Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История мировой культуры

КУЛЬТУРА СЛАВЯН. УКРАИНА В КОНТЕКСТ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИХ судеб славянства

1. Культура славян в системе историко-теоретических знаний

Славяноведение как система культурологических и исторических исследований

Изучение культуры славян, в частности культуры Украины как части общего мира славянства, уходит в глубокую древность. Это действительно одна из самобытных звеньев культурно-исторического процесса, унаследовала эволюционные изменения и влияния мировых цивилизаций. Может возникнуть вопрос: "Почему культура славян, а не отдельного его" племени ", то есть этноса, нации, народа?" Ведь каждый из славянских народов - Болгарии, Беларуси, Польши, России, Сербии, Словакии, Словении, Македонии , Украины, Чехии, Черногории, Хорватии и других (всего около 15 славянских народов общей численностью, по данным 1980 года, - более 282 млн человек), кроме всеславянского измерения, имеют присущую только им культурно-историческую общность судеб, самосознания себя как этноса и собственной национальной идентичности.

Кроме объективно-исторических факторов, которые побуждают к поиску древних общих корней славянских на-родов-племен, расселившихся на территории Восточной, Центральной и Южной Европы, неизменно возникает ощущение личностной причастности и памяти. Так, возможно, просто отмежеваться от страстных оценок и волнений в субъективном освещении драматических страниц истории не только создание гением культуры собственного народа, но и уничтожения ее. Волны войн и разрушений, катились на бескрайних просторах славянщины, оставили несравненно малую долю сохранившихся и наслоенных страниц древней истории или памятников культуры. То, что имело место в строго определенном временном континууме и что стало свидетельством и фактом непрерывности и автохгонности славянских культур, приобретает принципиальный характер в построении научных концепций и знаний. И именно в этом отношении чем будет больше археографический массу, тем он станет достоверным в выводах. Обращение же к сходству рис и культурных тенденций славянских народов как раз и является таким охвату.

Нахождение в различных исторических периодах совместных культурных истоков и обусловленности славянщины не было чистым интересом. Закладывалась большая мировоззренческая предпосылка не только реконструкции исторического прошлого, но и утверждение путей будущего, но одновременно и сохранения себя как метаетносу в условиях ассимилятивных нажатий империй по славянской этногенеза и культурогенеза. Не случайно появился среди общих общественно-исторических наук и раздел самопознания и самосознания себя как определенной культурно-исторической общности этносов - славяноведение.

Поскольку в начальной части раздела речь пойдет о способах и приобретенный научный опыт освещения культуры славян различными теоретико-познавательными методами и направлениями, обратимся к вышеназванной дисциплины, специфически родственной с самим объектом исследования, - славяноведения.

Как предостерегают специалисты, главным условием определения научных ориентиров должно быть не просто изучение какой-либо отдельно взятой страны славянского мира, а выделение определенных общих характерных признаков. Здесь есть своя предопределенность в оценке общего и специфического для культуры отдельной славянской нации (или групп наций, как, скажем, по разделу славян Юго-Западной и Восточной частей Европы), а также необходимость учета уровней сближения и взаимовлияния культур, обусловленных географически, исторически и политически, в частности, отношений украинской культуры с российской, белорусской, польской. Этногенез и культурогенеза в их исторической древности дают достаточно оснований в идентификации прежде раритетных культур славянства.

Итак славяноведение - не просто сочетание в конгломерате знаний об отдельных явлениях истории и культуры, а система, в которой доминирует познания общих начал славянства, его исторических и культурных связей в собственном общественной среде, а также взаимоотношений с другими народами. Славистика и ее важнейшая - культурологическая - часть имеет свой специфический предмет познания. Акцентируя внимание на философском срезе объяснений этого феномена, В. С. Горский обобщает свой вывод следующим образом: "Кажется общепризнанным осознание того, что не любая научная разведка посвящена, скажем, творчества Т. Шевченко, Христо Ботева или Адама Мицкевича, уже самим факту обращения к наследию выдающихся представителей культуры славянских народов представляет собой образец славистики исследования "1. Пожалуй, кроме чисто внешней цели, по мнению того же автора, что очерчивает границы научного интереса к конкретным явлениям славянской истории и культуры, должно быть еще "что-то", еще какой-то объединяющий стержень, который отличает от других исследователей собственно славистов.

Говоря о разнообразии явлений общественной и духовной жизни как произведения определенное единство, основанное на славянском взаимодействия, ученый останавливается на письменных первоисточниках самосознания славянством себя как определенного сообщества. Письменное слово славян в широком смысле является одним из самых действенных элементов самопизнаванои культуры. Ведь именно идея славянского сообщества, - подтверждает эту мысль В. С. Горский, - как проявление самосознания славян, которая генетически восходит к традиции, заложенной Кириллом и Мефодием, что отразилась в "Повести временных лет" Нестора, "Летописи "попа Дуклянина, хрониках Галла Анонима и Козьмы Пражского, которая впоследствии развивалась 3. Копистенским, П. Беринда, Ю. Крижанич, Орбини, М. Стрыйковским и многими другими и привела в конечном итоге к образованию славистики как относительно самостоятельной отрасли научного знання2.

В связи с вышеприведенными словами заметим два момента и подробнее остановимся на них. Это заложена Кириллом и Мефодием традиция общности письменной старославянского языка, а также место "Повести временных лет" Нестора Летописца (монаха Киево-Печерской лавры, писателя и составителя летописи). Именно в этой памятке литературы и истории с полной силой прозвучала идея общности и автохтонности славянских племен во всемирном и все-культурном аспекте, если учесть, что в нем говорится о заселении славянством определенной части Евро

1. Горский В. С. Философия в системе славистики // История и культура
славян. Киев, 1993. С. 38.

2. Там же. С. 39.

пы, достижения единства старославянского языка на основе введения независимого от имеющихся языковых знаков азбуки славянского правописания, перевода на эту общедоступный язык всех славян христианской литературы.

"Повесть временных лет" входит в более общего источника, на который мы будем ссылаться, - "Летописи русского" в переводе на украинский язык Л. Е. Махновца. Эта огромная и уникальная в мировом летописании книга создавалась многими поколениями в течение трехсот лет. Она охватывает события от пралегендарного "сотворения мира" до 1292 года, благодаря объединению в своеобразную трилогию-хронику - "Повести временных лет", "Киевской летописи" и "Галицко-Волынской летописи". Есть в том издании приложение произведений Владимира Мономаха. Поэтому имеем эпопею, где, по наблюдениям исследователей, действуют более две тысячи известных людей и множество безымянных. Это первоисточник об эпохальных и менее значительные детализированные события. В нем весомое каждое слово, встал неисчерпаемой семантикой понимание течения истории и культуры, прежде всего славянства.

На первой же странице "Летописи русского" читаем, по библейской легенде, о происхождении и расселении славян в соответствии с принадлежащего им достойного места среди всех народов, ибо - "от этих ста семидесяти и двух народов, от племени таки Иафета появился народ славянский - так называемые норики, которые с славянами "1.

В том же источнике дальше рассказывается: "Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где есть теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись по земле и назвались именами своими, - [от того], где сели, на котором месте. Те, что пришли и сели по реке на имя Морава, и назвались моравами, а вторые чехами назвались. А се - те же славяне: белые хорваты, сербы и хоруганы. Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне те пришли и сели на Висле и прозвались ляхами. А от тех ляхов (пошли одни, что) назвались полянами, другие ляхи (назвались) лютичами, другие - мазовшане, третьи - поморяне "2. Так же и эти славяне за дальнейшим свидетельству летописца, "придя, сели по Днепру и назвались полянами, а другие - древлянами, потому что и осели в лесах, а другие сели между Припятью

1. Летопись русский / перев. с древнерус. Л. Е. Махновца. Киев, 1989. С. 2.

и Двиной и назвались дреговичами; а другие сели по Двине и назвались полочане - от реки, которая впадает в Двину, именуемой Полота; от сеи [реки] они назвались полочане. Славяне же, [что] сели вокруг озера Ильменя, назывались своим именем - [словенами]; и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле и назвались северянами "1. После такого достаточно правдивого и конкретного в своей топонимике описания делается в той же летописи вывод:" И так разошелся славянский народ, а от его [ имени] и получили [свою] название славянские письмена "2.

Как видим, уже тысяча и более лет как возник интерес к тому, что объединяло славянские народы в общем этносе и каковы истоки этого родства. Широкая осведомленность летописцев с историческими, культурно-языковыми, духовными связями славян свидетельствует об отражении древней памяти, об общности в обычаях, уровень развития, территориальные и етнокровни близости.

Если касаться этно и культурогенеза в показаниях ранних историков, то они прежде всего будут иметь место в упоминаниях о славянах античных авторов I-II веков нашей эры: Плиния Старшего, Тацита и Птолемея. Шире рассказ о славянах представлена в произведениях византийских историков V-VII веков: Иордана, Прокопия Кесарийского, Псевдо-Маврикия, Феофилакт Симокатта, а также в раннесредневековых европейских и арабских хрониках.

Исследование прародины - это одновременно и исследования праистории и этнокультуры славян. И в этих усилиях, прилагается многие из прошлых времен по настоящее, все окресленишим становится славяноведение в синтезе исторических памятников и новых исследований, новейших археологических данных, мифологии, лингвистики, культуро- и искусствоведения, этнографии. Причем, каждое из открытий в области славистики составляет ту или иную грань сплошного образа народа.

Многочисленные историко-генетические, археологические разведки в основном подтверждают, а также добавляют новые свидетельства древности культурогенез и происхождение названий славянских племен, упоминаемых в летописях. Вполне вероятно была тесная связь племен праславянского этноса. Как и то, что, по свидетельству исторических данных, расселения славян уже в середине первого тысячелетия на просторах Восточной

1. Летопись русский. С. 2-3.

2. Там же. С. 3.

и Центральной Европы и на Балканах приводило к общению с другими этносами, их культурой. Язык, экономическая и этнокультурная общность под влиянием новых контактов были нарушены. Ослаблювалися традиционные кровные связи, готовя почву для межплеменных союзов во главе с более сильными. Сказался и более определенный разделение на южных, западных и восточных славян. В последних такими племенными союзами были дулебы, древляне, поляне, северяне, уличи, тиверцы, волыняне, дреговичи, радимичи, кривичи, вятичи и другие. Ранними государственными образованиями стали в южных славян Первое Болгарское царство (VII в.), У западных славян Само, позже Великоморавская государство. В X веке возникла Польша. Восточнославянские племена в IX - первой половине X века образовали государство Русь с центром в Киеве.

К важнейшим событиям, которые повлияли на культуры и судьбы славянских народов, относится принятие ими христианства, и особенно значительными (нередко трагически окрашенными) были сильные, агрессивные воздействия извне (имеются в виду татаро-монгольские нашествия, золотоордынской господство на славянских землях , зависимость от Австро-Венгерской империи). Коренным образом на судьбах культур сказались на межгосударственном и межэтнической и конфессиональной уровнях отношения среди славянского народа. Летописи и хроники также в этом отношении стали не только источником "очевидца", но и значительным культурно-литературным достижением самопознания себя народом, большой любви к земле своих ближних и древних предков (Летописи Величка, "История Русов" неизвестного автора).

Среди других знаменательных фактов, отмеченных Нестора Летописца, рассказ о братьях-просветителей с Солуни Кирилла и Мефодия (IX в.), С именами которых связывается славяноведческих традиция, прежде всего литературно-лингвистическая. Здесь действительно есть и общность и взаимопонимание православного славянства, благодаря которым на протяжении веков происходило культуротворення (письменности, языка и литературы). Это важнейшие факторы утверждение духовности, распространение философии познания мира, мудрости и книжных знаний, художественно-поэтического гения славян.

В летописи с красноречивым контекста, даже торжественно, ведется рассказ под 862 годом: "Был один народ славянский: славяне, которые сидели по Дунаю, покоренные угры, и моравы, и чехи, и поляки, и поляне, которые сейчас зовут русь. Сим же Морава прежде было создано письмена, которые и получили название - азбука славянская; эта азбука является в России и в Болгаре дунайских "1. Далее следует объяснение __ почему же от этих племен берет начало их письменность. Славянские князья послали к царю Михаилу (Византия) послов после крещения земли славян с просьбой прислать "учителей, которые могут нам рассказать (о) книжные слова и смысл" 2. Услышав это, рассказывается далее в летописи, царь Михаил созвал философов и передал им все вещи славянских князей. И сказали те: "Есть муж в Солуни, по имени Лев, и у него сына, знающих славянский язык, - и ученые два сына у него и философы". Все было так и сделано. Пришли оба посланцы к царю, и сказал он: "Осе прислала ко мне Славянская земля, прося себе учителя, который бы мог витолкуваты им святые книги". И посланы были Кирилл и Мефодий в Славянске землю создавать письмена "на азбуковни славянские и перевели Апостол и Евангелие. И рады были славяне, что услышали [слова] о величии Божием на своем языке. А после этого перевели они Псалтирь, и Октай, и другие книги "3.

Как видим, рассказывается об этих событиях в летописи с элементами возвышенности и даже билинности стиля. Факты же отвечают исторической достоверности. По преданию историков, в Фессалониках в то время проживало немало славян, и язык их там была хорошо известна. Дело не только в письменности как таковой. Еще до того делались, вероятно, письменный язык торговые соглашения славян с Византией и другими государствами, "четы минеи", надписи и названия на бересте, граффити и т. Но письменная книжный - то церковнославянский язык, с помощью которой могла осуществляться просветительская духовная миссия Кирилла и Мефодия.

Внесение было летописи и другой, достаточно заметный факт, по которому причитается неоднократно выявлена тенденция предвзятого отношения к славянской культуры и языка некоторых лиц - "начали хулить славянские книги, говоря:" Не следует так никоторого народу иметь свою азбуку, кроме евреев, и греков, и лат, - согласно Пилатова надписью, его на кресте Господнем написал ". Папа Римский осудил тех, кто Ропча на славянские книги, говоря: "Пусть исполнится слово Писания" вос-

1. Летопись русский. С. 14-15. 1 Там же. С. 15. 3 Там же.

хвалят бога все. народы "и второе:" Возглаголять все языках различными [о] величие Божие, поскольку так дал им святой дух говорить ". А если кто хулит славянскую грамоту - пусть будут они отлучены от церкви, пока исправятся "1. Из приведенных летописцем слов можно судить о том, какое большое значение придавалось в христианской Европе приобщению славян к новой вере и которого большое влияние может приобрести близкое и понятное для христианина-славянина Писания на его родном языке. Подвижническая волна на ниве просвещения создателей славянской азбуки и церковнославянского литературы дала свои бесценные духовные плоды. Уже при жизни они получили в славянском мире высокий авторитет как мужественные, благословенные Богом посланники. Об этом рассказывается в "житиях" Кирилла и Мефодия - "Похвальное слово Константину - Кириллу Философу" болгарина Климента Охридского (6л. 840-916 гг.), "О письменах" ("О буквы") Черноризца Храбра (конец IX- начало Хет.). В "Похвальное слово" с ярким образно-эстетическим обрамлением Климент называет Кирилла "новым апостолом и учителем всех земель", его память "возсия благочестием и красотой, как солнце". "Божья мудрость воздвигла в сердце храм, а Дух Святой установился на языке его ... постоянно раздавая свои дары" 2. Такое же восхищение вызывает в Черноризца Храбра и "ся многоголосная язык, возсия для моего народа звездой" 3. В новую эпоху и в новом времени митрополит Илларион (Огиенко), отдавая должное создателям славянской азбуки, писал также о том, что "Кирилл начал идею одной всеславянского литературного языка для всех славянских народов" 4.

Отмечая чрезвычайную важность идеи всеславянства в литературе и языке, мы должны также констатировать, что в подавляющей своей части слово просветительское пришло в богословском содержанию и озарении. Бесспорно, с тех пор установилась глубокая граница, приобретала все большего оформленности, между традицией, близкой к языческим древних источников по обычаям этноса, и утонченной в своей церковнокнижний риторике языке. Это обстоятельство нельзя обходить стороной хотя бы потому, что создание живого народного языка славян не только шло в русле церковно

1. Летопись русский. С. 15.

2. Болгарская литература: Хрестоматия. Москва, 1987. г.

3. Там же. С. 7.

4. Иларион. Кирилл и Мефодий: Апостолы Всеславянский. Виннипег,
1 963. С. 13.

славянских книжных источников и уставов, но и набирало силы с более древних истоков и влияний индоевропейского языкового ареала. Еще в прошлом веке немецким лингвистом-санскритологов Францем Бонном (1791-1867 гг.) Была доказана принадлежность славянского языка к индоевропейской языковой семьи. Процесс формирования славянского языка в ЕЕ этнической самоопределения имел несколько периодов. По утверждению известного чешского археолога, этнографа, историка-слависта, автора килькатомнои труда "Славянские древности" Нидерле (1865-1944 гг.) В определенном переходном времени наряду с другими индоевропейскими языками (II тыс. До н. Э.) Была балтословьянська язык, в результате членения которой в I тысячелетии до нашей эры (возможно, несколько раньше) образовалась славянский язык. Членение славянских языков с определенными диалектными местными признаками, в результате миграционных процессов и воздействий других народов, имеет свою историю. Возникновение книжного мира (книжного слова) как способа формирования сознания и нового, христианского мировосприятия в славянской среде разделило языковую народную стихию словообразования и словобуття.

Общеславянская книжный язык вошла в сознание не только своим религиозным, но и светским контекста, из чего возникла определенная двойственность местно-этнического и общеславянского содержания, которая наблюдается не только в начале распространения нововведенного славянского алфавита и общепринятого литературного правописания для слов 'ян, но и значительно позже. Симеон Полоцкий (1629-1680 гг.), Духовная деятельность которого связана с Беларусью, Россией, Украиной, обучением в Киево-Могилянской академии, выработкой проекта Славяно-греко-латинской академии, может служить примером именно такой раздвоенности между стихиями как . В одном из его стихотворений читаем:

Писал я сначала языком, которой Совмещенный с домом и родными. Но увидел пользу будет снова, когда славянский чистую выучу язык, Взялся я грамматику читать. Господь мне знания помог достать. Я к предложениям славянских примкнул; И, сколько бог дал знать, научился. К миру по-славянски промовляти1.

1. Славянская лира: Сборник / Сост. и пер. Р. Лубкивский. Киев, 1983. С. 10.

Отметим, что славянский язык стала общим знаменателем к отдельным ее этнических признаков, сделав возможным распространение культурно-духовных достижений и знаний в целом славянском мире. А принятие христианства на Балканах, в Западной и Восточной частях Европы (IX-X вв.) Существенно повлияло на развитие старославянского литературного языка, что и было отражено в ранее упомянутом "Летописи русской".

При том, что набирали силу идеи самосознания и единства славян, осмысление этнической и культурной самобытности, как это имело место в деятельности Киево-Могилян-ской коллегии, в частности в произведениях 3. Копистенского, П. Беринды, И. Гизеля, хорвата Ю. Крижанич, российского ученого М. В. Ломоносова (критика ним норманнской теории), славяноведение как система, в русле которой мы можем рассматривать культурологию, зародилось в конце XVIII - первой половине XIX века. Термин "славяноведение" также появился именно тогда. Это был период подъема национально-освободительной борьбы, обращение к историческим корням этнокультуры славянства.

Одним из основателей научного славяноведения стал чешский филолог и историк И Добровский (1753-1829 гг.). Чехи 17. Шафарик и Я. Коллар не только начали славяноведение как отдельную целостную дисциплину, но и пробудили большой интерес к культуре и исторических судеб славянства. В Польше славяноведческих исследования связаны с Я. Потоцким, С. Линде, И. Лелевич, А. Мицкевы-чем, в Болгарии - с появлением "Истории славено-болгарской" (1762) Паисия Хилендарского, в Сербии - исследованиям И. Раича и В. Караджича, в Словении - с разведками В. Ка-нитара. В начале XIX века пробуждается большой интерес к сравнительных характеристик культур и языков славянских народов. В России и Украине эти исследования вели А. X. Востоков, М.Т.Каченовский, позже - И. М. К-бойко, И. И. Срезневский, декабристы. Образовались и Общества объединенных славян и Кирилло-Мефодиевские, открылись кафедры славянского профиля, прежде всего филологического, в Московском, Петербургском, Казанском, Харьковском университетах, в парижском Пари де Франс (возглавлял Адам Мицкевич) и в других университетах Европы ( Вене, Будапеште, Берлине, Лейпциге). Появились славяноведческих издание. Мир открывал для себя славянство и его культуру как неотъемлемую часть революционно-освободительного и цивилизационного процесса середины XIX века.

Почему же возник такой большой интерес ко всему славянскому, включая культуру и в целом весь спектр идей далекого прошлого (древностей), исторических и современных судеб славянства? Нужно отметить то, что происходило в отношении к идее славянства, во многом было связано с пробуждением интереса к самосознанию себя нациями, в контексте революционных и культурных изменений в Европе. Особое значение приобретали национально-освободительные движения перед угрозой уничтожения целых наций и культур отдельных этносов. Достаточно напомнить, что именно на этот период приходится национально-освободительная борьба болгар против Османской империи при поддержке других народов.

Сохранение себя как этноса и нации, языка, культуры, исторических традиций, стремление государственного самоопределения нуждались научного обоснования и доказательства перед всем миром прадавности происхождения, принадлежности к собственной земле, самобытности и многокрасочности всей культуры славян. Особое внимание обращалось на родство славянских племен, способных не повиноваться, совместно выстоять перед любыми внешними натисками. Т. Г. Шевченко в посвящении "Шафарику" (поэма "Еретик") обращался к чешскому и словацкого филолога-слависта с такими словами:

Слава тебе, любомудрое, Чеху-славянина! Не дал ты утонуть В немецкой пучине Нашей правде. Твое море Славьянськее, новое!

И далее говорится о ширь этого моря - • плыть лодка на "свободном море". Упоминалось о том, что вырастали в кандалах "славьянськии дети", и семья славян розьеды-нилась, было выпущено "усобищ лютую змею".

Слава тебе, Шафарику, Во веки и веки Что свел еси в одно море Славьянськии реки! 1

Павел Йосеф Шафарик (1795-1861 гг.) Родился в Словакии (г.. Кобелярове), образование получил в иенского университете. Член-корреспондент Петербургской академии наук. Стал широко во всем славянском мире, особенно благодаря своей деятельности в области национального

1. Шевченко Т. Г. Еретик: Поэма славянскими языками. Киев, 1991. С. 40.

возрождение, начало многих отраслей славяноведения в научных трудах, таких как "История славянского языка и литературы всеми наречие" (1826), "О происхождении славян" (1828), "Славянские древности" (т. 1-2, 1836-1837 гг.). Уже из самих названий можно сделать вывод, насколько новыми начинаниями были в то время труда ученого. Обращался он и к украинской культуре, литературного языка и фольклора.

Убедительный, страстный стиль исследований Шафарик нес в себе гуманистический общеславянских подтекст. Его всестороннее знание славянской филологии, древностей, психологии и обычаев этноса были далеки от чисто академических исследований. Из них излучалось свет надежды. И, как писал Т. Шевченко в уже упоминавшейся посвящении о прозрении с чуть тлеющей "искры": "Прозрел ты // В пепле глубоко // Огонь добрый смелым сердцем". Шафарик засветил "светоч правды, свободы ... // И славян семью большую // Во тьме и неволе // перечислил к другу" 1.

Только несколько штрихов по труду П. Шафарик "Славянские древности" (в переводе российским и украинским славистом Осипом Бодянским только после ее издания в оригинале). Одной из задач ставил перед собой ученый доказать достоверность и логическую бесспорность таких фактов, славяне как одно из древних племен, наряду с другими древними, которые заселили пространство Европы, являются автохтонами, земледельцами, люди очень миролюбивыми и трудолюбивыми, хоть и отважными, приверженными культуры и языки других народов-соседей. Полемичность доказательств и определенная идеализация тех, кого так страстно защищал автор от искаженного освещения в истории, предоставляют труда особой языковой выразительности и эмоциональности тон. П. Шафарик был убежден, что племя славянское такое же древнее в Европе, как и родственные ему литовское, немецкое и фракийское, что дома его расположены от моря Адриатического до Балтийского, от побережья Одера к истокам Днепра и Дона, и что оно своей численности доривнювалося многолюдном европейским племенам, если не превышало их2.

На основании вышесказанного делается вывод о том, что, вопреки аргументам некоторых авторов, славянство такой своей численности не могло прибыть во время "большого

1. Шевченко Т. Г. Еретик: Поэма славянскими языками. С. 40.

2. Словянския древности: Сочинение П. И. Шафарик. Москва, 1838. Т. 1, кн. 3. С. 268.

переселение Уральских народов ". Может мигрировать определенная часть населения," единичные ветви "племени, но оно главными пластами остается" нетронутым там, где на протяжении тысячелетий глубоко укоренилось в землю "1.

Своеобразно описывая дальше психологический, нравственный, духовно-культурный портрет славянства, П. Шафарик не согласен с тем, якобы (как это следует из описания древних греческих и римских историков) народ этот лишен героические черты. Так, историков нередко привлекали более разрушительные, грабительские войны, и редко - уважения одного народа другим. "Вникнув хорошо в историю древних славян, видим, - не без большой привязанности именно к таким чертам пишет П. Шафарик, - что они были людьми мягкими, спокойными, любили земледелие, ремесла и торговые промыслы, всегда охотнее защищали свой быт, чем беспокоились о покорении ". Поэтому, иронично отмечается, "меньше прославились в иностранных историков, особенно греческих и римских, которые больше выслеживали громы битв и меньше уважали тихую величие народов" 2. "В то же время это были люди отважные в защите свободы и ... не подставляли каждом насильнику беспрепятственно шею свою в неволю и иго" 3.

Важна также мнение автора о том, что, любя свою землю и труд на ней, славянский народ, в отличие от других кочующих племен-завоевателей, сумел сохранить себя и свою культуру, выработать традиции и обычаи. И здесь приводятся свидетельства Прокопия, Маврикия и других историков о доброжелательности славян к другим, их открытость и доброту. "Этим духом, - пишет П. Шафарик, - были проникнуты везде их религия .., обычаи и сам образ жизни. Есть доказательства, что славяне поклонялись одному высоком богу, создателю неба и земли, а за ним другим, меньшим богам" 4. Ссылается автор на историков прошлых времен, проявляя "следы" подтверждений того, что со II по VII века после Рождества Христова, уже тогда славянский народ считался "народом образованным, знакомым с науками и письмом" 5. И далее достаточно существенная конкретизация о том, что жрецы и мудрецы славян записывали на деревянных досках главный смысл народных обычаев, делали они это

1. Словянския древности. С. 268.

2. Там же. С. 269.

3. Там же. С. 271.

4. Там же. С. 282. 5.

5. Там же. С. 286.

с помощью собственных рунических письмен, пророчества и гадания и, очевидно, лучшие из них учили других именно религии, целительства, составлению стихов, временном исчислению и т. п.1

Византийский автор Феофилакт Симокатты (VI - начало VII в.) В своей «Истории» немало внимания уделяет славянам в связи с их отношениями с греками и римлянами. П. Шафарик привлекает внимание, ссылаясь на византийского историка, к высокому уровню развития культуры древних славян. "Судя по показаниям Феофилакта ... древние славяне в народной поэзии, песни, музыке и танцах превышали другие европейские народы. Дело доказана, что они достигли было также чрезвычайного искусства во многих ремеслах, именно в Столярского, горных работах, резьбе и т.п." 2.

В этот же период активно исследует вопрос славистики, особенно в сфере филологии, чешский и словацкий поэт, ученый Ян Комар (1793-1852 гг.), Идеи которого обобщены в трактате "О литературной взаимности между словьямськимы племенами и наречие" (1836 г. .). Идея, которая шла от болгарских просветителей Кирилла и Мефодия, появилась в новую эпоху пробуждения самосознания славян как призыв к действию. Здесь больше, чем поэтическая и научная рефлексия. Действительно, вспыхивала живая искра пламени свободы целых народов, порабощенных османским игом.

Программным для Яна Коллара и для представителей всеславянского культурного просвещения того времени был поэтическое произведение "Славянин" (по чешским и хорватскими мотивами). Звучал он как символ, обращенный к векам, в бескрайних просторах и мирах, где зеленела "испокон веков славянская буйноквита липа", где в горах и долинах "родная для нас речь розлягалась". Культурные и литературные объединения должны стать залогом согласия и силы.

Ян Коллар с грустью удивляется нерадивого отношения к совместной древнеславянской речи: "Да азбука - только ветхий одежду, под которым славянское сердце бьется" 3.

Под влиянием поэтических и публицистических призывов встрепенулась в глубины сознания "славянская душа", ища в своих древних корнях "аборигенства" на собственной земле как убедительное доказательство права на сохранение языка, культуры, наконец, себя как этноса. Поэтому все то, что шло

1. Словянския древности. С. 286.

2. Там же.

3. Коллар Ян. Славянин // Славянская лира, и ям.

от обычаев, фольклора, памяти славянских народов о своей истории, изучение и сохранение духовной сокровищницы, вселяло высокие патриотические и творческие чувства, энергию и дух подвижничества.

Историки-филологи изучают этнографический произведение Якова Головацкого (сподвижника Яна Коллара) "подориж по Галицкой и Венгерской Руси", которым начинались новые страницы славяноведения, а в более широком смысле - культурная деятельность должна привлечь внимание к той части славянства, которая находилась под властью чужбинной империи, к судьбе Руси-Украины.

Три львовских семинаристы - Маркиян Шашкевич (1811-1843 гг.), Иван Вагилевин (1811-1866 гг.), Яков Головацкий (1814-1888 гг.), Известные в истории славянской культуры как "Русская троица", в Буде, в обход австро-венгерской цензуры выдали "Русалка Днестровская" (1837 г.). Авторы этого альманаха были одержимы стремлением возрождения духа украинства и литературы наравне и среди всей культуры славянщины. В "Передсливьи" М. Шашкевича читаем: "Судило нам ся послидних быть. Ибо если вторые славяне верха ся дохоплюють и естлы не есть уже, то небавком побратаються с полным ясным солнцем. Нам в долине в густкий студеной мраци гибиты. Имели и мы наших Певцы и наших учителей, но нашли тучи и бури - тамтамы онемели, а народу и словесности надолго ся здримало. Однако же язык и хорошая душа русская была среди Славянщины как чистая слеза девичья "".

Стремление сопоставлять культурно-исторические судьбы своего и других славянских народов, прежде всего в контексте возрождения самосознания - то в обращении к древним памятникам культуры (искусства, мифологии, словесности и песенного фольклора, быта и обычаев), то к этнографических зарисовок, а в наше время присоединяются историко-археологические данные - все то позволяет, хотя бы контурно, воссоздать культуру славян в их самопознании.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее