Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Западноевропейский банковский бизнес

Обменный банк Амстердама в XVII в.

Во время восьмидесятилетний войны (1568-1648) экономика Антверпена понесла значительные потери. Интересы Антверпена Александром Фарнезе, герцогом Пармы, в 1585 привело к сокращению торговли, что не удавалось преодолеть в течение двух веков. Несмотря на это, на рынке Антверпена происходила реприза международной торговли, особенно в период двенадцатилетней перемирия в Нидерландах, которое началось в 1609 Однако ситуация вновь ухудшилась в 1621 p., Когда начались военные кампании. Денежный рынок Антверпена почувствовал различные последствия этих изменений. Война всегда имела также и стимулирующие последствия. Военные операции против повстанцев и возвращение Южных Нидерландов в Испанию финансировались в основном за счет поступления испанских налогов и импорта серебра из Нового Света, прибывающий в Севилью. Сначала генуэзские банкиры, а позже их португальские коллеги оказывали испанским губернаторам и военачальникам средства в Нидерландах, где они им были нужнее, через посредство денежного рынка Антверпена. Реприза международной торговли Антверпена объясняется экономическим сотрудничеством с Амстердамом, городом, где 1585 происходила значительная экспансия торговли, что способствовало превращению его в ведущий торговый центр Европы. Амстердам уже был важным экспортным рынком рыбы и молочных продуктов, транзитным рынком других товаров, особенно зерна и древесины из стран Балтики, Скандинавии и Северной России. После завоевания Антверпена Фарнезе в 1585 и закрытия Шельды многочисленные купцы и промышленники эмигрировали в Амстердам или его городов-сателлитов и вели свою деятельность там. К ним присоединились также предприниматели из других городов Южных Нидерландов. Вместе они создали благоприятные условия для развития в голландских провинциях новых секторов промышленности, в частности текстильной. В свою очередь, купцы-эмигранты экспортировали эти новые товары и открыли большие возможности для торговли на большие расстояния. Например, зерновые из стран Балтики экспортировались прямо на Средиземноморское побережье. Купцы Антверпена сделали также значительный вклад в развитие торговли между Амстердамом, с одной стороны, и Ближним Востоком, Дальним Востоком и Новым миром - с другой. В значительной степени они занимались финансированием торговли с Левантом и стали важными акционерами голландских компаний в Ост-Индии и Вест-Индии. Именно этим купцам Антверпена благодаря увеличению торговли Нидерландов с Испанией и Португалией.

Купцы из регионов, восставших, которые подпадали под запрета испанской короны, не могли участвовать в прибыльной торговле с Испанией и Португалией. Однако эмигранты из Антверпена нашли пути, чтобы обойти запреты. Через посредство материнских компаний или корреспондентов голландские купцы могли вести свою торговлю через Антверпен и избегать испанских эмбарго. Они помогали рынке Антверпена, который как центр тяжести продолжал опосредованно - через Амстердам - играть значительную роль в мировой торговле и международных финансах. Динамизм банкиров и купцов Антверпена имел влияние на эволюцию торговых и финансовых технологий в Амстердаме. Этот город быстро переняло финансовые технологии Антверпена. С правовой точки зрения, "традиции Антверпена" (Ant-werpse Coetuymen), новое "Ъ" которых появилось в 1597 в Амстердаме, продолжали быть отправным пунктом для юридических ссылок. В делах законодательства и морского страхования образцом также был Антверпен. Структура бирже Амстердама была точной копией антверпенской, с оборотом товаров и денег, а также иностранный обменный рынок.

В 1600 Амстердам успешно скопировал также кассовый бизнес, внедренный в Антверпене в XVI в. Кассиры предоставляли свои услуги как голландским, так и иностранным купцам, количество клиентов росла высокими темпами. Они брали у своих клиентов кредиты и осуществляли все больше платежей от их имени, выполняли жиротрансферы между счетами и оказывали контокоррентные кредиты. Наконец, кассиры были очень активными в торговле векселями, в частности обязывающий письмами и переводными векселями положению "на предъявителя", осуществляли покупку, продажу и обмен монет.

Тому факту, что монетарные функции стали преобладающими в деятельности кассиров, есть несколько объяснений. Во-первых, война вызвала хаос в финансах. Северные и южные провинции Нидерландов продолжали использовать одинаковые учетные деньги - флорин с 20 наммардив. Фактически тип валюты не изменился, но единой чеканочный системы уже не было. На юге монетные дворы находились под наблюдением испанского правительства, но требования к монетам, которые уплачивались наемникам, позволяли выдавать легче монеты. Это позволяло чеканщики Нидерландов из серебряной марки чеканить больше монет и предлагать поставщикам ценного металла большую цену. По севера, то автономия провинций привела к увеличению количества монетных дворов и видов монет. Здесь также чеканились легче монеты, в основном в связи с конкуренцию с другими монетными дворами. Более того, малые независимые монетные дворы, расположенные на восточной границе, выигрывали от хаоса, вызванного войной. Они выпускали в обращение много фальшивых монет, то есть монет с меньшим содержанием металла. Северные Нидерланды, где в обращении также была валюта Юга, имели теперь дело с разнообразием монет разного качества.

Во-вторых, важную роль играла специфическая структура крупномасштабной торговли, практиковалась в Амстердаме. За импорт из стран Балтики, Леванта и Дальнего Востока надо было платить в твердых валютах, известных как "неготипенингы" (negotiepenningeri), что привело к росту спроса на монеты высокого качества. При этом кассиры Амстердама (включая профессиональных менял) были в выигрыше. Когда платежи осуществлялись в Амстердаме наличными, они отбирали монеты высокого качества для перепродажи их со значительной премией импортерам балтийских и азиатских товаров. Хорошие монеты отбирались кассирами или экспортировались, изымались из монетных дворов, что приводило к деградации национального монетарного резерва, в чем магистратура Амстердама обвинила кассиров.

С целью предотвращения обращения монет низкого качества в торговых операциях купцы приказывали своим кассирам использовать наличные платежи как можно меньше, а взамен использовать жиротрансферы и обязывающие письма. Кассиры осуществляли платежи от имени своих клиентов путем выпуска обязывающих писем и переводных векселей, срок уплаты которых наступил. За окончательный платеж ответственность несли клиенты, так же как и на денежном рынке Антверпена. Муниципальное положения Амстердама от 1608 свидетельствует, что в начале XVII в. процедура ассигнования была устным процессом. Современные индоссаменты в практике Антверпена еще не использовались. Применение технологии, которая была достаточно элементарной, увеличивало уровень неуверенности, особенно когда торговый инструмент проходил через несколько рук. Для преодоления этих трудностей практику индоссации переводных векселей нужно было привести к общему знаменателю.

Кассиры и менял попали под вторую волну критики со стороны местных магистратуры. Если в случае нехватки наличности купцы не могли получить наличными за обязательную письмами, срок уплаты по которым наступил, кассиры и менял были готовы приобрести их со скидкой и предоставить купцу наличные, но не всегда в "неготипенингах". Они часто отбирали монеты большей деноминации, металлического и весового содержания, которые обстояли хуже. Косвенно премия в этом случае означало, что даже реализация серебряных монет меньшей стоимости происходила по переоцененной курсами. Власть считала, что кассиры и менял способствовали обращения "плохих" денег и были виновными в превышении курсов крупных монет по сравнению с уровнем, установленным законодательством.

Магистраты Амстердама пытались уменьшить количество таких монет в обращении и обязывали менял соблюдать официальных курсов, а впоследствии даже отказаться от профессии кассира. Эти меры не имели успеха, поскольку купцы Амстердама считали, что присутствие кассиров и менял необходима для рынка и были против таких указаний. Однако ситуация ухудшалась с такой скоростью, что в 1608 котировки монет самого высокого качества на рынке на 9% превысили официально установленные курсы. При таких условиях местный совет предложила альтернативное решение: вместо регулирования или простого сдерживания деятельности кассиров и менял она предложила изменить законодательные положения. Постановлением от 31 января 1609 личное ведения такой деятельности было запрещено, в то же время совет объявил о создании государственного Обменного банка Амстердама (Amsterdamse Wisselbank), который должен был играть роль кассира и менялы денег для всего города. Иными словами, новое учреждение имела монополию на платежи и обменные операции, предусматривало также операции с валютами большого номинала. Успех был так велик, что Амстердамскую модель быстро переняли другие муниципальные обменные банки, в частности в Мидделбурге (+1616), Гамбурге (1619), Делфте (1621) и Роттердаме (1635).

Главная задача Обменного банка Амстердама состояла в регулировании монетарной системы, особенно стабилизации фиксированных курсов золотых и серебряных монет большого номинала. При таких обстоятельствах власть была уверена, что организация будет успешной. Фактически платежи этими большими монетами, ранее осуществлялись частными кассирами и менял, теперь стали исключительной области обменного банка Амстердама. Как государственное учреждение, последний имел придерживаться официальных валютных курсов на эти валюты и поддерживать их. Переводные векселя на общую сумму, превышающую 600 флоринов, выставлены в Амстердаме или за границей для уплаты в этом городе, должны были уплачиваться в bank gulden через Обменный банк. При таких условиях можно считать, что курсы оставались стабильными.

Обменный банк Амстердама руководствовался принципами, внедренными в 1587 г. В Венеции, которые можно наблюдать в операциях Банко делла Пьяцца ди Риальто. Последний принимал как кассир монеты по номинальной стоимости, поскольку они были высокого качества и отчеканены в Нидерландах. Сначала эти монеты состояли исключительно из "Рикс долларов" (риксдаальдер, риксдалер) (rixdalers). Привлеченные на депозиты суммы отражались в главных книгах банка в Флорина, а обменному курсу был установлен курс риксдолара. Депозиторы могли получить свои активы в банке, при этом уплата производилась в кассах банка в риксдоларах или переводилась жиро-трансфером третьему лицу. Банка не разрешалось использовать Рикс к л ары, предоставленные ему для предоставления займов или для любых других коммерческих целей. Депозиты, оставались в хранилищах банка, были резервом золотых и серебряных слитков высокого качества. Вследствие этого уровень доверия к банку мог только расти. Более того, город Амстердам выступало правовым гарантом возврата депозитов, еще больше повышало безопасность.

Обменный банк выполнял также функцию менялы денег. Кроме ценных монет Нидерландов, он принимал все монеты, а также слитки или металл, который еще не был выплавлен. Вместо этого банк по требованию возвращал клиенту риксдолары высокого качества или открывал на его имя кредитную статью в главной книге банка. Соответствующие обменные операции всегда происходили на основе официальных курсов.

Функция обмена денег Обменного банка Амстердама имела и другой аспект: купцы, которые нуждались в хороших и качественных твердых валют (negotiepenningen) для финансирования своей деятельности, особенно для оплаты импорта, всегда могли получить их в банке в качестве кредита или непосредственно в виде монет или ценных металлов. Во времена, когда царила монетарная опасность, а модели платежей были элементарными, многочисленные услуги, Обмен банк предоставлял купцам, принимавших участие в крупномасштабной торговли, были гарантией его успеха. Обязательства погасить через это учреждение все переводные векселя на общую сумму более 600 флоринов было другим весомым элементом. В 1609 p., Вскоре после создания банка, там имели счета не менее 730 купцов. В 60-х годах XVII в. владельцев счетов насчитывалось более две тысячи. Авторитет банка продолжал расти даже в 1672 p., Когда он без каких-либо трудностей справился с повальным изъятием депозитов, вызванным паникой от французского нападения. Количество владельцев счетов увеличивалось к концу века: в 1700 она составила 2799, а через двадцать лет - 2900 человек.

В XVII в. Обменный банк Амстердама сделал значительный вклад в стабилизацию валюты. По этому поводу Ван де Лаар отмечал: "Важнейшим о деятельности Обменного банка Амстердама было не то, что он мог осуществлять жиро-трансферты, а скорее то, что трансфертувалося. Если где-то в 1600 из-за частных кассиров переказувалося около 1000 флоринов, то это означало перевод +1000 "пидстандартних флоринов" достаточно неопределенной качества. Поэтому купец, просил кассира осуществить платеж на его текущий счет, не всегда мог быть уверен в "порядочности" операции. С другой стороны, трансфер такой суммы через банк после 1609 был эквивалентным депозита флоринов, то есть, - деньгам с соответствующим содержанием серебра и неизменной стоимости ". В XVII в. постоянный металлический содержание флорина был несколько модифицирован. С 1619 официальный эквивалент стоимости в главных книгах банка, риксдолар высшего сорта, был изменен с 48 до 50 наммардив (в банковских деньгах - с 2 флоринов и 8 наммардив до 2,5 флорина).

Новая система, внедрена Обменным банком, была в состоянии полностью ликвидировать случаи износа, которые случались ежедневно с деньгами в обращении. Фактически монеты меньшего веса большой или малой деноминации еще использовались почти на протяжении века. Монетарная система, которая была положена в основу осуществления платежей через посредство Обменного банка, наиболее полно в то время отвечала требованиям защиты денег. Она проявилась как такая, которая является полезной в области финансов и международного обмена. Вне этим сектором обменная банковская система имела небольшой практический эффект.

При таких условиях деятельность Обменного банка Амстердама была направлена лишь на увеличение лага между монетами в обращении и твердыми валютами, что использовал банк. Банк эффективно изъял из обращения все монеты высокого качества или держал их в хранилищах для экспорта как неготипенингы в страны Балтики, Ближнего и Дальнего Востока. В XVII в. объемы таких монет, отгруженных в эти регионы, значительно увеличились вследствие развития международной торговли в Амстердаме. Острая нехватка твердых валют, особенно серебряных риксдоларив, привела к тому, что Обменный банк с 1638 приравнял к официальным твердых валют определенные типы менее ценных монет, в частности серебряного намагона и дукаиона, которые чеканились в Южных Нидерландах и были в избытке на Севере. Если эти монеты не были повреждены, банк соглашался принимать их на депозиты и платить их клиентам. В 1638 г.. Серебряные намагоны, которые были частью наличных денег в обращении, были ограничены на свободном рынке 50 наммардамы, что было принято властями. Когда их принимали использовали как твердые валюты, банк регистрировал их по более низкой ставке, чтобы отметить отличие от официального тарифа на риксдолар, который также составлял около 50 наммардив. Итак, монетарная система была устроена так, что включала учетные и банковские деньги. В этой ситуации власть играла свою роль и с 1659 установила для намагона два обменных курса: он оценивался в 48 наммардив как банковские деньги и в 50 - в обращении.

Двойная монетарная система вскоре должна положительное влияние на монетарный оборот. Появилась тенденция к установлению официального курса между банковским Флорином и Флорином в текущем обращении. Теперь разрыв между банковскими и оборотными средствами, что было зафиксировано как ажио и дизажио в Амстердаме, только отражал колебания предложения и спроса на два типа денег.

В монетарной реформе Обменный банк Амстердама достиг частичного успеха. Он не доказал текущий денежный оборот к уровню качества банковских денег, на что надеялась власть. Банк не мог сделать больше, чем пассивно содействовать созданию двойной монетарной системы. Большого успеха он достиг в организации международных платежей. Все купцы, которые принимали участие в крупномасштабной торговли на рынке Амстердама действовали на денежном рынке, открывали счета в банке. Они получали банковские деньги с фиксированным содержанием серебра и могли получить в любое время твердые валюты высочайшего качества для финансирования импорта. Закон требовал пользоваться банковскими услугами при уплате переводных векселей на сумму, превышающую 600 флоринов. Поэтому все важные сделки все чаще осуществлялись через жиротрансферты между счетами, открытыми в банке.

Увеличение объемов международной торговли через Амстердам предоставило жироплатежам большого международного значения. Кроме голландских купцов, крупные иностранные фирмы также открывали счета в банке. Растущее количество международных торговых сделок, даже тех, где Нидерланды ни играли непосредственной роли, осуществлялись через переводные векселя к уплате в обменных банка Амстердама. Такая концентрация платежей сделала Амстердам важнейшим денежным рынком мира в XVU ст. Итак, Обмен банк Амстердама играл роль международной клиринговой палаты, которая осуществляла двух- и многосторонние взаимозачеты долгов и кредитов для всего мира, используя для этого учетные деньги (банковский флорин) фиксированной стоимости, по требованию могли быть обменены на наличные высшего качества.

Кроме кассовых и обменных операций, банк выполнял третья функция - предоставлял кредиты. Хотя устав и запрещал предоставление кредитов, в двух случаях правила нарушались, - если речь шла о Голландскую Ост-Индской компании и Государственную казну Амстердама. Первая с 1609 гг. До конца XVIII в. получала значительные займы (anticipatienningen) для развития и поддержки флота. Вторая также получала крупные займы, в частности во второй половине XVII в. К 1750 ликвидность банка была высокой. Займы Голландской Ост-Индской компании имели краткосрочный характер и, по крайней мере до середины XVIII в., Были покрыты большими поступлениями от колониальной торговли. Муниципальная казна, в свою очередь, могла принимать значительные резервы банка, поскольку владельцем банка был город.

Постепенно Обменный банк Амстердама начал выполнять и свою четвертую важную функцию - дилера ценных металлов. Поскольку он оказывал твердые валюты, то практически всегда выполнял эту функцию. Однако после подписания Вестфаль-ского мира в 1648 перспективы дилинга ценными металлами стали более благоприятными. Испанские корабли, груженные серебром из Мексики и Перу, могли непосредственно соединять Севилью и Кадис с Амстердамом. Это увеличило поставки пенных металлов для монетных дворов. Для прекращения деятельности частных брокеров и предоставление нового толчка банковской торговли ценными металлами местный совет в 1683 предоставила банку полномочия принимать ценные металлы и монеты в качестве залога. Таким образом, счет купца, депозитував монеты определенного вида в банке, например, серебряные дукаты, кредитовался на эквивалентную сумму банковских флоринов, при этом ежемесячно уплачивались депозитные расходы. В то же время на эту сумму он получал переводной депозитный сертификат, "рецепт" (receipt), где указывалось количество и тип залоговых монет. Владелец такого сертификата мог без каких-либо задержек и формальностей (кроме уплаты небольшой комиссии) прийти в банк и получить указанные в документе деньги.

Описанная система позволяла достаточно свободно перевести ценные металлы и монеты любого типа в банковские флорины. Банковские флорины таким же образом могли быть немедленно переведены в ценные металлы или определенный тип золотых или серебряных монет национального или иностранного происхождения. Это случалось в случае осуществления международных наличных платежей, если обменный курс отклонялся от золотых и серебряных точек. Операции с ценными металлами были очень успешными. Депозитные сертификаты (recepisse), подтверждающие определенные виды монет или определенные количества ценных металлов, были в обращении на Амстердамской бирже. Ими активно торговали, а с 1683 гг. До конца XVIII в. они играли решающую роль в денежных потоках и международном движении капитала.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее