Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Западноевропейский банковский бизнес

Юридические основы использования евро

Переход к экономическому и валютному союзу и введение евро обусловливают серьезный пересмотр юридических норм, регулирующих кредитно-денежные отношения в странах Европейского Союза. Хотя положение Маастрихтского договора и является нормой прямого действия, они слишком общие для того, чтобы обеспечить удовлетворительное решение различных юридических проблем, которые могут возникнуть в конкретной хозяйственной ситуации в период перехода к ЕВС. К тому же основной договор Европейского Союза - это акт публичного права. Для того чтобы он начал работать, необходимо его прочная и своевременная привязка к нормам гражданского права, прежде всего в том, что касается использования евро. Европейская Комиссия попыталась найти подходы к решению этой задачи на основе норм обычного права, в западной юриспруденции называется "денежный кодекс" (lex monetae).

Дополнительные юридические нормы, необходимые для нормального функционирования ЕВС, можно разделить на две группы: те, которые могли быть приняты еще до создания ЕВС в рамках Европейского Союза в целом, и те, что имели специфический характер и могли быть утверждены только после того, как будет известен состав экономического и валютного союза. Поэтому было решено пойти по пути принятия Советом министров двух отдельных регламентов. В одном из них сосредоточено нормы, одобренные на основании ст. 235 Договора и является обязательственным на всей территории ЕС; в другом - нормы, принятые на основании ст. 109 1 (4) и в дальнейшем закреплены в национальном законодательстве стран - участниц экономического и валютного союза.

Регламентом, основанный на ст. 235, были решены следующие вопросы:

• подтверждено конвертации "официального" ЭКЮ в евро в соотношении 1: 1. Это положение распространялось также на "частный" ЭКЮ если соответствующими контрактами не предусмотрено иное, все ЭКЮ, на которые есть ссылки в частных контрактах, приравнен к "официального" ЭКЮ;

• подтверждено преемственность всех контрактов и других юридических инструментов во всех аспектах, вытекающих из введения евро;

• установлено, что введение евро не может быть основанием для применения принципа резкого нарушения обстоятельств, выходит за пределы общепринятого риска и требует пересмотра контрактов;

• заранее сформулированные правила округления и использования ставок конвертирования, официально объявлены 1 января 1999 Эти ставки являются шестизначными и не подлежат округлению или сокращению.

Хотя Европейский Союз не юрисдикции за пределами территории государств-членов, в руководящих кругах ЕС надеются, что экономические операторы и суды третьих стран будут пользоваться положением регламента, в частности в том, что касается преемственности контрактов.

В регламенте, основанный на ст. 109 1 (4), главное внимание сосредоточено на таких вопросах:

• юридические гарантии равноценности евро и национальных валют в течение переходного периода. Принятое решение должно сложный характер. Начиная с 1 января 1999 с юридической точки зрения национальные валюты перестали быть самостоятельными и полноправными. Для того чтобы обеспечить юридическую базу их использования к концу 2001 p., Установлено, что в течение этого периода евро будет существовать в нескольких деномина-циях - собственно евро и его десятичные доли (центы) и недесят тельно деноминации евро в форме национальных денежных единиц. По мнению юристов ЕС, это обеспечит необходимые гарантии защиты равноценности евро и национальных валют в судебном порядке;

• правило "никакого принуждения, никаких запретов" как руководящий принцип переходного периода. Регламентом устанавливается, что любые денежные единицы - как евро, так и национальные валюты - могут использоваться для создания новых юридических инструментов, например контрактов или законов. Это, в частности, означает, что стороны могут использовать любую единицу в контрактах, заключаемых ими. Единственное ограничение состоит в том, что во всех документах, которые создаются на базе данного контракта (счетах, балансах и т. Д.), Стороны обязаны использовать ту валюту, которая была ими выбрана для основного договора (т.е. либо национальную валюту, или евро, но не то и другое одновременно);

• воля граждан использовать или не использовать евро в отношениях с государственными учреждениями своей страны. Национальные правительства могут способствовать гражданам в переходе на евро, например, при уплате налогов, но не имеют права заставлять их делать это, кроме как на основе права ЕС;

• три исключения из правила "никакого принуждения, никаких запретов". Во-первых, дебитор имеет право перевести средства на счет кредитора как в евро, так и в национальной валюте по своему выбору. Банк кредитора не имеет права не принимать платеж - он обязан это сделать и в случае необходимости конвертировать полученную сумму в другую денежную единицу. Это положение касается платежей как внутри одной страны, так и в рамках экономического и валютного союза в целом. Во-вторых, правительство страны, входящей в ЕВС, вправе реденоминуваты свою задолженность в национальной валюте. В-третьих, страны - участницы ЕВС могут принять меры для того, чтобы дать возможность своим организованным рынкам, например фондовым биржам, изменить расчетную единицу, которую они используют.

В процессе определения конверсионных соотношений национальных валют и установления паритета евро органы

Европейского Союза встретились с рядом сложных и частично парадоксальных проблем. Первая из них - обмен ЭКЮ на евро.

Начиная с момента своего появления, ЭКЮ был "корзиной" валют государств - членов Европейских Сообществ. Каждые пять лет состав "корзины" и доли отдельных валют пересматривались в зависимости от изменений экономических условий. Накануне экономического и валютного союза ЭКЮ был заморожен в 1994 году., Поэтому сегодня в состав "корзины" входят валюты двенадцати, а не пятнадцати государств - членов ЕС (рис. 1).

Первое осложнение возникало в связи с тем, что Мадридский саммит решил обменять ЭКЮ на евро в соотношении 1: 1. Однако из двенадцати валют, входящих в состав "корзины" ЭКЮ, в зоне евро останутся лишь девять. Зато к ним добавятся еще две валюты, не учитывались при определении паритета ЭКЮ.

Второе осложнение связано с положением Маастрихтского договора о том, что создание единой валюты не ш> -винне изменить внешнюю ценность ЭКЮ. Означает ли это, что должен остаться неизменным соотношение ЭКЮ и доллара как главной внешней валюты? Или это положение следует понимать буквально, как необходимость выбора такого паритета евро / ЭКЮ, что оставит неизменным его отношение ко всем без исключения валют? Как в этом случае быть с валютными курсами отдельных национальных валют, которые должны быть приспособлены к постоянному внешнего обменного соотношения евро?

(DEM - немецкая марка; GRD - греческая драхма; FRF - французский франк; LUF - люксембургский франк; NLG - нидерландский гульден; ИЕР - ирландский фунт; ITL - итальянская лира; ESP - испанская песета; GBP - английский фунт; PTE - португальский эскудо ; ВИР - бельгийский франк; DKK - датская крона).

Доли валют в "корзине"

Рис 1. Доли валют в "корзине"

ЭКЮ (рассчитано на основе текущих центральных курсов после 25 ноября 1996)

Третье осложнение состоит в том, что в основу конверсионных соотношений быть положены рыночные обменные курсы. При этом остается непонятным, говорится о рыночных обменные курсы в последний рабочий день, предшествующий "необратимому" фиксированию валют, или о каких-то другие показатели, например средневзвешенный обменный курс за достаточно длительный период, исключил бы конъюнктурные колебания, или об официальных центральные курсы в рамках Европейской валютной системы. Между тем самая расхождение между конверсионными соотношениями и рыночными курсами означало бы огромные потери для одних участников валютного рынка и огромный выигрыш для других. Например, если бы конверсионное соотношение между немецкой маркой и евро оказалось завышенным всего на 1%, это означало бы, что владельцы активов, деноминированных в марках, потеряли бы около ЗО млрд немецких марок1.

Сценарий перехода к единой европейской денежной единицы, разработанный Комиссией и утвержден Мадридским саммитом, не предусматривал таких осложнений. Эта задача была возложена на Европейскую Комиссию и последующие заседания Эко-финну и Европейского Совета. В последующие месяцы Комиссия:

• подтвердила обязательный характер фиксированных конверсионных соотношений и недопустимости любых отступлений от них, например по взаимному согласию. Цель - перекрыть официальные пути спекулятивной игры на конверсионных соотношениях в фазах "Б" и "В";

* Уточнила пути решения некоторых проблем, возникающих при округлении конвертируемых сумм. В частности, рекомендуется оставить конвертирования и округления по усмотрению банков, обладающих необходимыми для этого техническими средствами и специальными знаниями. Признано целесообразным делать преобразования одних национальных валют в другие методом триангуляции, через евро, с помощью специального алгоритма. Применение иной методики допускается только в том случае, если конечный результат совпадает с результатом, полученным методом триангуляции.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее