Функционалистская и конфликтологический подходы

Рассматривая истоки научного обществоведения, мы уже отмечали, что первые социологические концепции имели своим предметом проблематику макроуровня. Эта проблематика концентрировалась вокруг двух главных вопросов: как и почему общество самовоспроизводящейся и как и почему оно меняется, развивается. В зависимости от унаследованных философских предпочтений акцент делался на первом или на втором. Так было положено начало два основные теоретические подходы к решению макросоциологических проблем: Функционалистская и конфликтологический.

Характерным признаком функционализма является системное видение общества. Это означает, что любое общественное образование рассматривается как упорядоченная совокупность дифференцированных и взаимно согласованных частей. Каждая из таких частей должна в структуре целого свое четко определенное место и особое назначение. Благодаря этому каждая часть (элемент, подсистема) способна выполнять свою специализированную, только ей присущую роль (функцию) в процессе самосохранения, самовоспроизводства системы.

Отличительным признаком функционалистского подхода стало использование понятийных схем биологической науки. Правда, к объяснению общественных явлений по аналогии с живой природы удавалось немало мыслителей прошлого. Однако последовательный сравнительный анализ социальных и биологических организмов впервые предложил Г. Спенсер в своем труде "Принципы социологии» (т. 1-3,1876-1896). Общество, считал он, подобно живому организму нормально функционирует только при условии слаженного взаимодействия его органов и подсистем. Нарушение такой скоординированности приводит к негативным последствиям, а полная потеря ее - к гибели социального организма. Каждая общественная система состоит из трех подсистем: производительной, распределительной и регулятивной. В процессе исторического развития человечества можно, по мнению Г. Спенсера, наблюдать те же закономерности, что и в эволюции органического мира: усложнение структуры, рост внутренней дифференциации общественных образований, усиление их интегрированности, централизацию управления в них и тому подобное.

Эти основополагающие принципы функционального подхода получили дальнейшее развитие в классических трудах Б. Дюркгейма, посвященных прежде всего социологическом анализу общественного разделения труда. Именно в разделении труда видел Б. Дюркгейм источник социального развития от первоначальных, примитивных форм общежития, где наблюдается только "механическая солидарность", в цивилизованных обществ, основанной на "солидарности органической". Разделение труда, с одной стороны, обеспечивает индивидам относительную самостоятельность, возможность самовыражения в пределах их производственных функций, а с другой - наоборот, углубляет их взаимозависимость, требует хорошо скоординированного постоянного обмена деятельностью и ее продуктами, следовательно, укрепляет органическую целостность общества.

Современную версию функционального подхода представляет структурный функционализм Толкотта Парсонса и Роберта Мертона. Исходя из методологических основ предшественников, он углубляет системный обозрение подробным анализом его социальной структуры. С позиций структурного функционализма общество - это не совокупность индивидов, групп, классов, других категорий населения, а особый способ организации существования их. Рассматривая этот способ существования системно, следует выделить в нем такие элементы, которые в непрерывном процессе человеческих взаимодействий сохраняют относительное постоянство своего бытия, образуя своеобразный «скелет», «несущий каркас" социальной системы. Это и есть структура этого конкретного общественного образования.

Рассмотрим для примера высшее учебное заведение. Его структуру образуют факультеты, кафедры, обслуживающие подразделения. Структура промышленного предприятия состоит из цехов, филиалов, участков и тому подобное. Структурными же единицами при таком подходе возникают конкретные рабочие (учебные) места, специализированные для выполнения определенных производственных задач. Несколько упрощая, структуру предприятия (учреждения) можно отождествить с его штатным должностным расписанию, где по каждой должности предусмотрено четко регламентированы права и обязанности. Другими словами, структурные элементы - это определенные позиции, которые индивиды занимают в социальной системе, а функции - их деятельность в соответствии со специализацией в пределах определенной системы.

Подобно живым организмам каждая социальная система ориентирована на самосохранение и самовоспроизводство. Это означает, что она должна приспосабливаться к постоянным изменениям, происходящим в окружающем (природном и социальном) среде, создавая соответствующие адаптивные механизмы. Она также должна обеспечивать стабильное и упорядоченное общение своих членов, заботясь об укреплении единой системы ценностей и эффективного общественного контроля, а также преодолевать несогласованности, конфликты и кризисные состояния, которые неизбежно возникают в процессе развития любого социального образования. При этом самовоспроизведению социальных систем рассматривается функционализмом как преимущественно постепенное наследования, накопления целесообразных, функциональных качеств, то есть как процесс непрерывный, эволюционный, в основном лишен глубоких изломов, потрясений, ка-таклизмив.

В отличие от функционализма, конфликтологический подход сосредоточивает внимание не на механизмах самосохранения социальной системы, а на факторах трансформации, качественного преобразования ее. История человечества свидетельствует, что социальные образования характеризуются не только стабильностью, уравновешенностью, согласованной взаимодействием своих частей, но и кризисами, конфликтами, другими разрушительными процессами, которые и приводят иногда к существенным изменениям в самых основах общественной жизни людей.

Конфликтологические видение социального мира берет свое начало в трудах К. Маркса. Исходя из гегелевского толкования противоречий как источника развития в сфере духа, К. Маркс предложил материалистическую версию диалектики истории. Согласно ей общественный прогресс происходит благодаря возникновению и решению противоречий в области материальных, прежде всего экономических, отношений, которые являются определяющими в жизни общества. Отношения собственности на средства производства обусловливают место человека в экономической системе. Во всех известных исторических формах общества приводят к возникновению враждующих между собой классов, противостояние и борьба которых дестабилизируют имеющийся социальный строй и в конце концов приводят к замене его на более прогрессивный.

Главным предметом научных интересов К. Маркса были экономические законы современного ему буржуазного общества. Действие этих законов, по предсказанию К. Маркса, имела в конечном итоге привести сосредоточение общественного богатства, концентрацию капитала на одном полюсе общества и пролетаризации и обнищания подавляющего большинства населения - на другом. Такая поляризация капиталистического общества становится источником постоянного классового противостояния. Доведенная до предела, она должна завершиться социалистической революцией. Классовую борьбу К. Маркс рассматривал как главную движущую силу социального развития, а революции называл "локомотивами истории».

Политэкономические и социально-политические идеи К. Маркса, как известно, получили распространение в рабочем движении, став идеологией некоторых его течений. Определенной популярностью пользуются они и среди отдельных кругов леворадикальной интеллигенции. Марксову концепцию социального конфликта в той или иной степени восприняли и отдельные обществоведы конца XIX - начала XX в. Однако особенно оживился общественный, а значит, и научный интерес к конфликтологической проблематики в середине XX в. Драматическая история предыдущих десятилетий чрезвычайно актуализировала внимание к природе социальных противостояний и их трагических последствий. В области социологии она, в частности, поставила под сомнение универсальность объяснительных способностей функционалистской доктрины, обнаружила несостоятельность последней найти удовлетворительные ответы на вопросы, поставленные перед теорией новейшей социальный опыт.

Мировые и локальные войны, революции, экономические и политические кризисы, тоталитарные режимы, классовая и национально-освободительная борьба - все это плохо согласовывалось с предложенными функционализмом моделями теоретического осмысления современной действительности. Односторонняя ориентация только на принципы социального порядка, стабильности, согласованности и интегрированности общественных систем, и позитивистская концепция равновесия оказались слишком несовместимыми с эмпирической реальностью, перенасыщенной социальными антагонизмами и конфликтами. На волне растущего недовольства апологетически-консервативным духом функционалистской академической науки в первые послевоенные десятилетия появились острокритическая выступления нового поколения социологов, направленные, в частности, на реабилитацию конфликтологического видение социального мира. Среди них следует назвать прежде всего работы немецкого социолога Ральфа Дарендорфа. Конфликтологическая концепция этого ученого исходит из того, что социальные взаимоотношения людей противоречивы, конфликтными по своей природе. Функционирование любого социального образования (группы, организации, сообщества и др.) Требует согласованности, скоординированности, а это, в свою очередь, требует определенного подчинения и принуждения. Взаимодействуя с другими, люди находятся на определенных социальных позициях и выполняют соответствующие роли. Они обязывают индивида к вполне определенного поведения, следовательно, имеют принудительный характер (независимо от того, осознает он это). Таким образом, структура социальных позиций образует иерархию властных функций и подчиненности.

Отношения доминирования и притеснения, господства и угнетения присущи, по Р. Дарендорфом, любому обществу, именно они и порождают социальные конфликты как противоречия ролевых норм и ожиданий, групповых интересов и тому подобное. В отличие от марксизма, основу социальной конфликтности видел в противостоянии экономических интересов классов-антагонистов, Р. Дарендорф рассматривает социальную конфликтность как универсальное свойство социальных систем, природный продукт их структурированности и интегрированности. Что касается классовой борьбы, социальных революций, войн, то это лишь одни из возможных разновидностей социальных конфликтов, которые по определенным причинам не были решены цивилизованными методами и вследствие этого получили особой напряженности. Подавляющее же большинство конфликтных ситуаций может быть решена ненасильственным средствами, а путем регулирования их с помощью переговоров, посредничества, арбитража.

Общество не может избавиться конфликтных ситуаций, но оно имеет возможность делать их регулируемыми, предоставить им форм, совместимых с социальной структурой, непрерывно меняется. В таком положительном варианте социальный конфликт является настоящей движущей силой обновления общественной жизни, модернизации, развития его форм. Именно поэтому "рациональное обуздание" социального конфликта должно стать, по выражению Р. Дарендорфа, одной из главных задач политики.

Несколько умеренную версию теории социального конфликта предложил в это самое время известный американский социолог Козер. Свою концепцию он также построил на критике основных постулатов функционализма и противопоставлении им соответствующих альтернативных утверждений. В частности, он исходил из того, что в своем поведении люди руководствуются не общепринятыми нормами и ценностями, как утверждают функционалисты, а собственными интересами. Поскольку интересы разных групп в основном не совпадают, общественную жизнь демонстрирует нам не согласованность и солидарность, а наоборот, разграничение групп с противоположными интересами, противостояние и конфликты. Нельзя, доказывает Л.Козер, согласиться также с утверждением функционализма, якобы социальные системы ориентированы преимущественно на самосохранение, стабильность и целостность. На самом деле они вынуждены каждый раз приспосабливаться к новым ситуациям, постоянно возникают, модернизировать формы человеческого общежития путем преодоления внутренних социальных конфликтов.

Однако в отличие от радикальных конфликтологов Л.Козер не удовлетворился лишь полемикой со сторонниками функционализма, которые видели в социальных конфликтах преимущественно негативное, разрушительное. Его целью осуществить всесторонний и объективный анализ всех социальных функций конфликтных ситуаций, постоянно случаются в общественной жизни. Рассматривая такие ситуации как проявление объективных противоречий в процессе эволюции социальных систем, как естественную конкуренцию индивидов и групп в их борьбе за ограниченные ресурсы, власть, престиж и социальные ценности, Л.Козер пришел к выводу о возможности социального конфликта приобретать различного характера в зависимости от конкретных условий, в которых он вызревает и решается.

По достоинству оценить неординарность такому выводу, видимо, будет трудно, если не напомнить о общественную атмосферу 50-60-х годов, когда происходили теоретические соревнования "социологии конфликта" с "социологией порядке". Идейно-политическая и военная конфронтация тогдашнего мира выводила проблему социального конфликта за рамки академических дискуссий, придавала ей особого общественного звучания. Противоположные идеологические интерпретации обоих теоретических подходов также не способствовали объективному, неупере-Джен анализу их положительных и отрицательных сторон, преимуществ и недостатков каждого. В этих условиях действительно нужны были определенная смелость и дальновидность, чтобы доказать справедливость и даже взаимодополняемость "враждующих" концепций, поставив в зависимость их познавательные возможности социальным характеристикам объекта анализа.

Иными словами, каждая из названных концепций пригодна, по мнению Л. Козера, для решения особого класса исследовательских задач: функционализм - для анализа проблем стабилизации социальной системы, а конфликтология - проблем модернизации, развития ее. Что касается актуальности, первоочередности тех или иных проблем, то они определяются конкретным состоянием определенного общества, историческими условиями, в которых ему приходится решать назревшие проблемы собственного бытия.

Обоснование Л. Козером положительных функций социального конфликта, его идея взаимодополняемости функционалистской и конфликтологической моделей организации общественной жизни не вызывали особых возражений со стороны социологов. Это можно рассматривать как начало постепенного сближения противостоящих концепций, хотя, конечно, определенное теоретическое противостояние между ними до сих пор не преодолен. Препятствием взаимному пониманию становится склонность сторон к абсолютизации того или иного фактора общественной жизни: одни преувеличивают значение интегрированности и стабильности, другие - роль социальных конфликтов. На самом деле оба фактора сосуществуют в любой социальной системе, создает объективные предпосылки для теоретического отражения такого сосуществования в более совершенной концепции.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >