Предисловие

С тех пор как французский математик и философ Огюст Конт предложил понятие "социология" для обозначения науки об обществе, прошло около двух веков. Однако еще до него, то есть до первой трети XIX в., История познания насчитывала уже не одно тысячелетие. Пытливый взгляд человека был направлен прежде всего на небо (астрономия является, вероятно, самой наукой), а также на бесчисленные вещи и силы, приводят в движение этим вещам. Поэтому физика, механика и математика могли бы поспорить с астрономией за право перво-рождения. Почти так же рано, как и астрономия, в VI-IV вв. до н. е. формируется "метафизика", или философия, которая сделала смелую попытку проникнуть за видимый образ вещей и найти их последние основы и причины. И только на периферии познания возник интерес к природе сил, которые сплачивают индивидов в более или менее устойчивые сообщества и объединения. И это состояние познания практически не претерпел существенных изменений в течение почти двадцати веков. Только в последние два века, наряду с потрясающими успехами в познании природы, к тому же с не всегда предсказуемыми практическими последствиями, человечество пыталось понять и объяснить

Науки об обществе и человеке возникли совсем недавно, по историческим масштабам "вчера". Так же недавно, в XVIII в., В языках народов Европы появилось слово "общество", которое показало наличие и постоянное присутствие новой реальности, отличной от государства как традиционной формы совместной жизни людей. Вот как рассказывает об этом русский историк В.О. Ключевский в очерке о Екатерине II: "В памятниках XVII века, когда русский народ был разделен на множество служилых и тягловых разрядов, или чинов, с особыми обязанностями, без общих дел и интересов, кое-где случается выражение" общество христианское ", поскольку религия оставалась прочной связкой совместной жизни. Во времена правления Екатерины сталкиваемся уже с" российским обществом "; Сенат в докладе императрице говорит о" общество всех верноподданных ", в жалованных грамотах 1785 упрочиваются сроки" дворянское общество " "общество городское", а в депутатских приказах 1767 находим даже ходатайство о "выборов судей всем обществом всего уезда" как всесословное земской корпорацией. Так идея солидарности постепенно охватывала общественные слои, между которыми до сих пор не чувствовалось единства ".

Изучение этой новой реальности, внезапно открылась для восприятия, состоящие из множества состояний, групп и объединений людей с различными жизненными привычками, способами чувствовать и интерпретировать окружающий мир, с различными возможностями влиять на ход событий, но со сравнительно устойчивыми связями между собой и в определенной степени взаимопонимания, стало назначению социологии. Итак, наука об обществе - это способность представлять, понимать и объяснять, как людям удается или не удается создавать, поддерживать и разрушать формы совместной жизни, образцы совместных действий и взаимодействий.

Последнее и является тем фундаментальным вопросом, на который социология пытается давать все новые и новые ответы, дифференцируясь на школы и теоретические направления, переосмысливая свою наследие, которое еще доступна для осмотра, но уже получила статус классической, совершенствуя средства наблюдения, систематизации и обобщения. В течение почти двух веков этот вопрос остается невыясненным. И вовсе не потому, что неуместными оказались те ответы, которые давались ранее, а в результате динамичности, подвижности и высокой сложности предмета познания. Давно замечено, что жить в сообществе трудно, однако не менее трудно описать и описать общественную жизнь.

Разочарование ждет того, кто надеется с помощью социологии утвердиться в представлениях о прочный и непоколебимый устройство общества, раз и навсегда установлен "социальный порядок", о возможности его укрепления или, наоборот, расшатывание, о законах, которые приписывают ход истории, ритм и темпы изменений . На рубеже тысячелетий мир людей становится все менее предсказуемым, каждое новое поколение социологов самостоятельно решает проблему более или менее адекватной реконструкции сил и скреплений, которые предотвращают разрушения человеческих сообществ, однако сами остаются незамеченными, действуют как бы из-за кулис. Решить эту проблему невозможно без обновления самой науки социологии: она меняется вместе с изменением мира людей, а выработанные ранее утверждения и выводы имеют ограниченное применение. Возможно, именно в такой открытости новому и неожиданному, в постоянном вымогательстве от носителя социологического знания оригинальности и неповторимости и заключается особая привлекательность социологии как научной и учебной дисциплины - молодой дисциплины для молодых людей.

Именно сегодня, как никогда ранее, остро ощущается дефицит знания о человеке и мире людей. Очевидно, что в первых веках третьего тысячелетия большая часть познавательных возможностей человечества направлена на ликвидацию этого дефицита. И если социология возникла "вчера", то ее расцвет ожидается "завтра".

Однако наше учебное пособие о "сегодня": о домогательствах и возможности социологии, о том, какой фонд теоретических построений, эмпирических обобщений и образных представлений в его распоряжении для описания, понимания и объяснения мира, в котором каждый из нас живет рядом с другими людьми , непосредственно или косвенно общается с ними и в котором видимые связи, которые соединяют нас с ними, дополняются невидимыми и поддерживают существование различных по размеру и строению объединений, групп и сообществ.

С.А. Макеев, доктор социологических наук, профессор

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >