Гражданско-правовая ответственность сторон по договору

Гражданско-правовая ответственность имеет место, когда одна из сторон не исполняет или ненадлежащим образом исполняет договорные обязательства (ст. 34 ЗоАП). Смысл ее состоит в том, что к нарушителю применяются установленные законом или договором меры воздействия. влекущие для него отрицательные. экономически невыгодные последствия имущественного характера См.: Большой юридический словарь. Под ред. А.Я. Сухарева. М., ИНФРА, 1998. С. 463.. Делается это не только ради наказания виновного, но и в интересах другой стороны.

Вопрос о понятии гражданско-правовой ответственности многие годы является спорным в юридической науке. Одни авторы понимают под ответственностью исполнение обязанности под принуждением См.: Грибанов В.П. Гражданское право. Под ред. Е.А. Суханова. М., БЕК, 1993. С. 172., другие -- наступление неблагоприятных последствий для правонарушителей См.: Егоров Н.Д. Гражданское право. Ч. 1. Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 480.. И хотя о понятии ответственности высказаны различные суждения, общим представляется следующее. Во-первых, ответственность есть следствие правонарушения. Во-вторых. для ее наступления необходимо установить виновное поведение правонарушителя. В-третьих. ответственность связана с неблагоприятными последствиями для правонарушителей.

В юридической литературе основанием гражданско0правовой ответственности традиционно признается правонарушение, под которым принято понимать не соответствующее закону действие или бездействие, иногда объединяемое одним термином “противоправное поведение”.

Противоправность поведения, т.е. нарушение соответствующими действиями или бездействием норм права, рассматривается как абсолютно необходимый признак всякого нарушения, влекущего гражданско-правовую ответственность.

Вполне очевидно, что лицо, допустившее нарушение субъективного гражданского права, может нести ответственность лишь за последствия, причиненные именно этим нарушением, т.е. одним из условий ответственности является наличие причинной связи между нарушением и наступившими негативными последствиями. Причем как отмечает М.И. Брагинский, “установление причинной связи имеет правовое значение, а сама причинная связь приобретает характер необходимого условия договорной ответственности лишь тогда, когда речь идет о возмещении убытков” См.: Брагинский М.И. Договорное право. М., 1997. С. 575..

Как общее правило необходимым условием для привлечения стороны к ответственности за нарушение договорного обязательства является вина.

Следует отметить, что в современной юридической литературе практически отсутствует теоретический анализ вины как условия гражданско-правовой ответственности. А доктрина гражданского права использует определение вины по терминологии с уголовным правом, формулируя понятие вины как некое гипотетическое психическое отношение правонарушителя к своим действиям и их последствиям См.: Гражданское право. Учебник. ч. 1. Под ред. Ю.К.Толстого. А.П. Сергеева. М., 1996. С. 498..

Анализ всех норм ГК, как предусматривающих положения об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, так и устанавливающих меры ответственности. подлежащие применению за различные нарушения конкретных видов обязательств. позволяет сделать вывод о том, что российское гражданское право. а соответственно и авторское, исходит из наличия трех форм вины: умысла, неосторожности и грубой неосторожности.

Умышленная вина заключается в намеренных действиях либо бездействием лица с целью неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства либо создания невозможности его исполнения.

Вина должника в форме неосторожности имеет место тогда, когда лицо при исполнении обязательства не проявляет ту степень заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота. и в результате с его стороны не приняты все надлежащие меры для надлежащего исполнения обязательства.

В качестве критерия выделения такой формы вины, как грубая неосторожность, можно признать непроявление лицом той минимальной степени заботливости и осмотрительности, какую можно было бы ожидать от всякого участника имущественного оборота и непринятие лицом очевидным мер в целях надлежащего исполнения обязательств.

Применительно к участника авторских правоотношений вопросы ответственности решались в Основах гражданского законодательства 1961 г., ГК РСФСР 1964 г., типовых авторских договорах. В настоящее время ряд положений об ответственности содержится в Законе 1993 г. Упоминание ранее действовавших законодательных актов и вновь принятых связано с необходимостью сопоставить различный подход законодателя к ответственности сторон авторского договора.

Как уже отмечалось, общие нормы гражданского права непосредственно распространяются на авторские отношения. В вопросах ответственности за нарушение обязательств законодатель как прежде (ст. 36 Основ гражданского законодательства), так и ныне (ст. 393 ГК РФ) придерживается правила. что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должником он обязан возместить кредитору причиненные этим убытки. Что же касается определения размера убытков, то здесь применимы правила ст. 15; о соотношении убытков и неустойки -- ст. 394; об ответственности за неисполнение денежного обязательства -- ст. 395; о вине должника -- ст. 401; о вине кредитора -- ст. 404 и др.

Вместе с тем, вряд ли к авторским отношениям могут быть применимы нормы ст. 397, так как они не соответствуют специфике предмета авторского договора.

В ГК РСФСР 1964 г. ответственности за нарушение условий авторского договора посвящены ст. 511 и ст. 512. Для автора наступление неблагоприятных последствий было связано с его виновным поведением. В ст. 511 давался перечень допускаемых автором нарушений условий договора. В него входило: непредставление организации произведения в установленный договором срок; выполнение заказанной работы не в соответствии с условиями договора или недобросовестно; отказ от внесения исправлений, предложенных автору в порядке и пределах, установленных договором; нарушение обязанности лично исполнить работу; передача произведения третьим лицам при наличии заключенного договора.

В качестве последствий этих нарушений ч. 1 ст. 511 ГК РСФСР предусматривала расторжение авторского договора и возложение на автора обязанности вернуть полученное по договору авторское вознаграждение. Эту обязанность автора было принято считать мерой ответственности, поскольку ее сущность выражается признаком неблагоприятности предусмотренных санкций правовой нормы последствий для правонарушителя, а это в свою очередь позволяет воздействовать на соответствующие интересы нарушителя с целью побуждения его к правомерному поведению См.: Клык Н.Л. Охрана интересов сторон по авторскому договору. Красноярск, 1987. С. 144..

Согласно другой точке зрения, обязанность возврата автором полученного по договору вознаграждения не может рассматриваться как ответственность, ибо она не выходит за рамки собственно содержания нарушенного правоотношения и выступает как оборотная сторона неисполнения или ненадлежащего исполнения автором принятой на себя по договору обязанности См.: Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 124.. разделяя это мнение, считаю необходимым выделить следующее. автор выполнил обязательство по созданию произведения в срок и в надлежащем виде сдал его организации, которая одобрила результат труда автора. Логично, что автор должен получить причитающееся ему вознаграждение. Выплата гонорара -- это прямая обязанность издательства, закрепленная в п. 13 Типового издательского договора на литературные произведения 1975 г.

Перечень нарушений, за которые автор нес ответственность по ст. 11 ГК РСФСР, воспроизводился в типовых авторских договорах. Этот перечень нарушений дополнялся в типовых авторских договорах, которые предусматривали ответственность автора за нарушение обязанности участвовать в подготовке произведения к выходу в свет. Согласно Типовому издательскому договору, автор был обязан по требованию издательства без особого на то вознаграждения читать корректуру произведения. При задержке корректурных оттисков издательство имело право выпустить в свет произведение без авторской правки или отсрочить его выпуск на время задержки. Отсрочка выпуска произведения влекла для издательства дополнительные расходы, ибо оно должно было оплачивать полиграфическому предприятию простой, вызванный по вине автора (п. 22 Типового издательского договора на литературные произведения). Убытки, понесенные издательством, относились на счет автора в размере не свыше 20% суммы гонорара.

При чтении корректуры автор должен был осуществить правку в определенных пределах. Конъюнктурная, авторская правка в пределах 2% производилась за счет издательства. Если стоимость правки превышала 2:, то автор возмещал расходы по сверхнормативной правке в размере не свыше 20: суммы гонорара.

Аналогичные положения содержались в Типовом издательском договоре на произведения изобразительного искусства (п. 19) и в Типовом издательском договоре на музыкальные произведения (п. 21).

Организация как вторая сторона договора в соответствии со ст. 512 ГК РСФСР и типовыми авторскими договорами несла ответственность лишь в том случае, если она в установленный договором срок не выпускала произведение в свет. Ответственность организации заключалась в том, что она должна была выплатить автору вознаграждение полностью.

Организации допускали и другие нарушения договором обязательств. за которые практически не несли никакой ответственности, например: сокращение объема созданного автором произведения, пропуск сроков на рассмотрение произведения и его оценку и т.д.

В отличие от ранее действовавшего законодательства. которое хоть как-то конкретизировало случаи ответственности сторон, Закон 1993 г. содержит только одну статью об ответственности по авторскому договору (ст. 34). Так, п. 1 ст. 34 Закона устанавливает. что сторона не исполнившая или ненадлежащим образом исполнившая обязательства по авторскому договору, обязана возместить убытки, причиненные другой стороне. включая упущенную выгоду.

Поскольку закон является частью гражданского законодательства. толкование понятий убытков, упущенной выгоды и правил их возмещения можно найти в ГК РФ (п. 2 ст. 15.)

Отсюда очевидно, что обязательства из авторских договоров не отнесены к тем обязательствам, размер ответственности по которым ограничен (п. 1 ст. 400 ГК).

Вместе с тем, исходя из общих норм ГК, следует отметить, что в конкретном авторском договоре стороны могут ограничить размер ответственности. Исключение составляют некоторые особые случаи, когда размер ответственности по договору не может быть ограничен (п. 2 ст. 400; п. 4 ст. 401 ГК).

П. 2 ст. 34 ЗоАП содержит норму, ограничивающую ответственность автора в случае непредставления им заказанного произведения в соответствии с условиями договора: он обязан возместить лишь реальный ущерб, причиненный заказчику, но не его упущенную выгоду.

Формулировка ст. 34 Закона общ и мало что дает лицам, вступающим в договорные отношения. стоящиеся в настоящее время по принципу свободы, когда стороны сами согласовывают условия, в рамках которых они будут взаимодействовать, а также обязательства, которые принимает на себя каждая из них. Казалось бы, при таком подходе обеспечивается равноправие сторон договора, ибо им предоставлена возможность свободного волеизъявления. И судя по всему, именно свобода волеизъявления является субстратом возникновения абсурдных ситуаций: в заключаемых ныне авторских договорах можно встретить парадоксальные записи вроде того, что ответственность по авторскому договору наступает в случае непреодолимой силы. Думается, что во избежании подобных недоразумений, следует включить в авторское законодательство диспозитивную норму об обязательствах, определяющую условия взаимодействия сторон.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >