4. Религиозные верования, мифология и искусство Западной и Центральной Африки

Определяющей характеристикой традиционно религиозного сознания африканских народов является религиозно-мифологическая картина мира. Она приобретает особые черты в разных этносов, но общим в ней есть представление о взаимодействии сверхъестественных и природных сил, их взаимопревращения. Мир сверхъестественного впитывает в себя главное божество, которое порождает (или из которого возникает) мир, второстепенных божеств (Духов) вод, лесов, земли, а также предков, души которых: уступают посредниками между божествами и людьми особую роль играют предки, ведь в них объединяются свойства двух миров - природного и сверхъестественного: умершие - члены определенного сообщества людей *, существа другого измерения, принадлежность к которому делает их способными влиять на судьбу живых людей. Поэтому в традиционных африканских религиях главное место занимает культ предков.

Те из умерших, кто при жизни не нарушал норм обычного права, как думали баконго, и после смерти помогают живым. Те же, которые в земной жизни нарушали обычаи (особенно это касается колдунов - носителей зла), обращающихся на духов (матебо), которые всячески вредят живым людям (воруют, прибегают к каннибализму). До сих духов основном обращаются злые колдуны (киндоки). К особой группе духов предков принадлежат умершие насильственной смертью (банкита). Среди них выделяются убиты во время войн. Они, по мнению баконго, перевоплощаются в ласточек и летучих мышей. До сих духов чаще обращаются колдуны (Нганга). Духи природы бисимби (духи воды, леса, поля) тоже могут приносить как добро, так и зло.

В повседневной жизни африканца большую роль играли религиозные обряды. Так, в баконго культовый центр называется "Мбанза". Это же название имеет и алтарь, где происходят разные жертвоприношения. Но основным центром является Бакуль, расположенный, как правило, в главном поселке рода. В этом доме есть жрец (Лефу МПУ) в должность которого передается по наследству. Главная жрица женщина (ндона нкенто) вправе очищать и освобождать от клятв.

Большое внимание в традиционных верованиях африканских народов уделяется фетишам (нкизи) - амулеты, талисманы и тому подобное. Люди, животные, растения, земля, минералы, вода, небесные светила - все это в сознании африканца подчиняется природной иерархии, но и сюда способны вмешаться сверхъестественные силы - магия, колдовство. В баконго служители культа предков и колдуны, как правило, носят одинаково - Нганга, но вместе с тем каждому из них прилагается уточняющая название, в соответствии со "специализацией" (Нганга Бакуль, Нганга нкизи и др.). Колдуны, которые творят зло, имеют также большую власть.

У народа бангала, который населяет северные районы Конго, очень распространены анимистические представления, по которым существуют: Элим - душа, которая содержится в теле живого человека; елилинги - тень живого человека; Монголе - душа, остаток

* По представлениям баконго, духи некоторых умерших предков (Бакуль) даже после смерти считаются членами рода (Канда).

шила тело и несет зло людям; бвета - духи болезней. Есть также духи природы: неба - йаиу, земли - сеси, воды, деревьев, рек, молнии, леса. Поскольку от них зависят и добро, и зло, их стремятся задобрить принесением жертв.

Особенно важным для бангала является поддержание тесной связи с духами предков торо. В каждой семье есть небольшая хижина, где проходят обряды подношения или жертвоприношения (чаще всего - мелких животных) этим духам. Кроме этого, бангала верят в чудодейственную силу различных фетишей Банганга, которые приобретают волшебную силу только после того, как над ними совершат магические действия колдуны. Вера в колдовство у народов Черной Африки остается и в наше время достаточно сильной.

В некоторых африканских народов картина мира, отраженная в религиозных мифах, представляет собой довольно стройную модель мироздания с элементами стихийной диалектики. Так, в бамбара и догонов источником развития, становления мира является противостояние, борьба противоположных сил.

Доминирующей в традиционных религиях и такой, что объединяет верования разных этносов, является идея жизненного начала, жизненной энергии или способности. Это начало проявляет себя иногда как сила верховного божества, оплодотворяет все сущее (у народов Центральной Африки - азанде, банен, банда, лугбара и др.) Или вдыхает жизнь, придает смысл объектам видимого мира.

В традиционных религиях человек является главным носителем жизненного начала, через нее происходит приумножение и развитие этого начала. Известный камерунский историк и теолог Е. Мвенг пишет, что общей основой культуры, религии, искусства, технологии, политической, экономической и социальной организации традиционных африканских обществ является постоянная борьба жизненного начала со смертью, с небытием. История человечества - это победа жизни над смертью.

Постоянное воспроизводство из поколения в поколение в сознании африканцев представлений о жизненной силе становится основой формирования идеи непрерывности жизни и взаимосвязи людей - живых и умерших - с божествами, духами, миром окружающей природы. В традиционном сознании существует образ своеобразно иерархизированной структуры Вселенной: на вершине - бог-демиург, который служит неисчерпаемым источником жизненной силы для предков, основателей кланов; ниже - умершие члены племени, ближайшие предки, которые являются непосредственной звеном, объединяющим старших предков с поколением живых людей; наконец, в основе - члены соответствующего племени с их реальными жизненными проблемами и интересами. Именно на основе этих представлений возникают такие характерные для африканского общества культ предков и клановая солидарность. Клан рассматривается как совокупность живых и умерших членов, как незыблемый организм для воспроизведения и передачи жизненной стеклим.

Картина мира, которая формировалась в традиционных религиях Африки, включала представление о иерархичность всего сущего. Мир африканца возникает в жестко упорядоченных формах, где все взаимосвязано, каждый элемент играет определенную роль и занимает определенное место в иерархии.

Традиционные верования африканцев достаточно успешно сосуществуют с христианством и исламом. Африканский теолог и религиовед Дж. Мбити, раскрывая роль религии в жизни африканца, подчеркивает, что ни христианство, ни ислам полностью не удовлетворяют человека, ведь она не ограничивается периодическими религиозными отправлениями. Именно традиционные верования постоянно наполняют текучесть человеческой жизни, они в каждом действии человека, в его словах. Даже начиная исповедовать ислам или христианство, африканец не изменяет своих традиционных верований, и прежде всего культа предков.

Традиционные верования тесно связаны с обрядами и инициациями, представляющие ритуально-символическую сторону жизни африканских этносов. Важным событиям и этапам человеческой жизни соответствуют различные обряды. Благодаря этим обрядам личностные характеристики приобретают социальную значимость, включаются в орбиту отношений социума. Этими обрядами сопровождаются народин, возмужания, вступление в брачный возраст, собственно брак, рождение детей, старость и, в конце концов, смерть африканца.

Особую роль играют обряды посвящения в члены тайных союзов, которые до сих пор сохранились у многих народов Африки. Задача этих союзов - управление всеми сторонами жизни и деятельности членов общин, где они возникли. Тайные союзы решали вопросы войны и мира, выполняли дипломатические миссии, организовывали своеобразную систему образования, осуществляли надзор за соблюдением норм традиционной морали, функции судебных органов, в них исповедовалась традиционная религия. Главной целью деятельности этих союзов было воспитание полезных членов племени. Так, у племен менде, темное, шербро, коно, локо, лимба, КИСИ (Камерун) известен тайный женский союз Санде. Мужчины племени менде объединяются в союз Поро. Как правило, все девушки племени проходят посвящение. Что касается мужчин, то не все они посвящены в члены тайного союза. Некоторые из них не проходят посвящение из-за трусости или по другим причинам. Такие мужчины не могут быть полноценными членами общества. В мужском союзе Поро только одна женщина, которая является символом единения мужчины и женщины, посвящена в его тайны. В некоторых случаях на церемонии инициации девушек в бунду * на священном месте в лесу, присутствуют старшие члены мужского тайного союза той же общины.

Существует два этапа посвящения в тайные союзы. Первый этап, или инициацию, проходят все дети общины в возрасте от шести до десяти лет. На этом этапе мальчики подлежат обрезанию, что является значительным физическим испытанием. В бунду девушек на первом этапе посвящения знакомят с тайнами деторождения, правилами ведения домашнего хозяйства. Ребят старейшины союза обучают тонкостям охотничьего дела, ловкости в выслеживании зверей, умению жить в буше, до умения устроить в нем гамак. Посвященных обучают песен, танцев, знакомят с мифами племени, историей его возникновения, важнейшими событиями в жизни племени и общины, с растениями, применяемыми для еды и лечения, учат применять их.

Пребывание в священном буше длится несколько месяцев и в корне меняет понимание посвященными многих явлений, правил и традиций повседневной и общественной жизни общины. Главное же, что выносят из бушу молодые люди, - осознание силы единства, сплоченности клана. Ведь во время инициации происходит обряд братания. Так, в менде этот обряд сопровождался особой церемонией. Посвящаемого мальчикам приказывали взять в буше по достаточно тяжелом камня и отнести к дереву круга в семи километрах от места инициации. Этот поход проходил обязательно втайне от женщин и сопровождался соответствующими песнями и танцами. Согласно ритуалу камни заключались вокруг дерева. их землей и песком, они зарастали и со временем приобретали вид монолита, словно символизируя духовную и физическую единство инициированных. Это место в случае конфликта между собратьями становилось местом примирения.

Второй этап посвящения в члены тайного союза про-

* Бунд - название ритуального бушу, места в лесу, где происходит Церемония посвящения.

дят уже не все члены общины. Те, кто допускается к нему и проходит его, получают право участвовать в решении особо важных для жизни общины вопросов. Посвященные во второй степень тайного союза решают "пограничные" конфликты, определяют характер отношений с другими племенами.

Священный буш, где происходят первая и вторая инициации, являлся постоянным местом, куда допускали только посвященных членов тайного союза. Второй этап длился несколько лет. Помимо прочих премудростей, молодых людей обучали военному делу. После довольно долгого пребывания в священном буше они возвращались к племени настоящими воинами, зрелыми мужчинами, становились влиятельными членами общины. Посвященные имели своеобразную видмитану - специально сделанные на лице надрезы (скарификация). Эти шрамы были и символами красоты, и своеобразным паспортом, указывал, к какому племени принадлежит человек, имели религиозное значение. Некоторые старшие представительницы женских тайных союзов носили на руках браслеты из ракушек каури, свидетельствовало об их причастности к высшим тайнам священного буииу, а также служило знаком их власти.

В церемониях тайных союзов центральной фигурой была маска. Без ее участия не проводился ни один ритуал. Как правило, каждый тайный союз имеет одну главную маску - символ власти и могущества. Такая маска защищала членов общины от бедствия и беды. При посвящении девушек такая маска учит ритуальным танцам, ведению домашнего хозяйства и всем необходимом в жизни. В мужском тайном союзе Поро маска, которая имитирует голову животного, называется "гбел-ле". Маска прежде использовалась во время церемоний посвящения и сохранялась в ритуальном буше, расположенном в хорошо скрытом от посторонних глаз месте, на своеобразном алтаре. Маска и все культовые и церемониальные предметы рассматриваются как святыни, как реликвии. Главную маску вообще можно было видеть лишь несколько раз в течение жизни.

Маски изготавливали из древесины особого вида, красили в цвета, которые соответствовали их характеру, со временем их реставрировали или совсем заменяли. Своих магических свойств маски приобретали после соответствующих манипуляций жрецов.

Ритуалы посвящения сопровождались танцем маски - "дух" тайного союза. Танцам всегда уделяли большое внимание. Выбор кандидатуры на исполнение главной роли становился делом всего тайного союза. Ведь существовали довольно строгие правила поведения для танцовщика, которому доверяли надевать маску. Исполнитель этой роли не имел права на ошибку во время исполнения танца - все движения соответствовали определенным канонам, подчинялись основном музыкальному сопровождению. Нельзя было упасть во время танца - за это казнили. Ведь ритуальные танцы - групповые. Главный исполнитель ведет танец и все ритуал. Следовательно, нужно знать и выполнять все тонкости танца, который воспринимается как символ единения, успеха, благополучия и может принести племени или общине или удачу, или горе в случае нарушения ритуала.

Кроме масок, связанных с обрядами инициации, существуют еще и маски-провидицы, маски мира, войны, судопроизводства, опасности, удачи, охоты, урожая, соревнования, пожара, нового года, маски певцов и другие. Цвета масок разные. Например, мастера племени вобе (Кот д'Ивуар) используют черный, красный, синий, зеленый, белый цвета. Черный цвет олицетворяет мощь, физическую силу, красный - власть и силу. Маска-предсказательница помогает выяснить истину. ее могут носить только знахари и мудрые старцы. Маска куан используется в борьбе со злыми колдунами, ее разрешается видеть только старикам. Маска войны и костюм к ней, изготовленный из рафии *, имеют красный цвет. Это - образ пролитой крови и свидетельство готовности пролить кровь врагов.

Маска охоты малинового цвета, то есть окрашенная кровью животного. Она не имеет зубов, чтобы не съела забитую дичь. Глаза имеет маленькие с предком - этим подчеркнуто остроту ее взгляда.

Маска как элемент африканской культуры сильно повлияла на европейскую и мировую культуру в целом. В искусстве в начале XX века это нашло свое выражение в кубизме. В парижском музее искусства Африки и Океании является экспонат - маска народа фанг, подаренная художником Дереном. Это - своеобразный символ влияния африканского искусства на творчество некоторых французских художников. Так, Пикассо в картине "Авиньонские девушки" использовал мотивы африканской маски, экспонированной на одной из выставок. Некоторые работы Фернана Леже, в том числе его гобелен

* Рафия - вид древовидных растений семейства пальмовых, из листьев которых получают длинные волокна, используемые для изготовления

"Сотворение мира" из музея Бё в Провансе, свидетельствуют о хорошей осведомленности автора с масками Африки. На гобелене изображена маска Гули баилы с рогами. В скульптуре и картинах Макса Эрнста также много аллюзий на произведения африканского искусства.

Рассказывая о своей встрече с Пабло Пикассо, Я. Ту-гендхольд писал еще в 1914 году: "Когда я был в мастерской Пикассо и увидел там черных идолов Конго, я спросил художника, интересует его мистическая сторона этих скульптур." Нисколько, - ответил он. - Меня восхищает их геометрическая простота "" 1. Однако эта геометрическая простота была результатом многих веков поисков и находок африканской пластики. Считается, что первым открыл высокую художественную ценность африканского искусства Вламинк, который еще в 1905 году купил несколько статуэток и масок . Одна из масок он подарил дерном. Последний показал ее Матиссу и Пикассо. По свидетельствам очевидцев, они были в восторге от маски. Как уже отмечалось, Сахара считается прародиной многих народов Западной и Тропической Африки. Поэтому сахарские памятники живописи (так называемые фрески Тассили) и петроглифы представляют собой их общее культурное наследие. В развитии доколониального искусства этих народов можно выделить три важных периода.

Для первого периода, повязкам связан с первобытнообщинным устройством и начался с Йип тысячелетия до нашей эры, характерные наскальная живопись и петроглифы. Первоначальная творчество носило коллективный характер и была органически связана с решением социальных проблем и мифологическим контекстом. Отличительной чертой этого искусства был первоначальный примитивный натурализм, в котором прослеживаются периодически угасающие и возобновляемые тенденции то реализма, то условности. Крупнейший шедевр древней живописи Африки - изображение мужчины и женщины, которые сидят на скале в Сефара, в горах Тассили. Оно там сделано еще тогда, когда о первых царей Египта не было и мысли.

Дальнейшая эволюция наскальной живописи привела к выработке основ для формирования и развития традиционного народного искусства. Родоплеменная идеология с ее опорой на традиционализм стимулировала закрепления его архаичных форм. Социальная, религиозная и мифологическая функции искусства дополняются в традиционном родоплеменном искусстве етнодиференциювальною. Такое традиционное искусство сохранилось до наших дней у большинства народов Западной и Тропической Африки.

Второй период связан с процессами социального расслоения общества и начинается с I тысячелетия до нашей эры. Художественное творчество обогащается традиционной народной скульптурой и прикладным искусством (культура Нок).

Традиционная скульптура с ее двумя основными видами - масками и статуэтками - продолжает развиваться на основе родоплеменного искусства, усложняет и обогащает его формы, по сути, демонстрируя собой совершенный вид этого искусства.

Третий период, который характеризовался появлением ранне-классовых обществ и начался с X века нашей эры, дал жизнь искусству придворных мастеров. В это время появляется художественная продукция ремесленников цехов. Культурам Ифе, Бенина, Сао (XII-XVI вв.) Присущ высокий уровень художественного исполнения и развитие различных форм скульптуры и прикладного искусства.

Обогащая формы традиционного художественного творчества, профессионально-ремесленное искусство начинает выполнять и эстетическую функцию, ставит его на один уровень с классическим искусством. В раннеклассовых государствах Ифе и Бенина оно достигает вершины художественной законченность, достигнутой африканскими художниками в доколониальный период. Древнейшие формы африканской скульптуры связаны с археологической культурой, открытой в 1944 году в поселке Нок, в междуречье Нигера и Бенуэ (Нигерия), английским археологом Бернардом ФЕГГ. Были найдены скульптурные портреты и фрагменты фигур, выполненные из глины почти в натуральную величину. Культура Нок датировано V веком до нашей эры * - II веком нашей эры. Скульптуры не детализированы. Заметное притяжения старых мастеров к экспрессии, которой достигали с помощью простых форм, обусловлено недостаточным владением техникой обработки терракоты. Часто недостаток скульптурного мастерства в изображении человеческих фигур и животных бы компенсируется акцентом на экспрессии. Портреты культуры Нок были связаны с погребением. Такая традиция сохранилась во многих культурах Западной и Центральной Африки. Статуэтки людей и животных свидетельствуют также о том, что пластика Нок уже была способна

* Сам Б. ФЕГГ отдалял верхнюю границу культуры в ИХ ст. до н. есть.

передавать динамику движения. Это достижение пластики сохранился только в скульптуре нижнего течения Конго и в Анголе. Отдельные черты пластики Нок продолжают существовать в искусстве многих народов Западной и Центральной Африки. Например, в балуба (Конго) председателя скульптур украшают прически, как у головок Нок; в йоруба (Нигерия) - подобные формы глаз и губ; маски нигерийских племен ибибив и екои напоминают известные по культуре Нок так называемые "головы Януса".

Культура, название которой дало древний город Ифе (Нигерия), датируется XII-XV веками нашей эры. Скульптура Ифе сохранилась в глине (терракота) и бронзе, для нее характерна реалистическая, достаточно изящная манера исполнения. Одна из самых известных местных скульптур - терракотовая голова женщины. Реализм выполнения позволяет различать мельчайшие детали лица женщины-африканки и головного убора с украшениями (очевидно, из бусин). Женщина спокойно смотрит на мир. Экспрессия, что наполняла скульптуру Нок, исчезла, утолена желанию точно и детально передать образ знатной женщины.

Работы, выполненные в бронзе, тоже поражают глубиной своего реализма. Изготавливая маски, мастера использовали знания анатомии человеческого лица. Так, одна из мужских масок, так называемая маска Обалфуна, изображает человека с глазами, которые свидетельствуют о ее богатый жизненный опыт, с высоким лбом, с чертами лица, полными решимостью и волевым порывом. Интересно, что мастера, продолжая традиции изготовления масок из дерева, сделали ряды отверстий над и под губами, лбом - возможно, чтобы закреплять волокна рафии для имитации волос на голове, усов и бороды.

Еще одним образцом искусства Ифе выполненное в полный рост статуя правителя города - оные. Все детали одежды переданы очень точно. Однако черты лица властелина уже поданы обобщенно - вероятно, в соответствии с определенным канона. Интересно, что его наряд и символы власти сохранились до нашего времени неизменными.

После упадка Ифе центр политической и культурной жизни сместился в Эдо - столицы империи Бенин (ХНЕ-XIX вв.). Военная экспедиция англичан 1897 разрушила столицу империи, прервав длительную историю развития оригинальной культуры. Командующий "цивилизаторской" экспедицией Бэкон, описывая доблестные деяния своих воинов, все же вспомнил и о найденных им "несколько сотен бронзовых досок почти в египетском стиле, но поистине прекрасного изготовления" и о странных "резные предметы из слоновой кости". Европейцы пришли в восторг от находки Бэкона.

Впечатляющая мастерство изображений на изделиях бенинского мастеров-литейщиков порождала предположение, будто сокровища были наследием Атлантиды. Кто связывал их с периодом классической Греции. Некоторые рассматривал шедевры из Бенина как порождение европейского Ренессанса, объясняя все "португальским" влиянием.

Мастера Ифе и Бенина, а также других центров древней цивилизации Западной Африки при отливке изделий из бронзы и меди широко использовали технику "потерянной формы", ту, которой пользовались ранее народы долины Нила. Изделия, выполненные этим способом, появляются сначала в Ифе, а затем в соседнем Бенине. Даже те из них, которые датируются ранним периодом, поражают великолепным мастерством барельефа и изяществом отделки. Толщина литья составляет 2 мм. Анализируя истоки искусства Бенина, Д. А. Ольдерогге справедливо замечает, что оно, очевидно, является поздним ответвлением искусства бронзовой литейного дела йоруба.

Бронзовые дощечки "почти в египетском стиле", как их назвал Бэкон, украшали когда-то стены и деревянные колонны галереи прекрасного дворца оби (обладателя) Бенина. Барельефы представляли собой хронику важных событий из жизни империи - войны, столкновения с соседями, изображали события дворцовой жизни, охотничьи экспедиции. После появления португальцев оба приказал "освежить" декор дворца, и на барельефах бенинского литейщики изобразили португальцев в складчатом одежде, вооруженных и в защитных доспехах или в шляпах с широкими полями. Пришельцы осматривают город, советуются с местными вельможами, охотятся в тропическом лесу. Искусство Бенина было преимущественно элитарным. Ремесленные артели работали по заказу дворца оби. Они не только украшали дворец, но и изготавливали портретные скульптуры предков для культовых сооружений. Скульптуры были назначены Для церемоний погребального обряда, их с почестями хоронили. Многочисленная также бронза, которая отражала быт местной знати (изображение мужчин на качелях, много одетого всадника с оружием). Очень выразительные статуэтки трубача, воинов. Полная экспрессии статуэтка португальского

солдата с мушкетом. Дворец оби, так же, как и дома бенинского знати, был декорирован скульптурными украшениями, маскаронами в виде человеческих лиц или голов животных. Маскароны срезались позади как маска. В бенинского искусстве много изображений леопарда - символа верховной власти и покровителя страны. Фигуры леопардов охраняли вход во дворец оби.

С искусств, связанных со словом, поэзия - древнейшая на территории Африки. В соответствии со способом передачи и своей формальной структуры поэзия относится к устной традиционной литературы. Действительно, благодаря неразделимости жанров африканского традиционного искусства, которая признавалась во все времена, можно сделать вывод, что поэзия во всем: в сказках и легендах, в космогонических мифах и рассказах об исторических событиях ... Как живая реальность, она присутствует в общении. Составитель "Антологии поэзии Черной франкоязычной Африки" Э. Жеребенок Матезо выделяет четыре категории традиционной поэзии: песни воинов, "магические поэзии", "поэзии обстоятельств" и металингвистический поэзии.

Песни воинов предназначены для поднятия их духа, мобилизации храбрости, боевитости, мужества. Часто они принимают форму обращения к вождям, которые возглавляют войско: встань,

О, господин часов неопределенных ночи, мой господин! Ты видел,

Обладателю часов неопределенных ночи, мой господин,

Чтобы коза кусала пса?

Гиена правду говорит,

Обладателю часов неопределенных ночи, мой господин.

Этот пожиратель вонючих трупов

Говорит правду,

Обладателю часов неопределенных ночи, мой господин. Или же видели, Чтобы коза кусала пса? *

"Магические" поэзии отражают контакт со сверхъестественным - здесь и молитвы, которыми сопровождают инициации, и гимны солнцу, и вызывания дождя ...

Господи, дай нам воду с небес! Благодарение Господу!

* Здесь и далее перевод с французского языка автора.

Что там темнеет как дождь?

Благодарение Господу!

Серое облако, дождевая туча ...

Господи Боже мой, просо сухое!

О, Боже мой, просо сухое!

Боже, что нам несешь дождевую воду!

Благодарение богу!

"Поэзии обстоятельств", собственно, отражают повседневную жизнь африканца. Характерной чертой поэзии Черной Африки является то, что она не ограничена определенным пространством и временем. "Она ритмизуе повседневную жизнь, - справедливо писал Сен-гор. - Она во взгляде мужчины, она в словах женщины, она поздравляет свадьбы, она оплакивает похороны".

В полном буйству сил от чего ты умер?

Зря детеныш свое утешал

И вот ушел от нас! Почему?

Ты стремительно так пошел!

О! Биднее ребенок, дрожишь, уходя от нас.

Смерть - это как долгий сон жизни.

О! Ты ушел так быстро!

Дитя, почему умерла ты?

Для африканских традиционных обществ характерно настоящий культ слова. Силу слова прославляли слово превозносили за его магические свойства. Когда поэтическое слово становилось объектом анализа, рождались тексты самопознания, в которых отображались личность поэта, его роль в жизни традиционного общества, в постижении философских основ бытия.

Я как небесный свод, я как пространство для встречи.

Странно. То, что узнали теперь, существовало и ранее,

То, что случается со мной, уже было: ритм.

Я даю захватить себя потоком,

Это - превращение.

Началом всех начал слова

Есть коронована жирафа.

Жирафа коронована говорит: "Я ГОВОРЮ ..."

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >