Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Западноевропейский банковский бизнес

Маастрихтский договор

Идеи, высказанные комитетом Делора, вызвали огромный резонанс. Они захватили не только значительную (и наиболее влиятельную) часть западноевропейских правящих кругов, но и миллионы простых граждан. Экономический и валютный союз получил поддержку средств массовой информации. В понимании большинства жителей Западной Европы его идеи стали в первой половине 1989 символом нового взлета западноевропейской интеграции. Неудивительно, что дальнейшие события, связанные с реализацией проекта ЕВС, разворачивались с поразительной скоростью.

Мадридский саммит в июне 1989 принял две основные организационные предложения, выдвинутые комитетом Делора:

1) начать первый этап перехода к экономическому и валютному союзу с 1 июля 1990 p .;

2) созвать межправительственную конференцию (МУК) для разработки изменений в основных договоров, без которых невозможно продвижение к следующим этапам.

По инициативе Франции, председательствовала в это время в Раде, была создана рабочая группа из высокопоставленных представителей министерств иностранных дел и финансов стран - членов ЕС во главе с французским министром по делам европейской интеграции (так называемая группа Гижу). Формально ее задача состояла в том, чтобы подготовить перечень вопросов для обсуждения на предстоящей межправительственной конференции. она была создана для того, чтобы пропустить проблематику экономического и валютного союза через аппараты правительств и собрать сторонников проекта среди чиновников, как это было сделано ранее с руководством центральных банков.

В октябре группа Гижу подала свой доклад Совету, Комиссии и национальным правительствам. Это позволило главам государств и правительств в ходе очередной встречи в Страсбурге в декабре 1989 принять решение о созыве межправительственной конференции в конце 1990

Через год межправительственная конференция приступила к работе. Концептуальной основой ее работы, естественно, стал доклад Делора. Дискуссия сосредоточилась в основном на слабых, недостаточно проработанных или внутренне противоречивых положениях доклада.

Члены комитета Делора, предложив создать Европейский центральный банк и европейскую систему центральных банков, не стали углубляться в вопрос их структуры и функций. Подробное проработки этих вопросов уже после принятия решения о созыве межправительственной конференции была возложена на комитет руководителей центральных банков и Валютный комитет ЕС. К декабрю 1990 они практически полностью подготовили проект устава будущего Европейского центрального банка, существенно облегчило работу конференции, поскольку внесенные ими предложения ни у кого не вызывали существенных возражений.

Разработка согласованной позиции по этому политически острого вопроса требовала больших усилий. Участники МУК решили предложить для включения в договор два положения:

1) пиком бюджетных дефицитов и государственного долга должны быть средние величины для всех 12 стран - членов ° С по состоянию на 1990 - соответственно 3 и 60% ВВП. Иными словами, за время, оставшееся до появления экономического и валютного союза, "отстающие" должны были подтянуться к среднему уровню 1990 В будущем эти лимиты получили название "критерии конвергенции";

2) соблюдение лимитов является обязательным условием вступления в экономического и валютного союза, их нарушение членами не допускается и приводит к санкциям.

При обсуждении вопроса перехода от второй к третьей стадии перехода к ЕВС произошло предполагаемое столкновение между двумя принципиально разными подходами - "экономическим" и "монетаристским", "фундаменталистским" и прагматичным.

Первый подход отстаивали в основном ФРГ и Нидерланды. Эти страны откровенно выступали за фиксацию обменных курсов и введение единой валюты, однако при условии обязательного и строгого соблюдения критериев конвергенции. Поскольку невозможно было предсказать, когда этого можно достичь, ФРГ и Нидерланды возражали против того, чтобы заранее утвердить дату перехода к полному экономическому и валютному союзу.

Второго подхода придерживались Италия и, в несколько более мягкой форме, Франция. Они подчеркивали мобилизующую роль самой идеи ЭВС. Согласно их взглядам установления твердой даты перехода мало подтолкнуть национальные правительства и рыночные силы создать политические условия для проведения непопулярных мер экономии и в конечном итоге резко ускорить экономическую конвергенцию.

На межправительственной конференции не удалось окончательно решить эту проблему. Компромисс был достигнут лишь в ходе Маастрихтского саммита утвердил текст поправок, необходимых для реализации экономического и валютного союза.

Окончательный текст договора представляет собой разумный компромисс между взглядами "экономистов" и "монетаристов". Можно сказать, что "битву" выиграли обе стороны. "Монетарная" точка зрения победила в том, что государства - члены ЕС договорились установить твердые сроки создания ЭВС. "Экономисты" имели все основания считать, что они одержали победу, настояв на строгих критериях отбора кандидатов на участие в зоне евро.

Основные результаты встречи в Маастрихте такие.

1. Договор о Европейском Союзе заложил прочную правовую основу будущего экономического и валютного союза и единой валюты.

2. Определены институциональную структуру ЕВС.

3. Установлено точный график трех этапов перехода к экономическому и валютному союзу и в целом определено их содержание.

4. Согласован и утвержден четыре критерия конвергенции, которые являются обязательными условиями вступления стран - членов ЕС к экономическому и валютному союзу:

• стабильность цен. Для вступления в экономический и валютный союз стране-кандидату нужно добиться стабильных успехов в борьбе с инфляцией, причем в контрольном 1997, по результатам которого и определялся круг участников, средняя норма инфляции в данной стране не должна была превышать норму инфляции в трех наиболее продвинутых в этом отношении государствах - членах ЕС более чем на 1,5%;

• устойчивость государственных финансов, то есть отсутствие чрезмерного бюджетного дефицита. Соответствующие формулировки Маастрихтского договора представляют собой верх искусства компромисса, присущего европейским сообществом: они вполне определенные и вместе с тем достаточно гибкие, чтобы не загонять участников договора "в угол". Верхний лимит годового дефицита правительственного бюджета составляет 3% валового внутреннего продукта. В случае если дефицит превышает эту цифру, следует установить, происходит существенное и непрерывное снижение дефицита или (как альтернатива) не является превышение исключительным и временным, тогда как в основном дефицит остается близким к установленной границы. Мониторинг национальных правительственных бюджетов поручено Европейской комиссии. Аналогично решен и вопрос с государственным долгом, который не должен превышать 60% годового ВВП. В случае некоторого превышения этого предела страна все-таки может рассчитывать на то, чтобы стать участником экономического и валютного союза, если имеет место существенное уменьшение этого соотношения и оно приближается к 60% с достаточной скоростью;

• уровень процентных ставок по долгосрочным кредитам. Долгосрочные процентные ставки не должны превышать более чем на 2% -й уровень, достигнутый указанными тремя странами с самым низким уровнем инфляции;

• соблюдение установленных внутри Европейской валютной системы пределов колебаний обменных курсов без напряженности и без девальваций в течение по крайней мере двух лет.

5. Маастрихтский саммит утвердил приоритеты кредитно-денежной политики в рамках экономического и валютного союза. Эти приоритеты должны определенный монетаристский характер. Основной целью союза и его высшего органа - Европейской системы центральных банков является стабильность цен. Подчиненный характер имеет вторая задача - содействие другим направлениям экономической политики сообществ и государств-членов.

6. Еще до начала Маастрихтского саммита выяснилось, что независимо от динамики критериев конвергенции две страны - Великобритания и Дания - по политическим мотивам останутся вне экономическим и валютным союзом, по крайней мере на первом этапе его становления. им было предоставлено право остаться вне договора, если они этого пожелают.

Понятно было и то, что не все из тех государств, которые одобрили план создания ЭВС, смогут справиться с критериями конвергенции. Для таких стран договором было предусмотрено систему временных исключений. Суть ее заключалась в том, чтобы страны, которые присоединятся к зоне единой валюты позже, имели бы такие же права и прошли через те же процедуры, что и первые члены ЕВС. Каждые два года или по просьбе государства-члена Комиссия и Европейский центральный банк должны представлять доклад о прогрессе каждой отдельной страны в сфере конвергенции. Раде было предоставлено право принимать решения об отмене режима исключения (то есть по сути о присоединении соответствующей страны к экономическому и валютному союзу).

Маастрихтский саммит закончился в обстановке невиданной эйфории. Сообщества, добившиеся неоспоримых успехов в осуществлении "проекта-1992 г.", были вооружены теперь конкретной программой создания экономического и валютного союза. К сожалению, воодушевление, вызванное перспективой восхождения к новым высотам интеграции, длилась недолго.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее