Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Западноевропейский банковский бизнес

Банкиры и банкротства

Социальный статус аргентариев во II в. к и. е. был аналогичным статуса трапезита, который действовал в тот же период. В большинстве случаев они были новичками, которые работали не в тех местах, где они родились, а в каком-то большом городе или порта. Среди них были землевладельцы, некоторые - из высших слоев, то есть лица, наследие которых составляла от 100 000 до 120 000 асов. Несмотря на это, никто из них не имел сенаторского или римского патрицианского происхождения. В I в. до н. е. количество уволенных значительно возросла, и можно заметить, что все больше и больше заявленных работали аргентариев, коактор аргентариев и нуммулариямы. Это происходило на примере двух третей банкиров, о социальном статусе которых можно найти информацию. С тех банкиров, нам известны, только 10% родились свободными. Банкиры были частью третьего класса, плебеями, которые занимали средние позиции. Следовательно, они были состоятельными гражданами. Л. Касилий Юкундуса, например, имел наследство 100000 сестерциев, чего было достаточно для получения доступа к муниципального сената, хотя он никогда не стал декурионы (decurio). Многие из этих банкиров пытались получить собственность, которая принесла им социальный престиж, однако, поскольку большинство из них были рабского происхождения, они не могли надеяться на более высокий уровень в социальной иерархии, за исключением высших духовных санов. Итак, владельцы титулов Августа, Севиньи Августа или куинкуениалис (quinquennialis) были в основном бывшими уволенными. Для последних августинианство было путем к получению социально престижных и уважаемых позиций, при условии, что доступ к государственным должностям для них был запрещен. Только те освобождены, которые имели значительные собственные ресурсы, могли их получить, поскольку для того, чтобы получить право быть избранным, нужно было заплатить большие деньги - сумма гонорара (summa honoraria). Только таким образом аргентарии и нуммуларии могли получить титул августинианцив. их дети и внуки, в свою очередь, имели шанс доступа к муниципальной олигархии, но они были потомками банкиров, родившихся свободными и имели для этого наилучшие возможности. Так, сын коактор аргентариев Тита Флавия Петр Тит Флавий Сабин был одновременно налоговиком и состоятельным землевладельцем, а его сын Т. Флавий Веспасиан вошел в Сенат и случайно стал в 69 г. н. Э. е. римским императором. В VI в. н. е. в Равенне банкиры процветали, получили признание и носили имя с уважением (vir honestus). Один из них, Юлиан, который был очень богатым, был хорошо известен благодаря своей религиозной доктрине. В частности, он финансировал строительство целого ряда церквей Равенны, таких как Сан-Витале, которая стоила 26 ООО золотых сол и дев, и Сан-Аполлинаре в классе. Считают, что на строительство церквей он потратил всего 60 000 золотых монет, что составляло 833 фунта ценного металла. Во времена Папы Пелагия 1 (555-561) банкир Анастасий, который также был казначеем церкви Рима, собирал все поступления из земель церкви. Как и у греков, сын уволенного, который занимался деятельностью, было сложно непосредственно унаследовать бизнес своего отца, поскольку сын надеялся улучшить свое положение в социальной иерархии. Чаще банкир со статусом освобожденного имел успех в результате управления предприятием другим заявленным. Он имел научиться этой профессии от управленца или иного банкира. Жена такого заявленного сама становилась освобожденной.

Раб, как и иностранец или уволен, мог заниматься банковской деятельностью. Это могло случиться, например, если его владелец доверял ему сумму денег для создания банка. Тогда раб имел отдавать часть своих доходов владельцу, но сам отвечал за управление учреждением. В случае судебного дела, если это было нужно, он должен был представить в качестве доказательства банковскую книгу. Было важно отличать раба, который выполнял функцию аргентариев или нуммулария, от того, кто занимался деятельностью от имени своего хозяина в качестве инститора или актера. Примером может служить деятельность Каллиста - раба, который во времена правления Коммода основал банк из фондов своего хозяина Карпофора и был освобожден от рабства за свою изобретательность и предприимчивость. Гипотетически мог случиться случай, когда раб становился банкротом. При этом обязательства хозяина были ограничены лишь частью, которую он доверил своему рабу.

Иногда банкиры начинали работать в достаточно раннем возрасте; похоронные надписи свидетельствуют, что один из нуммулариив умер в возрасте 18 лет, а два аргентарии - соответственно в 20 и 22 года.

Как и трапезиты, римские банкиры могли объединяться. Юридические тексты свидетельствуют об объединении не более двух партнеров. Они объединяли свой капитал и создавали банк на партнерских началах. Рельефы терм Национального музея в Риме показывают двух партнеров по одному прилавком. Активная или пассивная солидарность существовала между двумя такими банкирами, которые создавали общества (societas). Заем одного могла быть получена другим, а кредитор мог требовать от одного сумму, которую ему должен другой.

В западной части Римской империи некоторые банкиры, копировали своих греческих предшественников, занимались также иной деятельностью. Реактор Аргентарий Л. насели Юкундуса, например, был одновременно взыскателем определенных налогов в Помпеи и банкиром. Кроме того известно, что он сдавал в аренду сукновальни магазин и землю недалеко от города. Нуммуларий Т. Флавий Виперинус, что работал в Кельне, также был неготиатором, купцом и предпринимателем. Известно, что нуммуларии купцы были также и в Остии; по трапезитов Формион, они имели линтры (lintres), то есть небольшие баржи, которые использовались для речного транспортировки.

Информации о банкротствах банков в Римский период немного, но они случались в сутки Плавта, поскольку о них часто упоминается в известных драмах. Возможно, были случаи коллективного банкротства, подобного тому, что происходило в Афинах в IV в. до н. е., поскольку в некоторых частях Перса упоминается о группе банкиров, которые обанкротились (434- 436, 442-443). Как и греческие, комедии Плавта показывают банкиров вообще не с лучшей стороны, потому что они всегда находили отговорки чтобы не выплачивать депозитовани в них деньги.

До нас дошло только одно имя римского банкира, обанкротился. Это был раб-христианин Каллист, который случайно в 217 г.. Стал священником. Его владелец Карпофор, чувствуя финансовые трудности, спросил его о деталях своих счетов. Каллист отсутствовал, однако когда он прибыл в порт, его арестовали. По требованию некоторых кредиторов Карпофор уволил своего раба, чтобы тот мог вернуть активы банка. Дебиторами заведения были в основном евреи, которые говорили, что Каллист выполнял библейское положение - не взимать процент с людей своей религии. Однако кредиторы были к этому равнодушными. Утверждая, что он занимался такими услугами, они привели его к префекту города, Фускиана. Осужденный в 188 г. н. Э. е. к каторге в шахтах Сардинии, он был освобожден только императором Коммодом через четыре года.

Юридические источники показывают процедуру, которая проходила в случае банкротства банка. Определенные клиенты в таких случаях имели привилегии. Так, владельцы запечатанных депозитов имели приоритет при возмещении. За ними шли те клиенты, которые вносили беспроцентные депозиты. По депозиторов, которые получали проценты, то они должны общие права. Виды операций при этом не учитывались. Как следствие более давние депозиты не имели приоритетов по сравнению с новыми. Когда речь шла о привилегированных кредиторов (таких, как фиск (fisc) - человек, чей банкир был неплатежеспособным, или женщины и ее приданого), в Ульпиана можно найти противоречия. В одном тексте говорится о том, что беспроцентный депозит имел приоритет по сравнению с привилегированным (privilegia), тогда как в другом тексте была противоположная ситуация. В случае банкротства конфискации подлежали как активы банка, так и личная собственность банкира.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что в античности банки не играли такую роль, как современные финансовые учреждения. С одной стороны, они не поддерживали торговлю или производство существенными средствами, а с другой - оказывали потребительские кредиты, занимались операциями по обмену денег и принимали активное участие в осуществлении платежей. Они были, и в этом заключается их принципиальное значение, колыбелью банковских технологий. Подтверждением этого может служить создание покупательной способности путем предоставления кредитов из депозитованих в них средств, использование банком денег и чеков, жиротрансферив. Эти технологии должны чрезвычайно большое значение, с точки зрения сегодняшнего дня они являются фундаментом для функционирования экономики в целом.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее