает познавать Европа.

С периода Мин в стране распространяются изделия из перегородчатой эмали, заимствованной через посредство арабов из Византии. Для живописных композиций, которые украшали предметы декоративно-прикладного характера, использовались темно-голубые, желтые, фиолетовые и зеленые цвета эмалей свежих, чистых оттенков. Эффект усиливался добавлением бронзовых деталей. Совершенства достигло лаковое производство, что поставляло изделия из красного резного лака (императорские троны, ширмы, шкафы, столы, подносы и т.д.), мебель, ширмы и панно, расписанные лаками с золотым покрытием и драгоценными инкрустациями. Новых успехов достигло искусство резьбы по дереву, камню, слоновой кости. Детализированная миниатюрная скульптура завоевывала все большее пространство, оставляя монументальной культовые изображения и статуи в больших погребальных ансамблях.

Грандиозные масштабы были органическим элементом тогдашней архитектуры, о чем свидетельствуют мемориальные сооружения в комплексе захоронений императоров династии Мин - Шисаньлин у Пекина. Вход в него украшен пьятипрольотною мраморной аркой, башней с воротами и "дорогой духов", на которой установлено 24 фигуры животных и 12 фигур воинов - стражу покоя умерших. Комплекс состоит из 13 захоронений, каждое из них включает ворота, подземные дворцы, гробницы. Его центром является ансамбль Чанлин - захоронение императора Юнли, где возвышается одна из крупнейших в Китае деревянных сооружений - жертвенный храм Лененьдянь.

Монументализм архитектуры при династии Мин проявил себя в продолжении возведения Великой китайской стены, городских укреплений, огромных дворцовых и храмовых комплексов, в возрождении разрушенного Пекина, стал столицей Китая. Живописность и красота города достигались сочетанием симметричного планирования с асимметрией больших парков, искусственных водоемов и холмов, пространственным размахом. Целостный образ столицы состоял из "внутреннего города", преданного императору, его резиденцией "Запретный город" - ансамблем из ряда комплексов, расположенных по оси и разделенных дворами, и "внешнего города", что было создано в XVI веке и вобрал в себя множество выдающихся архитектурных шедевров, в том числе всемирно известный комплекс "Храм неба" (1420-1530 гг.). Роскошные дворцы, храмы, пагоды, жилья зажиточных горожан, в сооружении которых все больше преобладают камень и кирпич, возвышались на общем фоне одноэтажных, в основном глинобитных жилищ горожан. Знание и мастерство, накопленные в этой области, воплощались в специальные законы и трактаты, в частности "Правила и методы ведения строительства". Как органическая часть архитектуры рассматривались ее малые формы: почетные ворота "пайлоу", декоративные вазы, постаменты для скульптуры, парковые элементы, рисованное декорирования внешних стен и интерьеров.

В живописи, развитие которого во времена династии Мин не ограничивался только прикладным его использованием, очень распространился направление "возрождение классики" (Фанга), позже наиболее полно выражен в активе так называемых "четырех Ванов" (Ван Шимин, Ван Цзяня, Ван юаньци и Ван Шигу). Соблюдение ими канонов стало определенной антитезой новаторским творческим методам; они были уверены, что точный, тонкий кисть, ИУСТ наложены краски, характерные для новаторов, а не можуть.схвилюваты зрителя, потому что им не хватает высоких идеалов классики. Огромную популярность приобрел жанр "цветы-птицы" с его глубокой космогонической символикой, полной реализацией известного эстетического принципа китайской классической живописи: "Случайное собрано вместе". Среди четырех так называемых благородных растений, навсегда закрепились в живописи Китая (орхидея, бамбук, мэйхуа и хризантема), любимым образом стала дикая слива - мэйхуа. ее тонкие веточки с цветами белого, желтого, розового и красного цветов - один из наиболее частых декоративных мотивов в прикладном искусстве и философских - в живописи и поэзии. Это объяснялось национальной этической символикой, согласно которой цветы дикой сливы символизируют благородную чистоту, несокрушимую стойкость, поскольку живые соки сохраняются в дереве мэй даже в самые лютые морозы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >