Украинский барокко. Понимание эпохи и стиля славянского барокко.

Несмотря на то, что украинское барокко как сформирован стилистическое направление в искусстве, литературе и в культуре в целом заимствовало свои начинания с Запада, в значительной мере под влиянием польской барокко культуры, оно приобрело собственных национальных черт, опиралось на народные традиции. Если конкретнее касаться определенных особенностей, то необходимо обратить внимание на своеобразный динамизм украинского барокко, которое соединило в себе два фактора его саморазвития: в связи с возвращением культурной жизни к его древней духовной столицы Киева и усиление освободительного движения на Юге, в Поднепровье , Слобожанщине расширялись границы создания самобытной барокко культуры.

В то же время культурные центры Запада Украины активнее перенимали именно те непосредственные образцы эстетики барокко с его пышностью (часто в этой связи упоминается имя голландского живописца Рубенса), элементами других стилевых модернизаций, сильным влиянием польско-католических барочных идей. Но суть украинского барокко от этого не менялась, тем более, что основным горнилом, где закалялся его общий дух, и источником творческого вдохновения мыслителей, зодчих, поэтов-философов, художников была прежде всего Киевская академия.

Благодаря барокко творилась культура, призванная своим напряжением духа не оставлять никого равнодушным. И в то же время эпоха, освободительная борьба, творческие силы нации требовавших выражение в своеобразном сочетании противоположностей _ божественного и светского, трагического и просветленного надеждой, родившегося на территории собственной истории, языка, культуры и привнесенного, бережно осмысленного посланцами из Украины за рубеж . Орест Субтельный отмечает именно эту черту в украинском барокко, в котором особое внимание уделяется величия, роскоши, декоративности: форма возвышается над содержанием, вычурность над узвичаенням, синтез над самобутнистю1.

1. Субтельный Орест. Украина: история. Киев, 1991. С. 179.

Украинский барокко, принадлежа к одной из найвидмитниших признаков культуры XVII-XVIII веков, вобрало в себя существенные грани объединительного характера. Так же, как и язык, историко-научное постижение себя, утверждение православной веры, барокко оказалось тем внешним выражением единства и "одноцилости культуры" (термин Вадима Щербакивского), которая помогала консолидировать нацию. Сам дух и беспокойство, антиномия поезда к собственному, того, что кровно шло от орнамента земного бытия, переосмысление в контексте этой земной религиозных и светских норм жизни, ярко выраженные критицизм и тренос, стремление к нестандартности, проблесков света в сложных противоречивых лабиринтах бытия дали отличительный тип барокко мировосприятия. Понятие "барокко" охватывает не только архитектуру, но и прикладное искусство, фольклорные мотивы с эстетикой ярких оптимистичных форм, летописания, театр, музыку, живопись.

Зарождается барокко архитектура, а в синтезе с ней и другие искусства, в начале XVII века во Львове (костел бернардинцев 1600, иезуитов 1613-1670 гг.). Самостоятельное творчество украинских мастеров начинается во второй половине XVII века, и достигает расцвета во времена Мазепы. "Новый характер украинской архитектуры состоит в основном под влиянием двух факторов - старой традиции каменного строительства, начатой в княжеские времена, и деревянного народного зодчества" 1. Считается, что первый тип строений появился из сочетания тринавной церкви, давно приспособленной к литургических нужд восточной обрядности, с западным и базиличним типу барокко, близкого к византийско-украинском базилики. К таким сооружениям нашего края принадлежат крупные церкви в Бережанах, Троицкая церковь в Чернигове (1679), собор этого монастыря неподалеку от Лубен, строительство которого начал гетман Самойлович в 1682 году, два здания времен гетмана Мазепы в Киеве - Михайловский собор (1690- 1694) и Братская церковь Академии (1695).

Занимались средства влияния и пропаганды в своих же противников в борьбе за сохранение веры и нации русской против латинизацийних и колонизационных намерений. Львовское гражданство ответило на латинский ренессанс украинском, примененным к архитектуре своих церквей.

Стало ясно также, что нет лучшей обороны, как возвращение увирванои традиции с большим и славным прошлым. "Развалин строительной творчества великокняжеских времен была усеяна вся Украина, а в первую очередь ... Киев. В их-то возрастной уважении и святости находится под угрозой украинство решило искать поддержку в культурной борьбе с натиском. В том коренится в первую очередь тот упорный и последовательный реставрационный движение, которое свидетелями становимся от начала XVII в. - по Могилы, а затем в сутки Хмельницкой области. Новая Украина XVII в. поднимала из гроба старую Украины княжеских рыцарей и победителей. Очевидно, формы, в которые невольно одевалась и реставрационная акция, должны были отвечать эстетическим требованиям своего времени. На останках стен, на фундаментах княжеских церквей росли теперь здания с современным - ренессансного, а затем барокко - оформлением "1.

Начался строительный и восстановительный период. А сама реставрация потребовала существенных пристроек, а не просто декорирования или повторение старого. В весь этот процесс заключался глубокий смысл непрерывности истории, именно культурной истории. Под протекторатом князя Константина Острожского началось обновление Кирилловской церкви (построена в XII в.), Через некоторое время, в 1613 году, итальянский архитектор Себастьян Браччи начал перестраивать Успенский собор на Подоле в Киеве. Восстанавливались и поднимались из руин София Киевская, многочисленные церкви - Десятинная в Киеве, Спаса на Берестове, Успенская в Переяславе, Ильинская в Троицком монастыре в Чернигове. Вызывали восхищение барокко нарядностью и совершенством отделки сооружений, колоколен, иконостасов, церковных ворот, гравюр.

Менялось само лицо архитектурного мира, улыбающееся своей позолотой, внесенными ярких народных мотивов, синтезом нового архитектурного и изобразительного мышления. Выполненные в стиле барокко иконостасы XVII- XVIII веков своим величием и монументальностью становились центральной украшением Елецкого собора, Троицкого собора в Чернигове, Преображенской церкви в Великих Соро-чинцях. Последняя построена 1732 гетманом Даниилом Апостолом.

Параллельно происходят изменения в литературе. Черты оароккового стиля появились в украинской поэзии и полемической литературе в начале XVII века. Борясь с благородно-католической экспансией, украинские писатели одновременно заимствовали у своих противников иезуитов художественно-стилевые средства, барокко по характеру. Кроме польских и западноевропейских влияний, украинское барокко мало и собственные источники - национальные, региональные. Это, во-первых, древнерусские литературные истоки. Во-вторых, фольклорные элементы, особенно заметны в произведениях "низового", или "народного барокко", вертепная драма, шутливо-пародий ни рождественские и пасхальные стихи, бурлескные произведения.

Первым писателем в Украине, произведениям которого присущи черты стиля барокко, считается Иван Вышенский, который большую часть своей жизни провел затворник на Афоне (Греция), отстаивая православия в острой полемике с униатскими и католическими авторами. Свидетельством того, что это была незаурядная фигура в украинском и славянской культуре, является, в частности, тот факт, что именно о нем Иван Франко написал поэму, несколько статей, монография ("Иван Вышенский и его произведения»). Основанием для того, чтобы отнести гострополемични произведения И. Вышенского к барокко стиля, служит особая поэтика писания, полна огромной эмоциональности оратора или даже пророка. Благодаря осложненной словесной архитектонике, параллелизм, смелым антитезам его живая проза, обращенная к конкретным личностям, и в то же время в общих болезненных проблем веры, справедливости, защиты обездоленных, приобретала экспрессии и выразительности.

С середины XVII и последней четверти XVIII века барокко определяло художественный стиль большинства украинских писателей, проявляясь в различных литературных жанрах. Барочный стиль присущ поэзии Лазаря Барановича, Иоанна Максимовича, Ивана Величковского, Стефана Явор-ского, Григория Сковороды. Среди прозаических жанров барокко достигло наибольшего развития в ораторской прозе, о чем свидетельствуют сборники проповедей "Меч духовный» и «Труб словес проповидних" Лазаря Барановича, "Ключ Понимание" Иоаникия Галятовского, "Огородок Марии Богородицы" и "Венец Христов" Антония Радивиловского. Проступило оно и в полемической литературе, в агиографии "четы Минеи" Дмитрия Туптало. Черты барокко историографии присущие летописям Григория Грабянки, Величка.

В украинском барокко много украшений, которые могли бы казаться излишествами. Но, кроме того, что здесь имеют место определенные декоративно-орнаментальные влияния восточных достоинства, патриотизма и силы духа помог Болгарии завоевать право на государственное, культурно-этническое и языковое самоопределение.

Кроме той области культуры, которой мы коснулись и связанной с синтезом духовного отражения и созданием материальной культуры, что позволяет на уровне археологических и историко-культовых памятников изучать прошлое Болгарии, стоит обратиться к слову - литературной памяти. Конечно, во времена Золотого периода для развития всех важнейших направлений культуры (имеем в виду период княжения Симеона) можно говорить о ривнозначущисть возникновения литературного творчества и письменности. Но все же статус слова или в устной (фольклорной) форме или в историко-летописной и художественный, имеет отличный характер. Ведь даже в условиях вынужденного почти полного прекращения монументальных архитектурно-культовых сооружений и развитию других видов искусства слово вызревает в глубинных недрах сознания как неистребимая и могучая сила.

Как известно, образование славянского алфавита, а соответственно и славянской письменности принадлежит солунским братьям Кириллу и Мефодию, приглашенным Моравским князем. Но это было только начало, причем не лишен драматизма и противостояний тех, кто подвергал сомнению правомерность переводов с языка оригиналов церковной литературы на славянский. Изгнаны из Великой Моравии ученики Кирилла и Мефодия в 886 году нашли убежище в Болгарии, куда принесли созданную солунскими братьями глаголицьку письменность. Здесь, однако, до их прибытия уже получила широкое распространение практика записи славянских текстов греческими буквами.

Споры, возникшие в этой связи между сторонниками греческого письма и глаголицы, отраженные в произведении Храбра Черноризца "О письменах", написанном в конце IX века (возможно в начале X в.). Его автор - сторонник глаголицького письма - доказывал негодность греческой азбуки для записи славянской речи и пытался опровергнуть предубеждение относительно особого славянского письма как чего-то нового и неслыханного. В результате этих конфликтов возникла необходимость создания новой славянской азбуки в основу которой положен греческий алфавит, дополненный новыми буквами, созданными для передачи характерных для славянского языка звуков по образцу соответствующих букв глаголицькои азбуки. Поэтому эти два алфавита различались между собой не системой передачи звуков

славянского языка (в своей основе она оставалась той же, что и при Константине-Кирилла), а прежде всего написанием букв и характером их расположения. Местом возникновения нового алфавита была Восточная Болгария (со столицей государства Преслав). Именно здесь найдены самые ранние (в частности 921 г..) В настоящее время известны надписи с помощью этого алфавита. В следующем историческом развитии новый алфавит постепенно вытеснил старую глаголицьку азбуку и на обширных территориях, не знали никакого письма, стал постепенно восприниматься как единственный славянский алфавит. Очевидно, поэтому в более поздней исторической традиции он получил название «кириллица», то есть письмо создано Кириллом-Константином.

В конце IX - первой половине X века Первое Болгарское царство стало главным центром развития славянской письменности. Отсюда тексты на славянском языке, выполненные с использованием обоих славянских алфавитов, проникали в сербские и хорватские земли и на территорию Восточной Европы.

Достаточно заметным явлением литературы и, очевидно, одним из первых в полемической области было произведение высокого церковного иерарха, выдающегося болгарского писателя X века Козьмы Пресвитера "Беседа против новоявленной Богомильский ереси". Работа стала широко известной в южнославянских землях (знали ее и на Руси) благодаря остроте полемики и, очевидно, далеко не простой ситуации в соблюдении канонических церковных оговорок, особенно недопустимы были нарушения монахами святой обет. Автор советует не терять надежды на справедливость: "Если нищета или человеческие порядки, или что-то другое мешает тебе молиться Богу, не обвиняйте их, но еще лучше выполняй то, что поручено тебе, надеясь получить вознаграждение от Бога за свой труд". Много тех, кто идет "в монастырь, бегут, не в состоянии терпеть тамошние моления и труды, а те, отчаявшись, грешат еще более тяжело". Из этих и других слов Козьмы Пресвитера, полных негодования и тревоги, можно узнать о другой стороне дела, а именно - каким строгим и драматическим способом входило монашество в монастырскую жизнь. Это был едва ли не первое произведение, где откровенно говорилось о притеснениях и тяжелый труд "на земных властителей", "насилие от старейшин", голод, лишения незащищенного человека.

"Закон судный людям" возник в Болгарии в конце IX века. Ряд ученых указывает на его Великоморавское происхождения и связывает с приходом в Болгарию после изгнания учеников Кирилла и Мефодия. Несомненным остается принадлежность "Закона" к произведениям ранней кирилло-мефодиевской традиции. В него входят как статьи, отражающие славянское обычное право, так и широкие заимствования из византийского законодательного сборника "Эклога" (VIII в.). Призван помогать в вытеснении языческой идеологии и обычаев, а также в укреплении раннефеодального государства, "Закон" вступил в силу в Первом Болгарском царстве, а впоследствии распространился в других южнославянских землях, а также в России, войдя в так называемых Кормчих книг - сборников канонического права. Значение письменной речи в жизни славян трудно переоценить. Вновь литературный язык обнаружила свои преимущества прежде всего как средство широкого привлечения славян к христианской вере, то есть как некий инструмент "оглашения" - катехизации. Она способствовала успешному процессу этнического самоутверждения, развитию национального самосознания, расширению знаний о мире, известный способ проникновения в тайные вещи и построении мыслительных форм человеческого интеллекта и переживаний. Славянские народы, испытывали реальной ассимиляции, именно благодаря языку укрепляли свою этническую самобытность и самосознание, получили "щит для обороны". Кирилло-Мефодиева речь своей внутренней качеством и пластической органичностью оказалась доступной для усвоения.

Исследователи обращают внимание на следующее обстоятельство. Если древнейшими славянскими текстами были переводы, а период переводов можно считать для литературного языка "время ученичества", то где-то через два с лишним десятилетия после того, как Кирилл и Мефодий записали первую переведенную ними фразу (863 г.), Началась активная оригинальная творчество. Уже в 866 году были составлены, вероятно Константином Преславского (учеником первоучителей славянского языка), так называемые азбучные рождественские стихиры. Согласно византийской гимнографии эти стихиры Сох всего 36) начинаются словами, содержащие в начале слов буквы в алфавитном расположении. Стихиры составлены в соответствии с расположением 36 (глаголицьких) букв. Перед нами оригинально составлены строфы, хотя и с некоторым подражанием греческих жанровых образцов. И это уже вместе с подражанием (или переводом) признаки славянской стихотворной творчества. Принято считать, что "Молитва азбучная" (IX в.) Константина Преславского - первый стихотворное произведение славянщины, который в своей неотразимости и непосредственности, как писалось в сопровождении к переводу на украинский язык, "будто мифическая птица долетел до наших дней". Приведем несколько строф из этого произведения:

Аз молюсь словом сим к Тебе, Боже мой, что сотворил на свете Видимые и невидимые существа. Господи, пошли своего на меня Духа, чтоб родились в сердце Слово, Еже будет на благо всем сущим Животворящего мудростью Твоей. Утверди Закон - ясный светильник И дорогу праведного Слова, И род славянский сподоби крестный, кроткий тех, которые людьми Твоими Лаской Твоей нареклись.

Заслуживает особого внимания тип переводов и заимствований с византийско-греческой культуры и литературы с жестким изъятием языческих мотивов, с особым пиететом к литературной стилистики и красоты, которая обогащала представление о мировосприятия. Поэтому литература, переводилась с греческого, не лишена была переосмыслений. Славяне действительно создавали "свою" греческую литературу. Переводная литература славян была строгой и одновременно доверчивыми сравнению с византийской. В своеобразном осмыслении на славянский почву было перенесено ряд достижений многовекового культурного развития средиземноморской цивилизации, на которые могла уже ориентироваться создаваемая оригинальная славянская литература.

Но при любом внешнего воздействия не следует недооценивать того собственного опыта в словесном выражении (устной или знаково фиксированной форме), который стал основой в создании новой лингвистической реальности в Болгарии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >