Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Западноевропейский банковский бизнес

Недоразвитость банковской системы Англии в XVII и XVIII вв.

После Столетней войны (1337-1453) и войны Алой и Белой Роз во второй половине XV в. английская экономика начала подавать признаки выздоровления, хотя в XVI в. эти признаки касались в основном закладки утраченной основы, чем новой фазы экспансии. В этот период финансовая система имела традиционный характер, то есть не имела рис независимой банковской системы.

В XVI в. внешняя торговля Англии была ограничена, с одной стороны, экспортом шерсти, ткани, свинца и олова, а с другой - импортом всех видов предметов роскоши с континента. Обмен с Северной Европой был в основном в руках ганзейских купцов. Купцы Лондона, в свою очередь, контролировали торговлю с остальной частью Европы. Поскольку последние очень активно действовали в Антверпене, денежный рынок этого города стал финансовым центром всей их деятельности. Обязывающие письма с оговоркой "на предъявителя" к уплате на следующей ярмарке финансировали покупку товаров. При наступлении срока уплаты эти инструменты переходили из рук в руки на бирже Антверпена, а долги погашались за компенсации. Такая же ситуация наблюдалась с переводными векселями. Независимо от кредитных функций последние играли также другую роль: они позволяли переводить средства из Антверпена в Лондон, и наоборот.

Именно через посредство английских купцов, имели достаточно тесные связи с рынком Антверпена, в Лондон пришли новые финансовые технологии. Даже Лондонская биржа на Ломбард-стрит, построенная по инициативе Томаса Грешема и открыта в 1571 королевой Елизаветой И, взяла за модель биржу Антверпена. Инновации Антверпена по переказности ценных бумаг трудно внедрялись в Англии. Английские суды с прецедентной судебной основой были против трансфера обязывающих писем. Они стремились сделать одно исключение - для переводных векселей, согласившись традиции купцов, вексель, как правило, находится в обращении только среди ограниченного круга купцов. Как легко идентифицирован финансовый инструмент переводной вексель находился под контролем.

Такое исключение для переводного векселя способствовал постепенному переходу от переказности к способности находиться в обращении. В своей известной научной работе "Право торговли" ("Лекс меркаториа" ("Lex Mercatoria")), опубликованной В 1622 p., Жерар де Малинес отмечал, что интенсификация в Лондоне перехода переводных векселей из рук в руки давала купцам много преимуществ. Однако одновременно он подчеркивал связанную с этим опасность. Переводные векселя всегда выставлялись в нескольких копиях и направлялись различными путями для подтверждения того, что инструкция по контракту достигла своей цели. Однако, поскольку такие векселя всегда содержали оговорки "на предъявителя", увеличивались риски мошенничества. Традиционная указание "оплатить лице X или предъявителю сего", которая использовалась до сих пор в переводных векселях, была постепенно заменена на "оплатить лице X или по его указанию (ассигнацией)", а на обратной стороне отмечалось имя следующего бенефициара. Такая технология была заимствована у Нидерландов и не удовлетворяла требованиям английского суда, поскольку для легальности передача права подробно должна была быть описана в контракте.

В 1651 г.. Джон Мариус писал, что Индоссация переводных векселей не становилась обычной практикой в обществе английских купцов. Через некоторое время английский правовая система, основанная на прецеденте, внедрила это в практику. Решением 1699 было установлено, что все индоссатом переводных векселей к оплате лице А его бенефипдару (то есть "к уплате А по его поручению") имеют формально нести ответственность за уплату, а принцип переказности, следовательно, признавался официально.

Кроме индоссации переводных векселей, в XVII в. в Англии в торговую практику были внедрены другие новые методы. Наряду с традиционным международным переводному векселю получила распространение технология дисконтирования и использования внутренних переводных векселей. Англичане начали использовать ее для того, чтобы переводить свои поступления из провинций в столицу. Купцы Лондона использовали переводные векселя таким же образом, особенно для покупки текстиля в провинциальных городах и селах.

Модернизация платежных технологий в Англии в первой половине XVII в. была ограничена переводному векселю; иными словами, от этого выигрывали только состоятельные купцы. Формально принцип ассигнации традиционных обязывающих писем не мог применяться. Такие финансовые инструменты чаще всего использовались для осуществления трансакций на местном уровне. Во второй половине XVII в. суды Вестминстера и сам парламент регулярно сталкивались с предложениями о разрешении переказности в обращении обязывающих писем. Эти предложения были направлены на предоставление индоссамента этого инструмента такого же финансовой защиты, как и переводному векселю. Успехом они не увенчались.

Однако трудности, связанные с переказнистю обязывающих писем не имели негативных последствий. Эти инструменты продолжали переходить из рук в руки, но всегда это были лица, хорошо известные друг другу, которые пользовались взаимным доверием - ограниченный круг бизнесменов, купцов и банкиров. Технология перевода обязывающих писем стала обычной практикой в депозитных банках Лондона, которые в XVII в. начали процесс экспансии. Именно в такой ситуации финансовых инноваций в Англии развивается современная банкнота.

Возникновение в Англии в XVII в. частных депозитных банков соответствует расширению деятельности, которой раньше занимались только три категории профессионалов: купцы-банкиры, нотариусы и ювелиры. Существование купцов-банкиров наблюдается в XV-XVI вв. Они специализировались на экспорте шерсти и ткани на континент (в основном в Кале, Брюгге, Бер-гена-оп-Зома и Антверпена) и кроме торговых операций занимались также чисто финансовыми операциями, в частности покупкой и продажей переводных векселей.

Нотариусы сначала занимались тем, удостоверяющих передачу собственности со всеми связанными с этим затратами. Со временем некоторые из них начали участвовать в финансировании покупки земли и стали "денежными" нотариусами. Они играли только роль посредников для клиентов, которые искали кредиторов, а впоследствии стали предоставлять покупателям займа. Наконец, некоторые из этих "денежных" нотариусов начали принимать депозиты третьих лиц. Из этих денег они могли предоставлять долгосрочные займы покупателям земли и другой собственности, а иногда краткосрочные займы бизнесменам. Следовательно, такие нотариусы успешно осваивали профессию банкира.

Большинство нотариусов активно действовали и в области ипотечного финансирования, а затем поддерживали тесные связи с сельским хозяйством. В XVIII в. они постепенно сформировали группу специализированных банкиров, которые базировались в Лондоне, прежде всего на Флит-стрит и Странд, откуда и происходит их прозвище "банкиры Вест-Энда". их клиентура состояла исключительно из аристократических землевладельцев и провинциалов. Те, кто достиг значительных успехов в земельных делах, переводили свои средства в Лондон и размещали их в лондонских банкиров. Землевладельцы, желающих инвестировать в свои собственные земли или нуждались в деньгах для чего-то другого, брали займы под залог своей собственности в тех же банкиров. Банкиры Вест-Энда, или частные банкиры Лондона (они были известны также под этим именем), вкладывали деньги в ценные бумаги и в акции, финансировали торговые операции, в том числе предоставляя краткосрочные займы купцам-банкирам. Несмотря на это, банковское общество Вест-Энда было узко специализированным на ипотечном финансировании, а их главной клиентурой были аристократия и мелкое дворянство.

Третью группу банкиров представляли ювелиры. У них были специальные защищенные комнаты, а сами они были осведомлены на монетарной практике, в частности на чеканке монет, и часто выступали как менял. После смерти королевы Елизаветы в 1603 ювелиры стали играть еще более важную роль в области государственных финансов, поскольку предоставляли крупные займы Стюартам. С тысяче шестьсот сорок две p., Когда началась гражданская война, государственная финансовая деятельность на время сократилась, поскольку степень риска значительно повысился. Поэтому ювелиры начали двигаться к частному финансового сектора, где спрос на коммерческий кредит значительно возрастал. В этом секторе они стали очень активными, в основном благодаря деятельности самого правительства. В 1640 король закрыл Лондонский Тауэр, конфисковал значительные денежные средства, депозитовани частными лицами, и конвертировал их в принудительные займы. Итак, для безопасного хранения публика доверяла свои ценные металлы ювелирам.

В результате ювелиры начали выполнять значительный объем функций кассиров, в основном от имени лондонских купцов. Известные под названием "кассиры купцов Лондона", эти ювелиры-кассиры оказывали и другие полезные услуги. Они были осведомлены на испытании монет, собирали долги и платили по государственным ценным бумагам, срок уплаты по которым наступил или еще не наступил. Последние передавались ювелирам купцами или другими лицами путем индоссамента и уплачивались с премией или дисконтом. Дата погашения большинства из этих ценных бумаг не отмечалось четко, что побудило владельцев передавать ювелирам-кассирам, которые из-за своей разветвленную сеть финансовых отношений могли достаточно легко получить платеж. Более того, ювелиры-кассиры предлагали клиентам, проживавших в провинциях, простые пути осуществления финансовых операций с Лондоном.

Вроде кассиров Антверпена и Амстердама ювелиры-кассиры Лондона занимались тем, что можно определить как банковские операции. Они становились ювелирами-банкирами. С середины XVII в. они систематически принимали депозиты как до востребования, так и срочные, причем за последние, как правило, уплачивались проценты по официальному курсу (после 1651 6% годовых). На базе этих депозитов ювелиры-банкиры могли осуществлять платежи от имени своих клиентов через жиротрансферы между счетами. Распоряжение об уплате отдавалось устно или письменно за использования "записки о получении" или чека в пользу третьего лица. Ювелиры также предоставляли взаймы средства через открытие овердрафта по Контокоррентный кредитам или предоставляя наличные под залог. Более того, они занимались дисконтированием в больших масштабах. Это касалось векселей, обязывающих писем и государственных ценных бумаг.

Когда ювелиры-банкиры принимали срочные депозиты, то выдавали расписки с оговоркой "на предъявителя", по которым выплачивались проценты. Для депозитов "до востребования" они выдавали наличные расписки или долговые обязательства, которые были формой обязывающих писем к уплате предъявителю. Эмиссия последних инструментов часто базировалась на доверии, а их использование (для финансирования займов или учетных операций) становилось все чаще. С этой точки зрения ювелиры-банкиры Лондона четко отличались от кассиров Антверпена и Амстердама, которые прибегали к таким эмиссий только в исключительных ситуациях. Какими бы ограниченными и непостоянными ни были эти эмиссии, долговые обязательства, переходили из рук в руки, были предыдущим шагом для формирования современной банкноты.

Как и купцы Лондона, ювелиры-банкиры находились в основном в Сити, вблизи Ломбард-стрит, то есть в финансовом и торговом центре города. В 1671 г.. В Сити работал 31 ювелир-банкир, а в 1687 - не менее 43. Хотя деятельность в Лондоне ювелиров-банкиров во второй половине XVII в. разворачивалась быстрыми темпами, они все еще оставались уязвимыми. Известно много случаев, когда ювелиры за короткий промежуток времени становились хорошо известными банкирами, а через несколько лет банкротились. их место занимали новички. Такая уязвимость банкиров Лондона, бесспорно, была в значительной степени связана с невианаченим и опасным характером бизнеса, в частности крупномасштабной торговли, однако основные причины заключаются в примитивной структуре и общей нестабильности государственных финансов.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее