Общая панорама современной социологии

Процесс широкого общественного признания социологии как отдельной отрасли знаний начался на рубеже XIX и XX вв. В университетах постепенно вводились соответствующие лекционные курсы, открывались кафедры, создавались журналы и научные общества. Перед Первой мировой войной в среде социологов наблюдается интенсивное научное общение: дискуссии, обмен трудами, взаимные переводы и т. Однако трагические события последующих десятилетий - мировые войны, тоталитарные режимы, а также связанные с ними репрессии, депортации и эмиграции - значительно замедлили на Европейском континенте развитие обществоведческих и гуманитарных наук.

Центр социологической активности переместился за океан. Благодаря сочетанию выдающихся интеллектуальных достижений европейской науки с блестящими достижениями собственных гуманитариев американская социология вышла за пределы традиционных научных исследований и в течение нескольких десятилетий по праву удерживала ведущие позиции в большинстве отраслей этой науки. Особые осложнения на пути развития социологии в Европе создавала в течение длительного послевоенного периода политическая и идеологическая конфронтация Востока и Запада. Казалось, возникают довольно отличные американская и европейская версии социологии.

И все же сегодня есть достаточно оснований утверждать, что единство мирового научного сообщества социологов возобновлено. Несмотря на все разногласия в проблематике, теоретических основах и методологических подходах социологи единодушны в общепринятых в науке нормативов исследовательской деятельности и критериев оценки ее. Именно эта, наконец достигнута единодушие рядом с согласованием понимание собственной предметной специфики и составляет настоящую ценностную фундамент любой научного сообщества.

Единство социологов в основном, принципиальном не исключает различий в их исследовательских интересах, предметных интенций-ях, теоретических предпочтениях. Современная социология, как и любая другая развитая наука, является достаточно сложной, глубоко дифференцированной системой знаний: гипотез, теорий, концепций, отраслевых дисциплин, прикладных разработок и тому подобное. С ними подробно знакомят следующие разделы. Но прежде чем перейти к рассмотрению конкретных тем, следует составить общее представление о том теоретическую конструкцию, которую вам предстоит изучать.

Уровни исследования: макро- и микросоциология

В европейской философии издавна сложилась традиция рассматривать социальную реальность как внешнюю по отношению к человеку. Считалось, что общество, так же как и природа (а также сверхъестественное - в части мыслителей), противостоит человеку и в той или иной степени определяет ее поведение. Оснований для мысли достаточно, ведь люди усваивают и приобретенный предшествующими поколениями образ жизни. Индивид не имеет возможности выбирать, где, когда и как ему жить. Он застает определенное природную и социальную среду и вынужден приспосабливаться, адаптироваться к его условиям.

Этот процесс «вхождения» в общественную жизнь принято называть социализацией. Сущность его заключается в освоении социальных ролей (например, сына, брата, друга, студента, пассажира, покупателя и др.) И приобретении навыков соответствующей ролевого поведения. Усвоения и корректировки таких навыков стимулируются поощрением или осуждением со стороны окружающих, вознаграждения или наказания, то есть путем принятой в обществе системы положительных и отрицательных санкций. Социализация начинается с раннего детства и происходит в течение всей жизни, поскольку варианты ролевого поведения бесконечны.

Итак, человек постоянно чувствует свою полную или хотя частичную зависимость от других людей или деперсонифицированных внешних обстоятельств. Она видит, что ее желание и стремление каждый раз наталкиваются на определенные препятствия, ее возможности в реализации собственной воли в достижении своей цели, как правило, ограничены. Уже с детского возраста она привыкает воспринимать окружающий мир людей как жестко нормировано, детерминированный обычаю, законом или чужой волей. Социальная реальность предстает перед ней как нечто чуждое, неподвластное, не всегда понятно, часто враждебно. Поэтому неудивительно, что в представлениях европейских философов человек основном выступала в своих отношениях с обществом как пассивная сторона. Акцент делался на зависимости, подчиненности, бессилии людей по любой социального института - государства, церкви, традиции, общественного мнения и т. Общество, его ценности и нормы считались такой же объективной реальностью, вполне определяет поведение индивидов и сообществ, как и окружающую природную среду. Эту мировоззренческую установку унаследовали и родоначальники социологии. В той или иной степени разделяли такую ориентацию в XIX в. и другие авторы классических социологических работ различных школ и направлений независимо от того, в чем каждый из них видел первооснову общественного бытия людей.

Следует заметить, что признание объективной зависимости человека от воздействия природных и общественных факторов не обязательно свидетельствует об отсутствии у нее определенной свободы воли, способности принимать решения и действовать в соответствии с собственными намерениями, целями, интересами.

Некоторый диапазон вариантов выбора среди имеющихся возможностей в социальных субъектов, как правило, нет. Индивиды, социальные группы и сообщества могут в большей или меньшей степени влиять на условия своего существования, выбирать цели и средства достижения их, определять и корректировать стратегию поведения. Однако именно эта активная, деятельная сторона социального бытия людей длительное время оставалась без внимания подавляющего большинства социологических школ, что было связано с некоторыми особенностями становления социологии как самостоятельной науки.

Первые социологические школы, как известно, вырастали не в собственной почве и, конечно, не могли сразу избавиться от влияния ведущих интеллектуальных традиций своего времени. Этим, в частности, объясняется их склонность к построению универсальных систем, поиска "последних основ", "исходных принципов" и другие. Подражание познавательных стандартов естественных наук, заимствования их понятийных схем обусловили популярность идей системного видения общества, органической целостности его образований, функциональности организаций и структуры их. Основными категориями социологического анализа стали такие социальные объекты, как общества и сообщества, общественные сословия, классы и слои, а также другие макрогруппы, выделенные по демографическим (пол, возраст), поселенческая (город, село), расовыми, этническими, культурными, экономическими и другими подобными характеристиками.

Взаимозависимость и взаимодействие социальных подсистем и институтов, их роль в самовоспроизводстве или изменении общественных систем - таковы главные темы теоретических исследований социологов этой эпохи. Именно они считались общепризнанным предметным полем социологической науки. При этом субъективный аспект социальных процессов сознательно или бессознательно выносился за пределы этого поля или, в лучшем случае, оказывался на периферии его. Своеобразный социологический "изоляционизм", попытки что-либо выделить свою специфическую предметную область создавали атмосферу предвзятого отношения к использованию результатов психологических исследований, тормозили плодотворное сотрудничество двух смежных наук.

Между тем среди гуманитариев по ту сторону океана, правда, на другом идейном почве - философии прагматизма и бихевио-ристськои психологи, получили распространение социально-психологические исследования межличностного общения на уровне малых (в частности первичных) групп, совершенствовалась техника экспериментального изучения социальных механизмов человеческого поведения.

Уже первые попытки теоретического осмысления нового опытного материала позволили выйти на неизвестный ранее горизонт социальной реальности - микропроцессы человеческого взаимодействия в повседневной жизни. Формирование новой отрасли знаний, впоследствии названной микросоциологии, началось в 30-х годах XX в. и завершилось разграничением с традиционной социологией макропроцессов в 60-е годы.

Длительная полемика, развернувшаяся между сторонниками микро и макросоцилогии, шла в основном вокруг методологических вопросов: что изучать социология и каким образом. Первые настаивали на том, что наука должна исходить только из данных опыта, а ее теоретические понятия должны быть обоснованы эмпирически. Поэтому единственной реальностью для социолога они признавали или факты поведения людей, или проявления их сознания, которые фиксируются в эксперименте или непосредственном наблюдении. Понятно, что получить такую эмпирическую базу можно, только работая со сравнительно небольшими подопытными группами. Повышенные требования ставились и по логической корректности обобщений и формирование теоретических понятий.

Основные концепции микросоциологии изложены в разд. 7 и 8. Здесь же для иллюстрации приведем краткий пересказ только одной из них - символического интеракционизма.

Эта концепция возникла как реакция на распространенные среди психологов индивидуалистические концепции личности, которые так или иначе недооценивали роль социальных факторов в развитии психических процессов. В противоположность им основатель символического интеракционизма Джордж Герберт Мид и его единомышленники из чикагской школы социологов исходили из того, что становление человеческой личности происходит только в процессе взаимодействия с другими людьми, следовательно, является процессом социальным. Совокупность коммуникационных процессов взаимодействия конституирует и общество, и социального индивида.

Символический интеракционизм основывается на убеждении, что природа человека и упорядоченность общественной жизни является продуктом социальной коммуникации, повседневного взаимодействия людей, постоянного взаимного приспособления. Социальное взаимодействие (интеракция) при этом рассматривается как что происходит не напрямую (по схеме стимул - реакция), а опосредуется определенными символическими средствами, которым каждый участник взаимодействия предоставляет соответствующего значения. Символическими посредниками взаимодействия основном е слова, но выполнять эту функцию могут любые предметы или действия (например, выражение лица, жест и т.п.).

Содержание или значения, которые предоставляются символам в процессе взаимодействия, зависят от предыдущего опыта индивидов, а поскольку этот опыт у каждого индивидуален, то и взаимодействие становится возможной только при условии согласованного понимания участниками общения значений и символов. Простейшим примером может быть речевое общение: на ожидаемую реакцию можно надеяться лишь в том случае, если собеседники предоставляют своим словам одно и то же значение. Языки (устные, письменные, графические и т.п.) является чрезвычайно сложными системами символических средств человеческой коммуникации. Кроме как люди создали еще множество других символических систем, без использования которых невозможно представить себе общественную жизнь, поскольку они организуют опыт людей, помогают координировать совместные действия, поддерживают сплоченность общества.

Этот непрерывный коммуникационный процесс, в ходе которого индивиды и группы взаимным приспособлением включаются в согласованных действиях, и является реальным общественным бытием человека. Именно взаимозависимость людей и необходимость действовать совместно побуждают их к постоянной коммуникации со своим непосредственным социальным окружением (группой), и только благодаря такому общению со временем выкристаллизовываются определенные шаблоны группового поведения, структурные особенности группы, другие социальные реалии. Итак, приходят к выводу сторонники символического интеракционизма, межличностная коммуникация и является той настоящей (первичной и единственной) социальной реальностью, по исследованию которой следует начинать изучение более сложных общественных образований.

Полемизируя с представителями макросоциологии, интеракционисты забросали им оперирования невыверенных или "пустыми" абстракциями, в частности понятиями "культура", "социальная структура", "социальное развитие" и другие. Неправомерности научного использования этих понятий интеракционисты видели в том, что им придается значение реалий, которые якобы существуют вне поведением конкретных людей и еще и в основном рассматриваются как определяющие факторы ("причины") этого поведения. На самом деле, заявляют интеракционисты, в культуре группы не следует видеть что-то извне навязанное людям, ее надо рассматривать как аккумуляцию устоявшихся образцов соответствующего поведения, которые возникают в коммуникации и укрепляются в процессе совместного взаимодействия людей. В такой же степени и социальную структуру группы целесообразно воспринимать просто как результат стабилизации процессов межличностного общения ее членов.

Приведенные примеры разграничения социологических концепций макро- и микроуровней свидетельствуют, что речь идет о разном "видения" одной и той же социальной реальности, различные подходы и методы исследования ее. Для макросоциологии - это строение общества, взаимозависимость и взаимодействие его крупномасштабных структурных образований, которые в конечном итоге могли бы быть интерпретированы как факторы конкретных форм социального поведения индивидов и групп. Микросоциология же ориентирована на изучение механизмов взаимодействия людей на личностном уровне, который ее сторонниками считается базовым и рассматривается как решающий в формировании более сложных форм социального поведения.

Указанное разграничение, как видим, сложилось исторически и воспроизводит последовательность углубление социальной науки в свой предмет - природу человеческой социальности. В течение последних десятилетий наблюдаются попытки сблизить исследовательские подходы как путем построения промежуточных, опосредованных теоретических концепций, так и сочетанием методических средств и технических приемов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >