2. Исторические формы государственности

Архаичные африканские общества, построенные на родовых отношениях, создавались на почве единства и взаимных обязательств, то есть на моральных принципах. Поэтому для них
наиболее приемлемой была геронтократична форма самоуправления, которая отвечала традиционно почтительном стал
нию к носителям опыта и невозможным злоупотребление
властью, ориентируясь на загальнозначуши ценности и связанные с их отстаиванием исторические прецеденты, а с ростом численности населения, появлением городов, углублением классового расслоения возникают и государства с сильным правлением, с императорами и королями, с имущественным иерархией, разветвленной системой исполнительной власти, административными центрами - столицами, мощными армиями. И они берут за основу общинное самоуправление, которое обеспечивало участие каждого в коллективной жизни, структурируют власть как симбиоз политического и религиозного сохраняют приоритет старейшин в решении вопросов о времени сева и уборки урожая и т.

Только родившись, государственная власть заявила о своем божественном происхождении, многочисленные доказательства чего соберешься в легендах и мифах всех африканских народов. Верховный правитель наделялся сверхъестественной мощью от него зависели плодородие земли, плодовитость женщин, он поддерживал постоянную связь с миром предков, был символом этнического единства и всякого благополучия. Обожания правителей особенно распространилось в восточноафриканских саваннах, они считались живыми представителями предка-основателя и возглавляли мощные народы.

Исторические факты свидетельствуют, что сложные системы правления создавались в районах, благоприятных для земледелия и скотоводства (кочевые охотники и собиратели не знают их и сейчас), например, на восточноафриканских нагорье. Успешная обработка земли обусловила появление постоянных поселений, функционирование которых требовало централизованного правления. Так, народы кавирондо и кикуйю, которые и сегодня проживают в Кении, обживали различные районы: первые сосредоточены на пагорбкуватий равнине, вторые - на гористой местности. Если первый район из-за трудностей его защиты от посягательств соседей и мигрирующих племен нуждался крупнейшей централизации, то кикуйю вообще не знали вождей, пока их не назначила британская колониальная администрация.

Древние классовые общества существовали в Африке в течение тысячелетий, их характерные черты ярко воплотились в легендарном царстве Аксум, появившееся на Эфиопском плоскогорье во II веке нашей эры и заняло почетное место вслед за древними государствами континента - Напата, мерой, древней Эфиопской государством (еще в V- IV ст. до н. есть. в Северной Эфиопии существовало государственное объединение, которое покорило Сабейское колонии).

УIII-VI веках Аксумское царство было сильнейших-шой государством Северо-Восточной Африки и Аравии, играло заметную роль в международной политике, воздействуя на военные и торговые дела ведущих государств африканского и соседних регионов. Показательна для раннефеодальных государств структура Аксумского царства, разделенного на три зоны, которые окружали столицу. Самой привилегированной частью государства выступали столица и ее окрестности, где власть царя была прочной. Ко второй зоне входили другие районы плато Тигре и окрестности города Адулис с вассальными владениями, правители которых подчинялись царю Аксума и периодически платили ему определенную дань. Третью составляли примитивные государства и племена гор и пустынь, где власть царства была наименьшей. Согласно определенный титул царя включал титулатуру его основных вассалов и состоял из трех частей: как правитель всего царства он назывался "царем аксумитив" или "негусом Аксума", как обладатель плато Тигре - "Нагаш", другой территории империи - "негусом".

В III веке Аксум поставил себя в один ряд с крупнейшими монархиями того времени, начав чеканки собственной монеты из золота, серебра и меди. В правление Эзаны, самого известного из царей Аксума, на монетах вместо обычного этнического титулатурного прозвища появляются формулы типа: "Мои народы пользуются справедливостью и правом, и нет на них тяжестей". Имел Аксум и собственный золотой стандарт. В царских золотых мастерских вместо солнечно-лунного символа царя Эзаны - живого бога - с распространением христианства начинает чеканиться крест.

Все элементы государственности развивались в Аксуме вокруг института монархии, на почве идеи всевластности царя, символом могущества и недосягаемости которого была его величественная резиденция. Предмет обожания в земной своем существовании и культа - после смерти, царь Аксума держал в своих руках все рычаги управления, от сакральных к профанного. В совете вельмож он сидел на особом камне, второй такой же принадлежал митрополиту, на двенадцати других устраивались законоведы знатного происхождения.

Интересной стороной раннефеодальной государственности было создание качественно нового чиновничества, преданного царям и не связанного с общинно-родовой организацией. Совет старейшин, давний родовой орган управления, получила название "собрания законодателей", которые подчинялись "царю царей". Высечены на камнях древние законы касались прежде всего имущественных отношений и в соответствии со своей публичной формой предъявления имели усваиваться гражданами государства ради предотвращения возможных имущественным конфликтам, особенно столкновением с экономическими интересами правящей верхушки.

Великое переселение народов, в IV-V веках поколебалось давний цивилизованный мир, только укрепило позиции царства, которое в III веке вошло в пору своего расцвета, которая продолжалась до VII века. Сближение с другими государствами способствовало принятию Аксумское царем Эзана в середине IV века христианства монофиситского варианта, что позже, в VI веке, сделало Аксум главным центром христианства "красноморском" района. Демократизм аксумского общества, связанный с традициями родовой общины, позволил новой религии завоевать сильные позиции мирным путем, который предусматривает постепенность и добровольность. Не без влияния церкви зародилась письменная литература языке геэз - культовой языке христианского аксумского населения; вместе с тем во времена Эзаны была проведена реформа национального письма с целью обозначить в нем гласные звуки.

В Аксуме сложилась самостоятельная богатая культура, следы которой дошли до нас в виде каменных монументов, эпиграфических памятников. И наибольшее восхищение вызывают раскопаны руины роскошных дворцов, укрепленных домов эллиптической формы, Каменные погребальные базилики, плотины и цистерны для сбора воды. Типичными для Аксума были огромные монолиты, так называемые стелы, самая крупная из которых высотой более 34 метров. Считается, что они имели религиозные функции. Монументальные сооружения - символ могущества Аксумское царей - сводились не только усилиями свободного населения, но и путем использования рабского труда. Рабы, которых захватывали во время многочисленных военных походов против соседних племен, играли не последнюю роль в укреплении царства, чем делали его похожим на государств Южной Аравии и Древнего Востока, имели рабовладельческие общественные структуры.

С началом арабских завоеваний Аксум утратил свое могущество, а его феодальные институты унаследовала Эфиопская империя, в XIII веке стала одной из самых-сильных раннефеодальных государств. В 1270 году к власти пришла династия, которая заявила о преемственности в отношении правящего дома Аксума, вы водя свое происхождение от Менелика, сына Соломона и царицы Савской.

Централизация власти осуществлялась благодаря укреплению позиций христианской монофиситского церкви. Будучи одним из самых мощных землевладельцев, она способствовала созданию системы и внеэкономического принуждения, введению сложных юридических норм, которые обязывали крестьян отбывать барщину, нести военную службу, выполнять другие повинности.

Монастыри были центрами культурной жизни государства: здесь развивалась историография, составлялись пособия по теологии и христианской морали, делались переводы иностранных трудов по истории евреев и христианства, формировались каноны и стили разных видов искусства. Рост самостоятельности княжеств в стране и набеги кочевых племен галла с конца XV века положили начало распаду средневековой Эфиопской государства, растянувшийся на века.

В конце I тысячелетия и на остальной территории Восточной и Юго-Восточной Африки существовали раннегосударственные формы организации, которые выходили за пределы традиционных родовых обществ. Память о себе они оставили в прекрасных каменных сооружениях, различных орудиях, керамике, ювелирных украшениях. В XII-XVII веках на территории современных Зимбабве и Мозамбика функционировала государство Мономотапа, одним из важнейших политических и культурных центров которой было Большое Зимбабве, славится своими мастерами и выдающимися достижениями в развитии. "Дзимбо дза мабве" (отсюда и пошло название Зимбабве) означает "каменные дома" языком шона - народу, который во время великого переселения пришел в район Замбези, продвинулся к Замбии и Зимбабве, смешался с местным населением и стал возводить на равнинах величественные сооружения. Прекрасно знал он и на металлургии железа и кузнечном деле.

В XIX веке на холмах горного массива Иньянга были открыты остатки каменных комплексов Зимбабве залез * ного возраста (XIV-XVII вв.) - Свидетели могущества государства Мономотапа. Каменные сооружения, возведенные методом безрозчин ной кладки, фрагменты каменных стен с узкими входами и бойницами, террасы с насыпными земляными платформами шириной от 1,5 до 2,5 м, служившие основой для возведения глинобитных хижин и устройства земледельческих участков , остатки многочисленных ирригационных и дренажных сооружений демонстрируют высокий уровень освоения человеком мира, взлет ее творческих возможностей.

Результаты последних исследований свидетельствуют, что к строительству упомянутых монументальных сооружений шона в Зимбабве существовали более ранние поселения. А найденные возле древних руин Зимбабве золотые изделия дали повод некоторым ученым утверждать, что именно здесь лежала сказочная страна Офир. О ней упоминается в Библии в связи с иудейским царем Соломоном, который отправил туда экспедицию, которая через три года принесла Ему огромное количество золота, серебра,

слоновой кости.

Заложенные в пору расцвета государства культурные начала были такими глубокими и органическими для бантуязычные племен шона, что смены власти, другие серьезные политические метаморфозы не тормозили их поступательного развития, об этом свидетельствуют, к сожалению, лишь частично сохранены Дхло-Дхло, Каме и другие крепости более позднего происхождения, где стены из гранитных блоков безрастворная кладки достигают в поперечнике около 100 м, украшенные геометрическим каменным орнаментом.

Среди исследователей Африки преобладает мнение, что Большое Зимбабве в течение многих веков был резиденцией правителя, центром государства Мвене Мутапа (Мономотапа) - "Властелина рудников", сочетающей в своей социальной структуре элементы рабовладения и раннего феодализма, укрепляла свою власть путем прямого контроля над провинциями, торговлей, горнодобывающей промышленностью, ведением крупных завоевательных военных походов.

Идеологической опорой власти стала религия, что, обожая правителя, ссылалась на религиозный культ предков. Правитель почитался как самый высокий религиозный авторитет, посланник богов на земле был создан довольно сложный церемониал, соблюдение которого строго контролировалось. По утверждению знатока Африки Теа Бюттнера, "Мвене мугапа" обычно сидел на богато украшенном троне за завесой; чиновникам, знатным вельможам, вассалам и другим лицам разрешалось приближаться к нему только на коленях.

Предметом особого почитания, который имел глубокий символический смысл, был царский огонь. Его зажигали на священных местах во дворе правителя и поддерживали жрецы и члены касты кузнецов. Вассальные вожди в знак верноподданнических чувств и признание верховной власти м-тали заимствовали "священный огонь" для собственных резиденций в провинциях. Вожди подвластных племен ежегодно платили мутапи дань слоновой костью, золотом, рабами и скотом "1. Могущество государства, особенно возросла в XIV-XV веках, неоднократно проверялась историческими обстоятельствами. Даже когда Мономотапа распалась на несколько практически независимых территорий, потеряла единство через соперничество династических наследников трона, она успешно отразила агрессию португальцев, первых колонизаторов Африканского континента.

Восточная Африка издавна была связана морской торговлей с Аравией, Индией и другими странами Востока. Много веков назад на побережье Индийского океана сложилась своеобразная банту-индоарабська культура, язык которой стала суахили. Она была создана африканцами-аборигенами береговой полосы (суахили - береговые жители, от араб, Сахил - берег), что смешались с индейцами, арабами, персами и представителями различных племен с внутренней Африки, которые в первые века нашей эры начали активно переселяться на их земли .

Народ суахили (или васуахили, васвахили), возникшее в результате такого этногенеза, и сегодня заселяет побережья Индийского океана в Кении, Танзании, в отдельных районах Мозамбика. Значительную часть верхушки населения прибрежных городов составляли натурализованные представители мусульманских стран, что, безусловно, оказали местной культуре многочисленных мусульманских рис, особенно после того, как в XII-XIV веках ислам стал для суахили государственной религией.

И все же культура побережья была по сути африканской, ее ячейки - восточноафриканские города-государства XIII- XV веков, выполняя функцию перевалочных пунктов в морской торговле, имели атмосферу, благоприятную для расширения творческих горизонтов и, таким образом, для интенсивного культурного развития. Местные хроники, сохранились с тех далеких времен, рассказывают о богатых города-королевства Килва, Пате, Ламу, Момбаса, которые процветали за счет доходов от торговли.

Об их политический и государственный строй в XII-XV веках известно мало. Занимая поочередно ведущее положение среди других, каждый город держалось обособленно, никакой формы объединения эти своеобразные государства не знали. С началом колонизации торговые связи перешли в руки португальцев, которые, требуя присвоить все и всяческие барыши, варварски разрушили их. Об этом ярко написал известный исследователь Африки Б. Дэвидсон: "Приморские города Африки красотой и удобствами не отличались от большинства приморских городов Европы или Индии. Так же гордо стояли они на берегу сверкающего океана, такими же высокими были их дома, такими же прочными стены, так же вымощены камнями были их набережные. Вершины холмов были застроены крепостями и дворцами. Казалось, города эти достаточно сильны, чтобы сохраниться навсегда. Однако от них ничего не осталось. Почти все они исчезли с лица земли. Мало кто из Ученых знает теперь об их существование. их руины ... - только предмет загадок для любителей древностей "1.

Более поздними по времени образованиями в ареале, который нас интересует, были государства межозерье, что лежало на маршруте кочевых скотоводческих племен. Осев на равнинах между восточноафриканских озер, стремясь покорить местное земледельческое население, захватить рабов и скот, занять на

* Дзвидсон Б. Новое открытие древней Африки. Москва, 1962.

новых для себя территориях господствующее положение, они вынуждены были создавать собственную государственность, на вершине иерархической пирамиды которой находилась, за отдельными исключениями, лишь скотоводческая аристократия.

В 1500 году на основе объединения племен родилась одна из самых первых таких государств - Буньйоро-Китара, раскинувшейся на северо-западе Уганды. Могущество правящей верхушки базировалась на владении огромными стадами крупного рогатого скота и землей. В социальной структуре общества, где рабство занимало незначительное место, основным угнетенным классом были крестьяне, труд которых обеспечивала его экономическое и, следовательно, общее процветание. Они вносили натуральные налоги, выполняли различные виды работ для старейшин и короля, участвовали в войнах и даже должны были сдавать охотничьи трофеи, прежде всего слоновую кость и дичь.

И в Буньйоро уже можно наблюдать замену этнических приоритетов имущественными при формировании правящей знати: хотя в государственный совет входили только члены королевской семьи и наследственной аристократии, богатый крестьянин тоже мог занимать достаточно высокие государственные должности. Развитию этой тенденции способствовал привычный для скотоводов спартанский быт, с которого принципиально исключались роскоши, строительство величественных королевских резиденций, создание столицы. Грааль правителя и его семьи (комплекс жилых и хозяйственных зданий) имел больше и сильнее сооружения, главный дом с тронным залом, чем и отличался от других хозяйств. Вожди же свои дома ориентировали таким образом, чтобы их вход был обращен к хозяйству правителя-Мугабе.

В тот же период формирования государственности переживали Руанда и Бурунди, также шли путем социальной и имущественной дифференциации, выделения аристократии. Появление богатых людей, захват ими политической власти, создание военных дружин, подчинение своему влиянию слабых - привычная схема становления феодальной государственности сработала и туг. Мерилом богатства и определителем социального статуса продолжает оставаться собственность на скот; делаются попытки изменения традиционных форм управления, в XVII веке привели к отмене в Руанде политической власти старейшин рода. Укрепляется институт рабства, которая скорее напоминала крепостничество. Оба государства придерживаются кастовой системы, которая лучше сохраняла социально-политические привилегии знати и соответствующими юридическими запретами поддерживала существование в государствах ризноправних социальных групп. В большей или меньшей степени эта тенденция была характерна и для других восточноафриканских государственных образований, количество которых, конечно, не ограничивается рассмотренными.

Наряду с государствами, которыми управляла знать скотоводов, возникло крупное объединение, не подвластны скотоводческими племенами - государство Буганда. Основу ее населения составляли земледельцы (баганда). Союз родовых племенных групп, основы будущей Буганды, имел целью защиту собственных территорий от внешних врагов и возглавлялся династией с верховным правителем (кабак), который сначала заботился только о внутреннем порядке и внешнюю безопасность, но со временем его функции значительно расширились. После укрепления конфедерации, усиление центральной власти Буганда стала государством, путем завоеваний постоянно увеличивала свои владения, внутреннюю же политику направляла на ликвидацию родовых традиций управления. В результате этого в XVIII веке Буганда, уже централизованное государство, не имела в межозерье равных себе в системе управления и власти, а ее цари, получая теперь трон по наследству, жестоко наказывали любые попытки ослабить их абсолютную власть или, тем более , отобрать ее.

Интересным дополнением к общей картине государственного строительства в Восточной и Южной Африке может служить и соответствующий опыт территориально близкого к этим частям материка островной Африки, в частности Мадагаскара. Еще в XIV веке в центральных его районах сложилась государство Имерина, народ которой сформировался в результате многовековой взаимодействия аборигенных негроидных племен с иммигрантами-индонезийцами. Власти этой сильного централизованного государства с упорядоченной системой налогов и повинностей, сильной армией и авторитетным судом в конце концов распространилась на всю территорию острова, а ее короли приняли титул "королей Мадагаскара".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >