Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История мировой культуры

9. Культура зрелого феодального общества

Конечно демократизация культуры сказалась и на изменении линии культурного заимствования - акцент с предметов роскоши переносится на предметы общего потребления: развернулось собственное производство фарфора, впоследствии вытеснил деревянная посуда, завозится в страну и начинает активно выращиваться хлопок. К культуротворческим работы массово примкнули низшие классы, однако этот процесс был приостановлен установлением централизованной власти, поставившей вне закона властные амбиции отдельных феодалов, и строгого сословного разделения на военных (самураев), крестьян, ремесленников и купцов с категорическим запретом переходить из одного состояния в другое .

Острая борьба за централизованное государство совпала с появлением в Японии европейцев в лице португальских моряков, которые потерпели крушение (1542), а за ними испанцев, голландцев, англичан. Карты и глобус с определенным для Японии местом существенно изменили взгляд японцев на Вселенную. Для освоения им предлагались два среза западной культуры: средневековая религиозная, которую распространяли христианские миссионеры, и культура, связанная с достижениями цивилизации Нового времени. В миссионерских семинариях начало осуществляться католическое воспитание, крест стал привычным для самураев защитным амулетом, издавались переводы Библии, другой христианской литературы, словари японского языка, классические японские книги, сборники античных авторов, для верующих звучала европейская музыка, относились религиозные пьесы, происходило знакомство с европейским живописью и литографией.

Около четырехсот кораблей получили официальное разрешение на торговлю с другими странами. В Японию завозятся ружья, шелковые ткани, шелк-сырец, табак, сахар, кожа, сандаловое дерево, в портах корабли нагружаются изделиями из лака, фарфора и серебра, золотом и медью. В обиход японцев входят брюки, плащи, головные уборы, часы, очки, кровати, стулья и т. Стали налаживаться каналы возможного экспорта японской культуры на Запад, и угроза импорта передовых социально-политических идей, потери независимости и разграбление страны, после десятилетий кровавых междоусобиц наконец объединенной сегунами * (главнокомандующими)

* Статус военно-феодальных правителей Японии, при которых императорская династия была лишена-власти.

Токугава, заставила закрыть Японию для любых международных контактов. Под страхом смерти запрещались пропаганда христианства, въезд иностранцев, выезд за границу, строительство судов для открытого моря, была практически совсем прекращена торговля за исключением нескольких факторий. Запрет действовал 230 лет.

Установлен сегунами Токугава в 1603 году военно-полицейский режим, который действовал более двух с половиной века, отличался жестокостью и строгой социальной регламентацией: крестьяне прикреплялись к земле определенного феодального владения, оплачивая ее наследственное использования высокий натуральный оброк; представители высшего сословия разделялись на категории в зависимости от размеров их годового дохода и лояльности к семье Токугава еще перед ее приходом к власти (постоянно контролировались тодзама даймё - посторонние даймё, что в прошлом были в оппозиции). Согласно принятой системой залож-нииггва каждый из феодалов должен был построить в сёгунского столицы Эдо имение, который отвечал бы его финансовым возможностям, жить по очереди год в нем, год - в родовом владении, оставляя семью как залог своей вассальной верности в Эдо. Каждая семья приписывалась к конкретному буддийского храма, духовенство контролировало образ жизни и мыслей верующих, система круговой поруки позволяла осуществлять над каждым постоянный полицейский надзор.

Киото, которое с 794 года был столицей страны, теперь выполняло эту функцию только номинально как резиденция императора, его двора и придворных - Куге. Монарху, которого продолжали почитать как прямого потомка богов, были оставлены только ритуальные функции, правление же осуществлялось сегунами и их разветвленным бюрократическим аппаратом. Центром динасгийного правления дома Токугава был именно Эдо, где Иэясу Токугава построил роскошный укрепленный замок, который позже стал основой современного императорского дворца.

Это было время постепенного вытеснения впечатляющей поднятой красотой и изяществом аристократической культуры культурой народа, лишенной условностей, откровенной и динамичной. Среди тогдашних культурных центров - Киото, Осака и Эдо - последний, олицетворяя консолидацию новых сил, стал центром наиболее значительного и интересного периода японской культуры.

Первый сегун дома Токугава - Иэясу (1542-1616 гг.) - Направил свои усилия на преодоление помпезности, крикливой роскоши, чрезмерной красочности, заимствованных его предшественником Тоётоми Хидэёси с китайского стиля эпохи Мин, и попытался возродить простую изысканность, спартанскую строгость и беззаботную уравновешенность эпохи Асикага (вторая династия сёгунов Японии, 1335-1573 гг.), когда под влиянием китайских традиций произошло значительное подъема японской культуры. Время от времени в Эдо стали появляться указы о запрете некоторых слишком свободных развлечений, что ослабляли дух верноподданичества и национального достоинства, была остро осознана необходимость идеологического обоснования режима, который гарантировал бы сёгунатом безопасность. Это и было осуществлено с помощью неоконфуцианства, привнесенного из Китая дзен-буддийскими монахами еще в XIV веке. Его токугавська интерпретация отстаивала небесную санкционованисть существующего общественного порядка, требуя от вышестоящих щедрости и справедливости, от подчиненных - покорности и приличия.

Влиятельность учения обеспечивалась его сильным нравственным потенциалом, выраженным, в частности, в категориях Пяти отношений (Горин) и Пяти устойчивости (годзьо), где первая отражала построены на обязанности отношения слуги и хозяина, на кровном родстве - сына и отца на взаимной почтительности - жены и мужа, на верности - младших и старших братьев и сестер, на искренности - отношения между друзьями, вторая отвечала человечности, справедливости, вежливости, мудрости и искренности. На этой почве завершилось формирование кодекса чести самураев - бусидо (путь воина), в основе которого лежала концепция вассальной преданности сюзерену, предусматривающая осуществление актов кровной мести за смерть властителя (по специальному разрешению сёгуната), поощряла к "самоубийству вслед", когда после смерти даймё многие его вассалов делали харакири, ища посмертной славы себе, привязанности нового хозяина - своим родственникам. Продолжали действовать законы и ритуалы культа предков - синтоизма. Оригинально усвоена система Конфуция, кодекс бусидо, синтоизм, подкрепленные учением дзен-буддизма, составили основу квазирелигия, которая устраивала всех.

Начало вхождения Японии в Новое время принес с собой стремления к возрождению классических идеалов, невозможного без просмотра древних философских систем с целью определения их жизнеспособности. Были впервые напечатаны набором (1644), изучены и прокомментированы архаичные произведения VIII века "Кодзики" и "Нихонги", в которых излагалась древняя японская мифология; в "Комментарии к Кодзики", написанном в 44 томах Мотоори, их философско-мифологический смысл роз 'яснювався в соответствии с реалиями времени. Иэясу, а за ним его потомки, охваченные жаждой знаний, активизировали интеллектуальная жизнь высших слоев общества: стремительно растет количество библиотек, в них из храмов и частных коллекций поступают ценные произведения, место в сёгунского окружении начинают занимать выдающиеся ученые, изучается японская история, существенные шаги в своем развитии делают естествознание, в частности ботаника, медицина, реформируется система образования.

Интересную страницу культуры данного периода составляют по-самолето-экономические труды, связанные с изучением конкретных социальных проблем. С целью поддержку феодального режима, они видели основу общества в крестьянском сельскохозяйственном производстве и стремились предотвратить разрушение его традиционной структуры. их авторы туманно представляли себе пути преодоления возникших в обществе, поэтому предложенные проекты его перестройки в основном были утопическими, но это не умаляет большого культуротворческого потенциала их исследовательской работы. Не случайно книга Огю Сорая "Беседы о политике" и произведение его ученика Дадзай Сюндая "Записки об экономике" не только были широко известными, но и привили японцам устойчивый интерес к такого рода занятий.

Не меньшее значение придавали и исследованиям в области истории, ища в ней ответы на актуальные вопросы тогдашней действительности. Существенные исторические труды были созданы родовыми династиями Хаяси и Токугава (из рода Мито). Так, начатые Хаяси Радзан исследования завершил его внук Сюнсай в "Общей истории нашей страны", состоявшая из 310 томов. В 1699 году изданием "Основных анналов" и части "биограф" (продолжение этой работы позволило завершить в начале XX века "Историю Великой Японии" в 397 томах) были зафиксированы достижения школы Мито, основанной Мииукуни. Ориентация на конфуцианское толкование нравственного долга как зависимого от социального статуса человека не повлияла на стремление к объективному описанию и систематизации исторических фактов, к поиску реальных доказательств. В период правления шестого и седьмого сёгунов - Иенобу и Иецугу - историческая наука существенно продвинулась вперед благодаря творчеству Араи Хакусы-ки, впервые сделал попытку установить периодизацию японской истории без ее миологичних объяснений ("Дополнительные исследования истории"), проанализировал мифы о "эру богов "как отражение реальной человеческой истории (« Очерк древней истории »), изложил жизнеописание всех родов, которые существовали в Японии (" Сведения о кланы ").

Безусловным достижением в развитии знаний стал специфически японский математический метод вычисления - Васан, на основе которого раньше Лейбница и Ньютона Секи Такакадзу овладел важными для высшей математики дифференциальным и интегральным исчислении, что, к сожалению, оставалось в течение длительного времени только забавой математиков-виртуозов. Ответом на социальный заказ было внедрение достижений науки в сельскохозяйственное производство, ярким свидетельством которого стала "Сельскохозяйственная энциклопедия" Миядзаки Ясусада.

Образованность все больше осознавалась как ценность, причем не только верхушкой общества. Образованным людям предпочитали, на них в первую очередь распространялись привилегии, им разрешалось открывать собственные частные школы, за успехи в учебе награждали так, как раньше военную победу. Возросла роль храмов как центра тиражирование классической литературы, ее детального исследования. Научная дискуссия стала признанным способом нахождения истины. По образцу монастырских школ, давали систематическое образование представителям правящего класса и детям самураев, были организованы школы городские, где с разрешения пятого сёгуна Цунайоси (1680-1709 гг.) Преподавание вел не буддийский священник, а учитель. Так начальные знания по каллиграфии и навыки чтения стали распространяться среди простого люда. По приказу Цунайоси было подготовлено карманное издание китайских классиков, сам он увлекался комментированием и разъяснением редких книг, считая эрудицию обязательным для политической элиты общества.

И самые интеллектуальные усилия сосредоточились вокруг философии, наиболее полно соответствовала духу просвещенного правления. ее ортодоксальную нишу заняло нео-конфуцианство, которое после смерти его основателя Чжу Си трансформировалось в идеологию китайской бюрократии, а следовательно, устраивало и токугавський режим. Представлено в Японии различными местными школами, оно продемонстрировало истинную единодушие в нравственном направлении их основных поисков, результатом которых стало появление учебных пособий по моральных норм поведения (самые-известным был "Популярный учебник Ямато" Кайбара Екинена). В школах преподавали специальный курс этикета, акцентируя внимание на строгом соблюдении форм и символики вежливой поведения; состоятельные люди впадали перед аристократами, их ближайшим окружением, требуя овладеть аристократическим умением подбирать и носить одежду, входить и выходить из комнаты, общаться, компоновать букеты, разбивать сады, сервировать стол.

В Киото, который был центром рафинированной аристократической культуры, изготовление предметов обихода, например зонтиков или палочек для еды, осуществлялось одним способом и считалось монополией определенного придворного. Отдельные нравственные нормы были разработаны для женщины, утверждая ее рабское положение в обществе и в семье мужа, которому она должна была беспрекословно подчиняться, что бы он делал и каким бы ни был. (Это - закономерный результат введения в феодальной Японии единоличного наследования имущества только мужчинами.)

С середины XVII века разворачивается процесс "Японо-зации" неоконфуцианства. Он выливается в широкий националистическое движение противников иностранных влияний и заимствований, лидером которого выступила школа кокугаку ("отечественных наук") во главе с Мотоори Норинага (+1730 -1801 гг.).

Показательно, что даже в пределах сформированного в ответ противоположного направления кангаку (китайской науки) основным был признан принцип тщательного анализа текстов классических конфуцианских памятников за их традиционными толкованиями. Апеллирование к древним образцов породило Идею возвращения реальной власти императору и соответствующего ограничения прав его вассалов. После незавершенной буржуазной революции Мэйдзи это способствовало переходу Японии на капиталистический путь развития. Но рост самосознания человека и утверждения как доминирующего светского, то есть сугубо городского, варианта культуры заставили действующие (в пределах кангаку) школы классического конфуцианства все больше отходить от воспевания формализованной поведения и механистических ритуалов, обращаясь к сознательной активной деятельности человека во всем ее чувственном богатстве.

Возрождается и приобретает популярность концепция китайского философа Ван Янмина (японской Ойомей) (1472- 1528рр): признавая лишь интуитивное знание, он произносил, что мир - в сердце человека, поэтому для его познания достаточно углубиться в свое сердце. Вокруг этой идеи была создана целая философскую школу Ойомейгакуха. Новшеством в реабилитации человеческих чувств стало и этическое учение сингаку (учение о сердце) приказчика из Киото Исиды Батанов (1685- 1745), по которому сердце является отражением в человеческой личности небесного ума и поэтому дает правильное направление в жизни, когда согласуется с совестью , потому что истинная природа человека заключается в добродетельной жизни.

По сути, это была уже философия буржуазии, начинала свою историческую ходу, объявив своим моральным ориентирами честность, трудолюбие и бережливость. Вроде бусидо (пути самурая) она получила название тьонин-до (путь горожанина), заявив таким образом о своей равноправие с учением сильных мира, и для этого были все основания: развитие товарной экономики, который ускорил расслоение крестьянства и самурайства, подъем ремесленничества, его модернизация, накопление капитала в руках купцов и ростовщиков повысили общественную роль горожан, стали искать свое важное место в структуре общества, где влиятельными силами на тот момент Куге (наследственные аристократы, окружение императора) и буке (се-гуннского окружения с чиновных вельмож : и провинциальных феодалов). Привычным для состоятельной части городского населения становится принятие на службу так называемых ронинов - самураев, которые добровольно или через смерть и разорение сюзерена ушли из дружины феодала, теряя таким образом средства к существованию, прежде всего рисовый паек.

Собственная общественная позиция осознавалась активным новым слоем не сразу идеологически, а при посредничестве чувственной структуры человека - в искусстве, разделилось на два потока - аристократический и простонародный. Рафинированное культура аристократов, окружали себя прекрасными лаковыми изделиями, фарфором, вышивкой, произведениями живописи и каллиграфии, устраивая церемонии "слушания ароматов" (кокику) и по поводу цветения сакуры, теперь существовала параллельно с новорожденным культурой буржуазии, стремившейся к самовыражению. Жажда роскоши как показателя независимости и материального благополучия стало определяющим в ее культурных начинаниях, вызвало озабоченность у правящей верхушки, пыталась указами против расточительности сдержать обогащения низов, развитие их независимой от классических китайских традиций, более естественной и подлинно национальной культуры. Во многом росту этой энергичной культуры способствовало отсутствие новых иностранных влияний.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее