Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow А.С. Пушкин и декабристы

Пушкин и Дельвиг

Третий из лицейских «Мушкетеров» Пушкина - Антон Дельвиг. «Добрый Дельвиг», «мой парнасский брат», «художников друг и советчик» - флегматичный ленивец и необыкновенный фантазер, вымыслами которого лецеисты заслушивались.

Если с Кюхельбекером Пушкин в разных литературных лагерях, то с Дельвигом его связывали общие литературные симпатии. Поэтому они понимали друг друга с полуслова. К мнению Дельвига о достоинствах или недостатках литературных произведений Пушкин всегда прислушивался. Для Дельвига же Пушкин был самым большим авторитетом, он гордился, что первым поверил в поэтический талант Пушкина и воспел его еще в ранних лицейских стихах.

Я Пушкина младенцем полюбил,

С ним разделял и грусть и наслажденье,

И первый я его услышал пенье…

В свою очередь Пушкин высоко оценивал «тихую», «скромную музу» Дельвига, его идиллии, с горечью отмечал, что талант барона так и не был по достоинству оценен современниками.

Дельвиг вслед за Иваном Пущиным навестил ссыльного поэта в Михайловском.

Дельвиг умер, едва переступив за тридцатилетие. Незадолго до этого вызвал его шеф жандармов, устроил грубый разнос за публикацию в издаваемой Дельвигом «Литературной газете» четверостишия французского поэта, посвященного памяти жертв французской революции. Шеф кричал, грозил Сибирью, и наконец выгнал его из кабинета. У впечатлительного Дельвига здоровье пошатнулось - он слег и больше уже не встал. Трудно представить, что испытал Пушкин, узнав об этом: «Ужасное известие получил я в воскресенье… Вот первая смерть, мною оплаканная... никто на свете не был мне дороже Дельвига. Изо всех связей детства он один оставался на виду - около него собиралась наша бедная кучка. Без него мы точно осиротели. (П.А.Плетневу)».

Пущин, Кюхельбекер, Дельвиг. Трое, самых близких друзей поэта. Каждый из них - частица жизни Пушкина, частица его сердца, души его характера. Высокая гражданственность поэзии Пущина, целостность и благородство его натуры. Непосредственность, порывистость, «сумасбродство» Кюхельбекера; душевная ярость, изящность, доброта и гармоничность Дельвига - все это по-своему премилось, выразилось и в характере Пушкина, в сложном внутреннем мире его личности.

Пушкин и Чаадаев

В Петербурге укрепились дружеские связи поэта с Чаадаевым. Оппозиционно настроенный, блестяще образованный офицер, участник войны 1812 года, человек острого скептического и философского склада ума, он все больше привлекал к себе Пушкина. Поэту нравились его смелые политические обличения «власти роковой», и он разделял их. В кабинете Чаадаева друзья спорили, иногда вместе читали. После одной из их дружеских бесед было написано пушкинское послание «К Чаадаеву» («любви, надежды, тихой славы…»), наиболее революционное из политической лирики тех лет. Их сердечная привязанность была взаимной. Чаадаев уже тогда видел в молодом Пушкине замечательного поэта и стремился своим заступничеством облегчить его участь в пору гонения за политические стихи.

В Кишиневе во время разлуки с Чаадаевым Пушкин признавался:

Ты был ценителем моих душевных сил;

О неизменный друг, тебе я посвятил

И краткий век, уже испытанный судьбою

И чувства - может быть, спасенные тобой

В минуту гибели над бездной потаенной

Ты поддержал меня недремлющей рукой;

Ты другу заменил надежду и покой…» («К Чаадаеву»)

В том же 1812 г. в кишиневском дневнике напишет: «Друг мой… никогда я тебя не забуду. Твоя дружба мне заменила счастье». Пушкин гордился дружбой с Чаадаевым и мечтал снова встретиться с ним, вспомнить их прежние беседы и пророческие споры.

В послании содержится беглая, но чрезвычайно выразительная зарисовка друга:

Как обниму тебя! Увижу кабинет,

Где ты всегда мудрец, а иногда мечтатель

И ветреной толпы бесстрастный наблюдатель.

Через все годы своей ссылки Пушкин принес трогательную признательность Чаадаеву.

Нет сомнения в том, что послание «К Чаадаеву» - одно из политических острых, радикально декабристских стихотворений. Речь в нем идет о революции, об уничтожении «самовластья», то есть самодержавия. Но ни один декабрист не мог бы написать строки «Мы ждем с томленьем упованья / Минуты вольности святой, / Как ждет любовник молодой / Минуту верного свиданья».

Сердечная привязанность Пушкина и Чаадаева была взаимной. Чаадаев видел в Пушкине замечательного поэта и стремился своим заступничеством облегчить его участь в пору гонения за политические стихи. Пушкин гордился дружбой с Чаадаевым, и вспоминал их прежние беседы и пророческие споры. Все годы своей ссылки Пушкин пронес трогательную признательность Чаадаеву.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее