Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Западноевропейский банковский бизнес

Платежные системы

Огромный объем работы должен быть выполнен в области реформирования платежных и расчетных систем. Сегодня эти системы являются национальными, причем в каждой стране существует по несколько различных сетей (всего на территории Европейского Союза их около 60) 1. Кроме того, в основном эти системы технически несовместимыми. Поэтому при трансграничных платежах нередко приходится пользоваться дорогой и медленной системой банковских корреспондентских счетов. Такое положение заходит в резкое противоречие с потребностями экономического и валютного союза.

Реформу платежных систем предусмотрено проводить поэтапно. Первым шагом на этом пути стало создание системы ТАРГЕТ - ключевого механизма экономического и валютного союза, без которого создание единого финансового рынка в зоне евро было бы невозможным.

Сначала основными пользователями системы стали Европейский центральный банк и национальные центральные банки, входящие в ЕСЦБ. Национальные центробанки должны осуществить значительную подготовительную работу и создать собственные системы расчетов в реальном времени, что является необходимым условием для подключения к системе ТАРГЕТ. В принципе к ней могут подключиться также центральные банки стран, не входящих в экономический и валютный союз, для проведения операций с евро как с иностранной валютой, однако условия такого подключения пока не определены.

Система будет открыта и для частных пользователей, перешедших на расчеты в евро и заинтересованы в осуществлении крупных трансграничных платежей в реальном времени. Однако цена услуг ТАРГЕТ, особенно в начальный период, будет очень высокой, поскольку система действует по принципу самоокупаемости, а объем операций сначала очень ограничен. По подсчетам некоторых экспертов, экономически оправдано использовать эту систему только в случае перевода сумм, превышающих 10 млн Евро1. Правда, в соответствии с другими прикрытой расценки будут более умеренными - 1,5-3 евро за одну операцию2.

В любом случае в системы ТАРГЕТ наверняка будут конкуренты. В западноевропейских финансовых кругах считают весьма вероятным, что коммерческие банки и частные корпорации будут широко использовать клиринговую систему ЭКЮ, созданную Банковской ассоциацией ЭКЮ, услуги которой в несколько раз дешевле. Не исключено, что в будущем на рынке евро появятся и другие специализированные системы, обрабатывающие платежи в новой валюте, в том числе созданные организациями из стран, не входящих в зону евро.

Мелкие платежи, как и раньше, будут осуществляться через национальные платежные системы. Поскольку их переналадки на одновременное использование евро и национальных валют - чрезвычайно дорогостоящее дело, они, по всей вероятности, останутся ориентированными на использование национальных валют до начала фазы "В". Затем за короткий период после 1 января 2002 нужно будет немедленно осуществить их переход на евро.

Важным аспектом совершенствования механизма трансгра-ничьних платежей является постепенная, но последовательная гармонизация законодательства, административных правил и стандартов, существующих в отдельных странах - участницах ЕС.

Финансовые рынки

Банковские и платежные системы достаточно управляемыми, поэтому их переход на евро может быть спрогнозировано и осуществлено с высокой степенью надежности, преимущественно с помощью административных директив. Поведение финансовых рынков и, следовательно, перестройку действующих на них учреждений предсказать невозможно. Понятно, что в конечном итоге финансовые рынки примут евро и приспособятся к нему. Однако сам переход к евро во многом зависит от того, насколько ответственно действовать операторы и насколько стабильным будет положение на рынках. Поэтому речь должна идти не только о влиянии экономического и валютного союза на финансовые рынки, но и об обратном влиянии финансовых рынков на процесс создания ЕВС. По этой причине настоящее сценарий перехода финансовых рынков к единой валюте составлен Европейской Комиссией в форме прогнозов и предположений.

К моменту окончания фазы «Б» финансовые рынки обязаны перейти на евро при осуществлении котировок, расчетов и других операций. Для осуществления необходимой технической подготовки они будут иметь время. Вопрос о том, как произойдет переход на евро, остается пока открытым. В целом понятно, что было бы целесообразно сделать это сразу одновременно для всех организаций, работающих с ценными бумагами: эмитентов, посредников, фондовых бирж, бирж вторичных ценных бумаг, международных центральных депозитариев ценных бумаг - ЕВРОКЛИАР и СЕДЕЛ, национальных центральных депозитариев ценных бумаг, трастовых банков, составителей биржевых курсов.

Теоретически переход участников фондовых рынков на евро должно быть более легким и дешевым, чем перестройка банковской системы, во-первых, потому что они не имеют дела с физическими лицами, а во-вторых, потому что в силу специфики своей деятельности они накопили огромный опыт быстрой перестройки своих информационных и вычислительных систем. Ожидается, что техническую перестройку будет легче осуществлять на вторичных рынках - фьючерсов и опционов. Более тяжелым этот процесс будет на рынках облигаций, поскольку значительная часть их существует в материальной форме.

Предположим, что технические проблемы перехода на евро успешно решены. К каким экономическим последствиям это приведет?

Появление евро не является революцией, перевернет всю западноевропейскую финансовую систему. Евро только усилит те элементы финансовой интеграции, которые были вызваны к жизни директивами Европейской комиссии ("второй банковской") о достаточных нормы уставного капитала, инвестиционных услуг и тому подобное. Евро создает оптимальную экономическую основу для революционных

люции, что разворачивается сегодня в области информационных технологий, и без единой валюты делает неизбежной уже в ближайшее время полную интеграцию рынков ценных бумаг и деривативов, поскольку физическое местонахождение центров торговли и взаиморасчетов становится несущественным.

С введением евро Западная Европа получает потенциальную возможность превратиться в самый внутренний финансовый рынок в мире (табл. 13). В конце 1995 г.. Рыночная стоимость облигаций, акций и банковских активов в странах - членах ЕЕ превысила 27 трлн долл. (94% мирового ВВП). В Северной Америке (США, Канада и Мексика), имеющих примерно такую же численность населения и ВВП, этот показатель составляет 25 трлн долл. (в том числе 23 трлн долл. в Соединенных Штатах Америки) 1.

Евро - это мощный ускоритель финансовой интеграции * Однако возможности этой единицы не могут быть реализованы автоматически за счет введения единой валюты и перехода к единой кредитно-денежной политики. Путь к реализации этой возможности лежит через радикальную модернизацию всей системы кредитно-денежного обращения в отдельных странах Западной Европы.

В частности, характерной чертой европейского рынка капитала является архаичный тип финансирования торгово-промышленных фирм, которые вместо того, чтобы напрямую выходить на кредитные рынки, полагаются преимущественно на банковских посредников. По размерам выпуска корпоративных облигаций континентальные страны Западной Европы безнадежно отстают от Великобритании, США и Японии. В 1995г. Немецкие фирмы выпустили на внутренний рынок облигаций на сумму 0142000000 долл., Французские - 6400000000, английские - 20700000000, японские - 77200000000, американские - 154300000000 дол.2 конце 1995 p. банковские займы в странах - участницах ЕВС составляли 57% всех финансовых активов, в США - всего 22% 3. Положение усугубляется тем, что западноевропейские фирмы тяготеют к внутренним, национальных, а не международных источников финансирования.

Европейский Союз, Япония и Северная Америка: отдельные показатели размера рынков капиталов

И причиной, и следствием этого феномена является относительная неразвитость фондового рынка - одного из крупнейших и динамичных секторов финансовой системы. Приближение к американским стандартам само по себе означало бы резкое повышение эффективности европейской финансовой системы. Так, по подсчетам сотрудников МВФ, если бы странам Европейского Союза удалось лишь на 25% уменьшить финансирование нефинансовых фирм через банки и увеличить их капитализацию на фондовых рынках, то только эта мера позволила бы высвободить и направить на международные рынки потоки капитала в размере примерно 2 трлн долл., что составляет примерно половину всей нынешней суммы капитализации1. Понятно, что вопрос о том, удастся Западной Европе быстро "американизироваться" в финансовой сфере, остается пока открытым.

Хотя величина прямой экономии от ликвидации расходов конвертирования и валютных рисков небольшая, ее косвенные структурные последствия для финансовых рынков очень значительны.

Во-первых, исчезновение валютного компонента существенно повышает значение других факторов ценообразования на фондовых рынках, таких как кредитный рейтинг эмитента, ликвидность данного вида ценных бумаг, механизм расчетов, юридические и общие риски. Это усилит конкуренцию между эмитентами и создаст стимулы для сближения западноевропейских ценных бумаг по невалютных параметрам ценообразования. Для того чтобы добиться успеха на этом поле, государствам зоны евро придется ускорить реформу национальных финансовых систем, а частным фирмам - освоить секреты конкуренции на мировых фондовых рынках.

Во-вторых, вероятная структурное изменение, связанное с введением единой валюты, - радикальное изменение правил работы и, как следствие, повышение роли институциональных инвесторов. Сегодня страховые компании (а в некоторых странах и пенсионные фонды) связаны установленным в рамках ЕС правилом, согласно которому пассивы в иностранной валюте имеют 80% покрываться активами в той же валюте. Это одна из главных причин раздробленности и относительной слабости западноевропейских институциональных инвесторов (тогда как число фондов взаимного страхования в государствах - членах ЕС в 2,2 раза превышает число аналогичных фондов в США, их капитал в 2,2 раза меньше, чем в Америке) 1 . Снятие этого ограничения в рамках всей зоны евро приведет к значительному росту общего объема операций институциональных инвесторов и их диверсий-фикованости. Такой же эффект будет также отмена так называемого "принципа якоря", что ограничивает круг первичных эмитентов ценных бумаг в отдельно взятой стране филиалами компании, зарегистрированными в данной стране. Однако наиболее существенное влияние будет иметь фактор, лежащий вне финансовой сферы: неизбежность кардинальной реформы западноевропейских систем здравоохранения, пенсионного и социального обеспечения в сторону становления в них рыночных отношений.

В-третьих, структурная перестройка заключается в том, что на смену валютной диверсификации в управлении частными инвестиционными портфелями придет диверсификация по сегментам рынка (инструменты рефинансирования, государственные облигации, акции частных компаний). Очевидно, произойдет интенсивное перекрещивание европейских и международных рынков: менеджеры из зоны евро будут больше работать с иностранными ценными бумагами, а операторы из стран, не входящих в эту зону, - пополнять свои портфели за счет европейских ценных бумаг. Эти структурные изменения повлияют на все виды финансовых рынков.

Решение о том, что операции репо будут главным орудием политики ЕЦБ, имеет принципиальное значение, поскольку означает шаг в сторону американской системы, в сторону решительного повышения эффективности западноевропейской финансовой системы. Введение единой валюты и исчезновения перекрестных валютных рисков в рамках ЕВС, проведение операций репо Европейским центральным банком, предоставление ликвидности для расчетов в течение дня создают серьезные предпосылки для развития частного рынка репо, в котором могли бы участвовать европейские банки первой, второй и третьей категорий. Это открывает путь к возникновению эффективного межбанке-ского рынка в рамках всего экономического и валютного союза.

Новый рынок мог бы привлечь крупные транснациональные корпорации, сегодня прибегают к рефинансированию в крупнейших международных финансовых центрах - Нью-Йорке, Лондоне, Токио и др. Очевидно "к нему проявили бы интерес и глобальные финансовые институты, участие которых может добавить европейском рынке репо дополнительную глубину, ликвидность и эффективность.

Кроме того, единый европейский рынок репо подтолкнет развитие единого европейского рынка облигаций, способен стать главным конкурентом рынке облигаций США в борьбе за привлечение капитала. Международная организация-ные инвесторы будут привлечены огромным пулом фондов в единой валюте и перенаправят значительную часть своих портфелей на европейские рынки капитала. На этих рынках, как и на рынке краткосрочных обязательств, введение евро будет способствовать трансграничной конкуренции. Однако этот сегмент рынка может быть завоеван финансовыми посредниками из США, имеют несравненно больший опыт, чем их европейские коллеги, и в организации выпуска ценных бумаг, и в Оптиме-зации их приобретения.

Исчезновение валютного компонента рисков повлияет прежде всего на рынок государственных ценных бумаг. Очевидно, произойдет перестройка и спроса, и предложения в сторону большей гармонизации условий их выпуска, для того чтобы обеспечить большую транспарентность и оптимизацию затрат для инвесторов и эмитентов. При формировании портфелей состоится сдвиг от подвижных валютных рисков в более устойчивых факторов - кредитного рейтинга, степени ликвидности, форм расчетов, юридических и общих рисков.

В связи с исчезновением премии за валютные риски процентные ставки на рынках государственных ценных бумаг будут включать только премию за кредитный риск (зависит от кредитного рейтинга эмитента) и премию за ликвидность (зависит от условий выпуска данного вида облигаций). Общий рост ликвидности рынка государственных облигаций, обусловленное переходом на евро, приведет к тому, что премия за ликвидность будет падать. Однако разброс премии за кредитный риск сначала может даже возрасти в соответствии с различными кредитных рейтингов правительств, однако в перспективе он будет уменьшаться. Вопрос о том, сольются отдельные сегменты рынка государственных ценных бумаг на базе некоторой категории ценных бумаг высокой надежности, остается открытым. Если это произойдет, то наиболее вероятными "кандидатами" на эту роль являются французские или немецкие государственные ценные бумаги.

Ожидается, что при переходе к евро уровень цен на все виды европейских государственных ценных бумаг снизится. Согласно эмпирических наблюдений на рынке выше оцениваются обязательства, выпущенные правительствами в национальной валюте по сравнению с подобными обязательствами в иностранной валюте. Причина заключается в том, что, по мнению инвесторов, первый вид ценных бумаг связан с меньшими рисками. В крайнем случае правительства могут или ввести дополнительные налоги или сократить бюджетные расходы, или прибегнуть к печатному станку для того, чтобы расплатиться с иностранными кредиторами. В случае с иностранной валютой этот "трюк" не проходит - правительства не могут напечатать иностранные деньги. Кроме того, по политическим мотивам правительства прежде всего будут выплачивать долг в национальной валюте, так как большая его часть расположена внутри страны. Исходя из этого эксперты считают, что долговые обязательства, деноминированные в евро, будут тяготеть к уровню обязательств в иностранной, а не национальной валюте.

Будет ли какое-либо влияние на кредитные рейтинги отдельных государств статья Маастрихтского договора, исключает "поручительство" участников ЕВС тех своих членов, которые будут осуществлять безответственную политику заимствований на финансовых рынках? Вряд ли. Во-первых, потому что в рамках общей философии экономического и валютного союза такое поведение маловероятно. Во-вторых, если какое-либо государство - участник ЕВС действительно окажется на грани банкротства, "поручительство" за нее будет обязательно дан, поскольку издержки банкротства будут неизмеримо больше, чем расходы поручительства и финансовой помощи.

В среднесрочной перспективе единая валюта приведет к быстрому развитию европейского рынка корпоративных облигаций. Появление такого рынка увеличит число европейских фирм, имеющих международный кредитный рейтинг, и расширит возможности привлечения ими средств иностранных институциональных инвесторов.

По рынку акций, то введение евро обеспечит сильные стимулы ускорения концентрации среди европейских бирж. Не исключено, что появится единая электронная биржа с автоматической, работающей "с экрана" торговой системой. В этом случае национальные биржи могут уцелеть только специализируясь на работе с ценными бумагами низкой капитализации. Однако международные портфельные инвестиции на европейском рынке акций будут, очевидно, меньше, чем портфельные инвестиции на рынке облигаций, поскольку сегментация рынка может сохраниться, а рыночная капитализация западноевропейского бизнеса останется низкой по сравнению с Соединенными Штатами Америки.

Введение евро приведет к немедленным и глубоких изменений на рынке деривативов. Во-первых, объем операций в секторе в целом заметно уменьшится. Во-вторых, произойдет глубокая перестройка структуры рынка: действующие ныне 200 типов контрактов с участием 13 валют попросту исчезнут. В то же время можно предположить, что возрастут объем, разнообразие и значение свопов процентных ставок. В этих условиях мелким западноевропейским биржам фьючерсов и опционов будет трудно выжить, следовательно, произойдет резкий взлет концентрации, и борьба за превосходство на рынке деривативов в рамках всей зоны евро развернется между тремя центрами: Лиффи (Великобритания), ДТБ (Германия) и МАТИФ (Франция). Каждый из этих центров имеет свои сильные и слабые стороны, и предсказать исход противоборства между ними очень сложно.

В результате всех этих изменений стороной, выигравшей несомненно, окажутся инвесторы. Единственный фондовый рынок, должно возникнуть в рамках экономического и валютного союза, более прозрачный и основанный на одной и той же единицы измерения, даст им гораздо больший выбор при формировании портфелей и снизит расходы. Наибольшие преимущества, как уже отмечалось, получат институциональные инвесторы, прежде всего страховые компании или пенсионные фонды.

Пострадавшей стороной будут некоторые эмитенты ценных бумаг в национальных валютах, что лишатся комфортабельных "ниш" на местных фондовых рынках, и много посредников, которые почувствуют не только уменьшение своих комиссионных, но и резко растущую конкуренцию.

Таблица 14. Долгосрочные процентные ставки в странах - членах ЕС1

Долгосрочные процентные ставки в странах - чле¬нах ЕС1

В целом состоится глубокая структурная перестройка огромного массива долгосрочных обязательств и долгосрочных процентных ставок. Угадать конкретный ход этого процесса очень трудно. Поэтому специалисты Европейской Комиссии, банков, академических учреждений возлагаются в своих прогнозах в основном на метод экстраполяции на базе тенденций последних лет (табл. 14).

Важнейшей чертой существующих трендов является уменьшение разброса процентных ставок в национальных валютах по ставкам в немецкой марке: по мнению многих специалистов, это отражает рост доверия рынков к будущему экономического и валютного союза. Ожидается, что этот тренд сохранится и в дальнейшем.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее