Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow А.С. Пушкин и декабристы

Пушкин и Кюхельбекер

С Кюхлей у Пушкина сложились с Лицея иные дружеские отношения, чем с Пущиным. К этому нескладно скроенному, вечно попадающемуся в комические и нелепые ситуации человеку, словно родившемуся неудачником и фанатично влюбленному в поэзию, Пушкин относился слегка насмешливо, но, тем не менее, всегда трогательно и заботливо. Вильгельм мечтал о каком-нибудь великом деянии, которое прославит его в веках: он долго бредил идеей пробраться в лагерь французов и убить наполеона. Когда перед ним открылись двери тайного общества, Кюхля стал одним из пламенных его участников.

Кюхельбекеру посвящено первое опубликованное стихотворение Пушкина «К другу стихотворцу», в котором он уверяет Кюхлю, что «не тот поэт, кто рифмы плесть умеет, и перьями скрипя, бумаги не жалеет», и призывает оставить поэтическую свирель. Последующие выпады были еще язвительнее. Одно из стихотворений кончалось так:

Вильгельм, прочти свои стихи,

Чтоб мне заснуть скорее…

Кюхельбекер обижался смертельно, приходил вбешенство, но так же скоро и остывал, продолжая нежно любить Пушкина.

Вильгельм преклонялся перед Пушкиным,понимая, что друг его в поэзии неизмеримо выше его самого, но самолюбиво шел своей трудной и неблагородной стезей: «Люблюи уважаю прекрасный талант Пушкина, но, признаться, мне бы не хотелось быть в числе его подражателей». Что же, это делало честь Вильгельму.

Друзья находятся в различных литературных лагерях. Пушкин воюет с группой литераторов-архаистов (Шишков, Шихматов и др.), а Кюхля верный участник этой «дружины славян». В одном из писем к Вильгельму Пушкин основательно и строго разбирает его комедию, без обиняков и «дипломатии» резко критикует его за ненатуральные стихи и кончает шутливо, ребячливо, число по-пушкински: «Ты видишь, мой милый, что я с тобой откровенен по прежнему; и уверен, что этим тебя не рассержу: князь Шихматов… бездушный, холодный, надутый, скучный пустомеля… ай, - ай, больше не буду» не бей меня».

Когда в 1820 г. над Пушкиным нависла угроза ссылки, потрясенный Кюхля написал и прочел в литературном обществе стихи, где есть такие строки:

«…И ты - наш юный Корифей-

Певец любви, певец Руслана!

Что для тебя шипенье змей;

Что крик Филина и Врана,

Лети и вырвись из тумана,

Из тьмы завистливых времен…»

Позже в Михайловском поэт узнал, что Кюхельбекер вслед за Пущиным тоже собирается к нему приехать. Брату по судьбам к музе обращает согретые дружеским теплом призывные строки:

«Я жду тебя, мой запоздалый друг -

Приди: огнем волшебного рассказа

Сердечные преданья оживи;

Поговорим о бурных днях Кавказа,

О Шиллере, о славе, о любви…» («19 октября»)

Но поезда Кюхельбекера в Михайловское так и не состоялась, и Пушкин продолжал тревожиться о друге.

Пушкин переписывался с Кюхельбекером, помогал ему в публикации произведений. Кюхельбекер также его поддерживал, когда вышла в свет пушкинская «Полтава», прохладно встреченная критикой. Именно Кюхельбекер оценил ее по настоящему. Из далекой крепости он с оказией писал Пушкину: «Престранное дело письма: хочется тьму сказать, а не скажешь ничего. Главное дело вот в чем: я тебя не только люблю, как всегда любил, но за твою «Полтаву» уважаю, сколько только можно уважать! Вокруг тебя люди, понимающие тебя, как я - язык китайский…»

Пушкин хлопотал за друга, посылал ему в тюрьму книги окольным путем. И Кюхельбекер до самой смерти своей в Сибири хранил к нему благородное товарищеское чувство.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее