Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow А.С. Пушкин и декабристы

ВВЕДЕНИЕ

В своем капитальном труде Милица Васильевна Нечкина писала «Ни Пушкина нельзя понять без декабристов, ни декабристов без Пушкина». Взяв для своего реферата тему «Пушкин и декабристы» я лишь только убедился в ее словах.

Я изучил эту тему, потому что мне захотелось побольше узнать о творчестве и друзьях - декабристах А.С.Пушкина. Изучив круг людей, окружавших Пушкина, их взаимное дружеское отношение, любовь к родине, нельзя не поверить, что он не был декабристом, хотя глубоко разделял и «проповедовал» их идеи. Тема интересна тем, что все окружение Пушкина, с кем бы они ни дружил, были выдающимися деятелями культуры и политики. Интересно наблюдать, как великие люди умели дружить и уважать друг друга, но еще интересней наблюдать, если их чувства искренние, без лести.

Пушкин утверждал идеал высокого беззаветного служения Отчизне, свободе. Считал чувство свободы неотъемлемым от чувства собственного достоинства, уважения к себе и другим. Поэт видел свой долг в том, чтобы помочь людям, достичь высоты полного духовного освобождения. Тема славы Отечества стала на первом месте в поэзии Пушкина.

Тема дружбы и любви, верности и преданности является преданным спутником нашей жизни. Среди многих жизненных ценностей Пушкин ставил на одно из главных мест дружбу, чувство товарищества. Был щедрым и в любви. Любовь составляла для него неотъемлемую часть бытия, без которой жизнь теряла свою прелесть.

Сейчас молодых людей считают «потерянным поколением», но это можно отнести к людям и более старшего возраста, поэтому тема патриотизма, любви, преданности и верности всегда была и будет актуальна.

Нам всем есть чему поучиться у Пушкина и его друзьях-декабристах, узнать, что такое настоящие дружба и настоящий друг.

Пушкин и декабристы

После наполеоновских войн многие ожидали, что в истории России начнутся новые времена. Солдаты и офицеры, познакомившись с более свободной жизнью европейских народов, в новом свете воспринимали печальную российскую действительность. Крепостные крестьяне, побывавшие в ополчении, испытавшие все тяготы походной жизни, смотревшие смерти в глаза, с тяжелым разочарованием убеждались, что они не заслужили даже свободы. «Мы проливали кровь, - говорили они, - а нас опять заставляют потеть на барщине. Мы избавляли родину от тирана, а нас опять тиранят господа».

Александр I понимал необходимость перемен. В частных беседах он говорил, что крестьян надо освободить. Прочитав антикрепостническое стихотворение А.С.Пушкина «Деревня», где звучали обличающие высказывания на положение крепостных.

«…Везде невежества убийственный позор…

…И труд, и собственность, и время земледельца

Склоняясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,

Здесь рабство тощее влачится по браздам

Неумолимого владельца…»

Император Александр I велел благодарить поэта за добрые чувства, которые оно внушает. Однако стихотворение было, напечатало не полностью, а именно исключили ту часть, в которой и находились обличающие высказывания. Также было заменено и название. Первая часть опубликована подзаголовком «Уединение». Однако вторая часть не осталась безызвестной, она получила широкое распространение в свитках.

Проект освобождения крестьян Император поручил составить Александру Андреевичу Аракчееву. Проект под его руководством был составлен, но ликвидация крепостного права могла растянуться лет на 200.

Пушкин написал стих «На Аракчеева»:

«Всей России притеснитель,

Губернаторов мучитель

И совета он учитель,

А царю он - друг и брат.

Полон злобы, полон мести,

Без ума, без чувств, без чести,

Кто же он? Преданный без лести,

«----------« грошевой солдат».

«Совета» - Совет высший правительственный орган; для своего герба Аракчеев взял девиз «Предан без лести». Особенно убийственная последняя строка эпиграммы, бросающая в лицо Аракчееву то, что было широко известно, но о чем никто не осмеливался гласно сказать: всесильный временщик сам находился в полном подчинении у простой, наглой и злой крепостной девки (в подлиннике употреблено еще более резкое слово), Настасьи Минкиной, его «домоправительницы» и любовницы, которая позднее за жестокое обращение с дворовыми была ими убита.

Война 1812 г., социальное недовольство, царский произвол, усиление крепостного права, насильственное введение военных поселений, недовольство в армии - вот причины, по которым начали возникать тайные общества будущих декабристов в этой общественной атмосфере.

В 1815 г. несколько офицеров Семеновского полка устроили «Артель»: в складчину готовили обеды, играли в шахматы, вслух читали иностранные газеты, обсуждали вопросы политики. Александр I lдал знать, что такие «сборища» ему не нравятся. И офицеры поняли, что они не могут рассчитывать на гласное обсуждение животрепещущих вопросов русской жизни.

В феврале 1816 г.возникла тайная офицерская организация, названная «Союз спасения». Ее возглавил полковник генерального штаба, 24--летний Александр Муравьев, позднее в нее вступил Иван Пущин. «Трудится для блага России» - так кратко сформулировал главную цель общества один из его основателей Иван Якушкин. За два года существования общества в него вступило около 30 человек, в большинстве своем офицеры победоносно прошедшие всю Европу до Парижа.

Через два года в 1818 г.его заменило новое общество «Союз благоденствия». Новый «Союз» носил более открытый характер, при нем существовали различные филиалы, в различных городах. Существовал и литературно-политический филиал - «Зеленая лампа», его основателем был Н.В.Всеволожский. Известно, что в нем участвовали, но не были членами Пушкин и Дельвиг.

Пушкин как многие передовые люди не был членом тайных обществ, но, безусловно, разделял и широко распространял декабристнические идеи своими смелыми стихами. Впервые поэт познакомился с будущими декабристами, обучаясь в лицее, впоследствии среди членов тайных организаций было много его знакомых и близких друзей, как в Петербурге, так и на юге, в Кишиневе, в Одессе.

Декабристы уважали царя-реформатора Петра I, не зря они вышли именно к его памятнику. Пушкин именно Петра поставил в пример новому Императору Николаю I, который после воцарения удалил Аракчеева, и все решили, что теперь, когда эта страница перевернута, Николай будет править мудро и справедливо.

В надежде славы и добра

Гляжу вперед я без боязни.

Начало славных дней Петра

Мрачили мятежи и казни.

………………………………

Самодержавною рукой

Он смело сеял просвещенье.

Не презирал страны родной:

Он знал ее предназначенье.

………………………………

Он всеобъемлющей душой

На троне вечный был работник.

Семейным сходством будь же горд;

Во всем будь пращеру подобен;

Как он, неутомим и тверд,

И памятью, как он, незлобен.

Также Пушкин увидел связь между казнями восставших стрелецких полков при Петре I и казнью восставших декабристов.

«…Мрачили мятежи и казни…»

Пушкин сам считал себя певцом декабристов. В стихотворении «Арион» поэт аллегорически рисует крушение декабризма. Как один Арион уцелел при кораблекрушении, так и он, Пушкин, не погиб и остался певцом «прежних гимнов» после 14 декабря.

«…А я - беспечной веры полн,-

Пловцам я пел… Вдруг лоно волн

Измял с налету вихрь шумный…

Погиб и кормщик и пловец! -

Лишь я, таинственный певец,

На берег выброшен грозою,

Я гимны прежние пою…»

- писал Пушкин в стихотворении. Также это проявляется в неизвестной части стихотворения «Пророк», в основу которому положен образ библейского пророка - проповедника правды и беспощадного обличителя грехов и беззаконий царской власти. Первоначальный конец (последняя строфа) стихотворения дошел до нас в нескольких, едва ли вполне точных и расходящихся в мелочах, но в основном совпадающих записях:

Восстань, восстань, пророк России,

Позорно1 ризой облекись,

Иди и с вервием вкруг вы и

к царю - губителю явись.

Позднее Пушкин отказался от этой концовки, заменив ее новым четверостишием, хотя и лишенным прямого, конкретно-историческому приурочения (стих был написан под впечатлением казни пяти и ссылки многих из декабристов на каторгу), но с предельной страстью и силой утверждающим великую мощь и значение поэтического слова и высокое призвание поэта-пророка и поэта-вольного певца.

В Царском Селе и Павловске были размещены офицеры лейб-гвардии гусарского полка, возвратившегося из военного похода. Так лицеисты встретились с будущими членами тайных обществ. Пушкин и его друзья знакомятся с офицерами и помещают их квартиры. Среди них - П.Я.Чаадаев и П.П.Каверин, с которыми Пушкин особенно сблизился.

В лицей приезжают: «прапорщик Муравьев», «адъютант Пестель», «полковник Глинка». Пушкин знакомится с будущими декабристами. В ряды декабристов вступают его ближайшие лицейские друзья - И.И.Пущин и В.К.Кюхельбекер.

Лицейский товарищ и близкий друг Пушкина И.И.Пущин вошел в Союз Спасения еще в свои лицейские годы, а в 1818, когда Союз Спасения был ликвидирован и на его месте возник Союз Благоденствия, членами его, помимо И.Пущина, стали лицейские товарищи Пушкина, будущие декабристы - В.К.Кюхельбекер и В.Д.Вальховский.

Но все это они скрывали от Пушкина.

Зная «подвижность пылкого нрава» поэта, они не хотели подвергать его опасности и одновременно боялись, что каким-нибудь неосторожным словом Пушкин может погубить все их дело.

Между тем и сам Пушкин состоял членом литературного общества «Зеленая лампа», являвшегося побочной управой», отделением Союза Благоденствия, и не раз бывал в кругу членов Союза Благоденствия, у Ильи Долгорукова.

В совеем показании, написанном 28 января 1826 года в каземате Петропавловской крепости, декабрист И.Н.Горсткин сообщил, что Пушкин «читывал», зимой 1819-1820 годов, на этих собраниях свои стихи.

Именно об этих своих юношеских встречах Пушкин писал в Болденскую осень 1830 года в незаконченной строфе сожженной им десятой главы «Евгения Онегина»:

Сначала эти заговоры

Между лафитом и клико

Лишь были дружеские споры?

И не входила глубоко

В сердца мятежная наука

Все это было только скука,

Безделье молодых умов,

Забавы взрослых шалунов.

Казалось, но узлы к узлам

И постепенно сетью тайной Россия

Наш царь дремал…

«Зеленая лампа», членом которой состоял Пушкин, была литературным обществом с ярко выраженной политической окраской. На собраниях ее за круглым столом, при свете зеленой лампы, обсуждались новости литературы и политики.

Многие члены «Зеленой лампы» были и членами Союза Благоденствия. Пушкин не был его членом, но постоянное участие его на собраниях «Зеленой лампы» бесспорно накладывало свою печать на его мировоззрение.

Находясь позднее в ссылке, Пушкин вспоминал «Зеленую лампу»:

Горишь ли ты, лампада наша,

Подруга беднии и пиров?

Купишь ли ты, златая чаша,

В руках веселых остряков?...

В этом окружении лучших сынов тогдашней России, в волнующей атмосфере нараставших революционных настроении Пушкин «действовал как нельзя лучше для благой цели». Уже тогда он стал ярким выразителем идеологии декабристов…

Поселившись после выхода из лицея в Петербурге, Пушкин часто посещал дом Тургеневых на Фонтанке. В дневнике С.И.Тургенева появилась тогда запись о развертывающемся таланте юного Пушкина: «Ах, да поспешат ему вдохнуть либеральность, и вместо оплакивании самого себя пусть первая песнь его будет: «Свобода».

Пушкин как будто подсмотрел эту запись С.И.Тургенева и, глядя из окон комнаты его брата, Н.И.Тургенева, на покинутую твердыню Михайловского замка, где был убит император Павел I, создал первую песнь свободе - оду вольность. Где Пушкин, обращаясь к правителям, говорит:

«…Владыка! Вам венец и трон

Дает Закон - а не природы;

Стоите выше вы народа,

Но вечный выше вас закон…»

Дальше Пушкин ставит в пример французского короля Людовика XVI, казненного в 1793 г. по приговору Хонвента. А Павла I поэт приравнивает к одному из самых деспотических и кровожадных римских императоров, Калигуле. Аналогия подкрепляется тем, что Калигула был также убит в своем дворце приближенными заговорщиками, процарствовав, как и Павел, всего около четырех лет.

Именно эту оду Пушкин подарил княгине Е.И.Голицыной, отличавшейся патриотическими взглядами. Пушкин часто гостил у Голицыной, где среди гостей он встречал «красавца и богатыря» М.Р.Орлова. В салоне президента академии художеств А.Н.Оленина поэт познакомился с гвардейским офицером М.П.Бестужевым-Рюминым.

После восстания семеновского полка (1820 г.) он был переведен из гвардии в армию. Позже Бестужев-Рюмин - видный деятель Южного общества.

В петербургском обществе у Е.Г.Муравьевой, матери Н.Муравьева, у Олениных и Наралциных Пушкин видел и молодого С.И.Муравьева-Апостола, будущего руководителя Южного общества. Сергей Иванович был остроумным собеседником, любил петь и танцевать. Одна из современниц рассказывала о нем: «обыкновенно он был серьезен и более молчалив, но когда говорил, то его лицо оживлялось, глаза блестели, и в те минуты он был истинно прекрасен. У П.Я.Чаадаева поэт познакомился с человеком пламенной души И.Д.Якушкиным.

Но чаще поэт посещал дом своих старших друзей Александра и Николая Ивановичей Тургеневых, у которых собиралась свободолюбиво настроенная молодежь.

Удовольствия светской жизни мало привлекали Николая Ивановича, постоянно занятого научными трудами. Это был видный политический деятель, крупный ученый-экономист, автор книги «Опыт теории налогов». Деньги, вырученные за ее продажу, автор передал в пользу крестьян, заключенных в тюрьму за неуплаченные в срок налоги. К.Ф.Рылеев говорил о нем, как о постоянном участнике собраний общества и очень образованном человеке. Особенно сильное влияние Н.Тургенев оказал на Пушкина. Он стал политическим наставником. В доме Тургеневых поэт оказался в среде вольнолюбиво настроенных молодых людей. Он жадно вслушивался в их разговоры. Декабристы хотели видеть в молодом поэте выразителя своих идей, певца декабристского движения, именно у Тургеневых в 1817 г. Пушкин начал писать оду «Вольность». Ода точно и смело выражала декабристские идеи:

Лишь там над царскою главой

Народов не легко страданье,

Где крепко с вольностью святой

Законов мощных сочетанье…

И царь и народ должны подчиняться закону. Таковы были декабристические идеи. Стихи Пушкинской Оды созвучны дневниковой записи Н.Тургенева, сделанной 29 июля 1818 «…власть надежна, когда она должна быть вверяема…людям, а не законам…». Позже, отвечая на вопрос Верховного Уголовного Суда, в чем заключалось намерение тайного общества, Пущин говорил: «Цель общества была - обуздание законами власти правительства».

Через год, после «Вольности», одно за другим, появились три стихотворения Пушкина:

«К Н.Я.Плюсковой» -

Я не рожден царей забавить

Стыдливой музою моей…

«Nоё 1» или «Сказки» -

Ура! В Россию скачет

Качующий деспот

Спаситель громко плачет,

За ним и весь народ…

«К Чаадаеву» -

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

Еще через год, в 1819 году, Пушкин написал «Деревню»:

Здесь барство дикое, без чувства, без закона,

Присвоило себе насильственной лозой

И труд, и собственность, и время земледельца.

Склоняясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,

Здесь рабство тощее влачится по броздам

Неумолимого владельца…

Все эти смелые, вольнолюбивые стихи юный Пушкин писал в годы жесточайшей реакции, и Александр I выслал его за них на юг России.

Высланный из Петербурга, отбывая ссылку в Кишиневе, Пушкин не раз бывал в имении Давыдовых Каменке, которую позднее называли столицей южных декабристов.

24 ноября 1820 года в Каменке праздновали лень именин хозяйки, Екатерины Николаевны. Сыновья, Василий Львович и Александр Львович Давыдовы жили в Каменке постоянно. Старший сын ее от первого брака, знаменитый герой 1812 года, генерал Николай Николаевич Раевский приехал поздравить мать вместе со своим сыном Александром.

Один за другим прибыли в тот день в Каменку П.И.Пестель, М.Ф.Орлов, И.Д.Якушкин, К.А.Охотников. Все они, как и В.Л.Давыдов, были членами Союза Благоденствия и собрались в Каменке не случайно.

Якушкин был крайне удивлен, когда к нему неожиданно выбежал с распростертыми объятиями А.С.Пушкин. Они познакомились незадолго перед тем в Петербурге, у друга поэта, П.Я.Чаадаева и в Каменке часто и подолгу беседовали.

Якушкин как-то прочитал Пушкину его вольнолюбивые стихи: «Деревню», «Nоё 1» («Сказки»), «На Аракчеева», «К Чаадаеву» и другие. Пушкин удивился: откуда Якушкин знает их? Тот объяснил «они не только всем известны, но в то время не было сколько-нибудь грамотного прапорщика в армии, который не знал их наизусть»…

Пушкин оказался таким образом в самом центре Южных заговорщиков, ежедневно встречался с ними, часто присутствовал при их беседах.

Поэту Н.И.Гнедичу он писал 4 декабря 1820 года: «Теперь нахожусь в Киевской губернии, в деревне Давыдовых, милых и умных отшельников, братьев генерала Раевского. Время мое протекает между аристократическими обедами и демагогическими спорами. Общество наше… разнообразная и веселая смесь умов оригинальных людей, известных в нашей России, любопытных для незнакомого наблюдателя… Много острых слов, много книг».

Но время в Каменке протекало, конечно, вовсе не в «демагогических спорах». В связи с приездом Якушкина из Петербурга и приглашением собравшихся на Московский съезд члены южного, более радикального крыла Союза Благоденствия должны были выработать в Каменке свою линию поведения на будущем съезде.

Для своих тайных бесед гости обычно собирались в комнатах В.Л.Давыдова или в гроте, над которым начертаны были слова К.Ф.Рылеев: «Нет примиренья, нет условий между тираном и рабом».

Сводный брат Давыдова, генерал Н.Н.Раевский, не принадлежал к тайному обществу, но подозревал его существование и с большим любопытством наблюдал все происходившее вокруг него.

Чтобы сбить его с толку, собравшиеся члены Союза Благоденствия организовали однажды беседу на политические темы, а его выбрали президентом. С полушутливым и полуважным видом, рассказывает в своих воспоминаниях декабрист И.Д.Якушкин, генерал Н.Н.Раевский управлял беседой.

В этой беседе принял участие и Пушкин, который с жаром доказывал, что Тайное общество могло бы принести России большую пользу.

Якушкин, настроенный очень радикально, стал, вопреки своим взглядам, нарочно доказывать, что в России совершенно невозможно существование Тайного общества, которое могло бы быть хоть сколько-нибудь полезно.

Раевский не соглашался с ним, и Якушкин сказал ему:

- Мне нетрудно доказать вам, что вы шутите; я предложу вам вопрос: если бы теперь уже существовало Тайное общество, вы, наверное, к нему не присоединились бы?

- Напротив, наверное бы присоединился!- ответил генерал Раевский.

- В таком случае, давайте руку! - сказал Якушкин.

Генерал Раевский протянул Якушкину руку, а тот в ответ на это расхохотался и сказал:

- Разумеется, все это только одна шутка!...

Другие тоже рассмеялись, но Пушкин был очень взволнован: ему казалось, что он находится среди руководителей Тайного общества и станет, наконец, его членом. Когда он увидел, что все это собрание было превращено в шутку, он встал и, раскрасневшись, сказал со слезой на глазах:

- Я никогда не был так несчастлив, как теперь; я уже видел жизнь свою облагороженною и высокую цель перед собой, и все это была только злая шутка…

« В эту минуту он был точно прекрасен».- вспоминал Якушкин.

В Кишиневе Пушкин снова встретился с Пестелем, который был послан сюда для выяснения обстоятельств греческого восстания.

О своей встрече с Пестелем Пушкин записал в Кишиневском дневнике: «Утро провел я с Пестелем; умный человек во всем смысле этого слова… Mon Coeur est materialiste,- говорит он, - mais ma raison sy refuse! (Сердцем я материалист, но мой разум этому противится. (франц.)) Мы с ним имели разговор, метафизический, политический, нравственный и проч. Он один из самых оригинальных умов, которых я знаю…»

Пребывание в Каменке и Кишиневе и частые встречи с декабристами нашли свое отражение в творчестве Пушкина. В начале 1821 года поэт пишет стихотворение «Кинжал», в котором утверждает, что

«…Свободы тайный страж, карающий кинжал,

Последним судия позора и обиды…»

Вслед затем появляется послание к «В.Л.Давыдову»:

«…Тебя, Раевских и Орлова,

И память Каменки любя -

Хочу сказать тебе два слова

Про Кишинев и про себя…»

Эти «два слова» - сочувствие предводителю греческого восстания Александру Ипсиланти и деятелям неаполитанской революции - Пушкин закачивает выражением сочувствия революционным методам борьбы:

«…Мы счастьем насладимся,

Кровавой чашей причастимся…»

Сын декабриста М.С. Волконский, направляя академику Л.Н. Майкову первый том сочинений Пушкина в издании Российской Академии наук, писал, между прочим в письме к нему от 8 мая 1899 года:

«Пушкин, гений которого освещал в Сибири мое детство и юность, был мне близок по отношению его к отцу и к Раевскому, так что я всю жизнь считал его близким себе человеком. Не знаю, говорил ли я вам, что моему отцу поручено было принять его в общество и что отец этого не исполнил. «Как мне решиться было на это, - говорил он мне не раз,- когда ему могла угрожать плаха…»

Пушкин, таким образом, лишь случайно не стал членом Тайного общества…

Потребность в постоянном дружеском общении развивалась в нем переходя в настоящую духовную жажду, и ни отчего он так остро не страдал, как от долгой разлуки с друзьями. Пушкин был самого снисходительного доброго нрава: обыкновенно он выказывал мало колкости, в своих суждениях не был очень резок; своих друзей он защищал с необыкновенным жаром; зато несколькими словами уничтожал тех, которые его оскорбили, которых он презирал.

Пущин, Кюхельбекер, Дельвиг и Чаадаев - самые близкие друзья поэта, герои его стихов.

Каждый из них - частица жизни Пушкина, частица его сердца, души и характера. Высокая гражданственность жизненной поэзии Пущина, цельность и благородство его натуры, непосредственность, порывистость, сумасбродство Кюхельбекера, душевная ярость, изящность, доброта и гармоничность Дельвига - все это по своему выразилось и в характере Пушкина, в сложном внутреннем мире его личности.

А как складывались отношения Пушкина с друзьями-декабристами, и какое имели значение на жизнь и творчество поэта, об этом пойдет речь дальше.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее