Сущность понятия "личность нравственная"

За последние сто лет под названием науки о человеке (антропологии), науки о древней человека (доисторической онтологии), истории религии возникли отрасли знаний, которые открывают нам совершенно новое понимание всего хода развития человечества. Вместе с тем, благодаря открытиям в области физики относительно построения небесных тел и вещества вообще выработались новые понятия о жизни Вселенной. В то же время было в корне изменено предыдущие учения о происхождении жизни, о происхождении человека в мире, о сущности разума вследствие появления науки о жизни (биологии), теории развития (эволюции) человека, а также благодаря прогрессу науки о душевном жизни (психологии) человека и животных и т.п. [26, 71].

Чтобы найти подобное пробуждение человеческого разума, вернемся на две тысячи лет до времен расцвета философии в Древней Греции. Сегодня восхищаемся розвинутістю духа изобретательства, вызванного к жизни недавними успехами наук. Быстрые темпы последнего настолько увеличили производственную способность человеческого труда, что для современных цивилизованных народов стало возможным достижение всеобщего благосостояния, о котором невозможно было мечтать ни в древности, ни в средние века, ни в первой половине XIX века [126, 75].

Хватит здравого смысла, сил и энергии в решении государственных и других важных общественных процессов и у народа нашего молодого государства, государства, общественный строй которой в будущем основывался бы на всеобщему удовлетворении, на началах справедливости.

А пока что приходится констатировать, что вместе с общественными изменениями змінюємось и мы. Становимся все более сухими, прагматичными. Наблюдаем, как часто не хватает членам нашего общества нравственной надежности. Или же по этой дороге идем - с тревогой спрашиваем себя? Или дойдем по ней до высот в своем развитии? Осмысливая ее, дорогу свою, невольно делаем вывод, что когда-то человечество было чище, добрее, одно слово, нравственно совершеннее. Вспоминая о Русь, гордимся, что именовалась она святой. А как возродить? Как дать питательных соков из наших истоков росткам нового?

Поэтому сегодня не случайно личность, ее сознание и самосознание как способность человеческого духа познавать самого себя, включая моральные формы ее проявления, становится объектом теоретических исследований философов и социологов, историков и этнографов, этиков и педагогов. Повышение интереса к феномену нравственной личности, осознание ею своей сущности в мире как в философии, так и в этике в частности, и раньше всегда совпадало с периодами социально-нравственного подъема или кризиса общества. Так было в эпохи расцвета и упадка античной рабовладельческой демократии, когда возникла полемика между Демокритом, Платоном и Аристотелем, между епікурійцями, стоиками и неоплатониками по поводу способности человека к моральному самоосознания, самосовершенствования на основе различных представлений о добро, совесть, долг. Идейная конфронтация по вопросам нравственного отношения личности к себе и общества с новой силой вспыхнула в эпохи Возрождения и Просвещения, когда обострилась борьба за социальное и духовное раскрепощение человека, его обязанность искоренять собственные недостатки с помощью разума, чувства, воли. Вопреки Декарту, существование человека свел к рефлексивной самосознания, П. Гассенди, Т. Гоббс, Дж. Локк, Б. Спиноза утверждали, что свобода индивида состоит в господстве над своими страстями и желаниями на основе постижения необходимости приобретения нравственного опыта и знаний о добродетели. Если идеалисты А. Шефтсбери, Ф. Хатчесон, Д. Юм, А. Смитт акцентировали внимание на эмоционально-интуитивных проявлениях изначально морального Я, то Же. Ламетри, Д. Дидро, К. Гельвеций, П. Гольбах подчеркнули ведущую роль разума в моральной оценке и регуляции своего поведения человеком, который под воздействием собственной природы, среды и воспитания стремится к гармонии личного и социального интересов, эгоизма и совести, самоуважения и общественного мнения.

На рубеже XVIII-XIX веков в специфических условиях Германии проблемы личности в обществе, осознание ею себя, ее нравственной активности оказались в эпицентре классической немецкой философии. И. Кант вслед за Г. Лейбницем рассматривал личность с ее самосознанием как апперцепцію собственного Я, исследовал диалектику субъекта и объекта, интроспекции и рефлексии в самопознании и самооценке ума и доброй воли, свободы и ответственности, долга и склонности, достоинства и совести в моральном поведении автономной личности, ее обязательств перед собой и другими, их роль в нравственном становлении, самовоспитании частности. Эти идеи были подхвачены и развиты И. Фихте, который подчеркивает творческой активности субъективного Я, что определяет себя через не Я в процессе моральной деятельности и самосовершенствования абсолютно свободной личности, которое побуждает чистая совесть, ясное осознание своего морального достоинства, долга, высокого назначения; продолжены Ф. Шеллингом в его концепции непрерывно деятельной и внутренне противоречивой самосознания индивида, с помощью которой субъект свободно самоопределяется и проявляет свою нравственную сущность, определяя моральный миропорядок во взаимоотношениях с другими людьми. Г. Гегель впервые в абстрактно-идеалистической форме рассматривает развитие общественного и индивидуального сознания личности в историческом аспекте, раскрывает диалектику сознания и самосознания, их субъекта и объекта, становления личности, что определяет собственное достоинство в борьбе за признание себя и других свободными, в них и постигает свою нравственную сущность, осуществляя ряд поступков в процессе выбора между добром и злом с помощью разума и совести [48, 113]. Преодолевая односторонность права и морали в моральной, как истинном проявлении, самосознания личности, Л. Фейербах стремился показать, что самоосознание человека обусловлено деятельностью мозга, а развитие ее самосознания отражает телесные и духовные изменения в человеке, которая постигает свою сущность в диалоге с другими людьми, при том, самолюбие и желание личного счастья невозможны без любви к ним и всеобщего счастья; что совесть - это способность индивида искренне переживать свою вину на основе соболезнования пострадавшим вследствие его деяний; а нравственное самосовершенствование является ничем иным, как созидание себя из своей натуры в согласии с окружающей средой, личным идеалом, освобожденным от разного рода религиозных извращений [184, 510].

В. Г. Белинский, А. И. Герцен, М. Г. Чернышевский, М. А. Добролюбов, И. Я. Франко исследуя личность, фило - и онтогенез, в частности его самосознания, объясняют данный феномен в связи с целостным осознанием личностью себя как морального существа, детерминированной социальной средой и воспитанием, что обладает свободой воли и субъективным миром автономного Я. Они выдвигают этический принцип умственного эгоизма на защиту гражданских прав и свобод, личных интересов и достоинства самоусвідомлюючої человека против феодального гнета, буржуазно-индивидуалистического извращения, абсолютизации Я в ущерб интересам общества. Прогрессивную личность они рассматривают во взаимодействии познавательно-мыслительной, оценочно-эмоциональной, регулятивно-волевой функций, которые служат его нравственному саморазвитию в борьбе за реализацию своего общественного призвания в духе идеалов утопического социализма.

Активация роли народных масс в революционных процессах ХХ века, резкое обострение глобальных региональных и межличностных противоречий рожают индивидуальную, классовую, а затем общечеловеческую моральную сознание и самосознание. На общественную арену выходит теоретическая конфронтация в поисках сущности личности, ее нравственного самосознания. И связано это, прежде всего, с различным толкованием, особенно западных и других ученых, концепции человеческого Я, корни которого они часто находят изолированно от конкретных общественных отношений и реальной личности, в возведении его как к абстрактной индивидуации или наоборот не признание моральной активности самосознания отдельной личности, преувеличения или преуменьшения ее различных функций, форм, компонентов.

Эти противоречия по-разному отражаются в этике прагматизма и необіхевіоризму и экзистенциализма и неофрейдизму, в "гуманистической" этике и психологии, персонализме и неопротестантизмі. Вместе с тем, не смотря на разногласия в трактовке природы отдельных сторон моральной мировозрения и самосознания, толкование этих течений сегодня нередко совпадает. В то же время нарушения и нестандартное освещение ряда актуальных проблем - творческая активность морального сознания и самосознания, переживания чувств вины, стыда, совести в ситуациях самовибору, поисков своей нравственной сущности, смысла жизни и т.д. - заслуживают на внимание (К. Ясперс, Ж. П. Сартр, А. Камю, У. Хоккинг); признаков, причин, тенденций нравственного самовідчуження и деформации индивидуального сознания личности (Е. Фромм, Г. Маркузе, А. Тоффлер); роли общения и воспитания в самопознании, самосовершенствовании, саморегуляции морального поведения человека (Г. Бернс, Ч. Шары, Т. Шибутані); механизмов самоактуації, самоутверждения личности, методов решения ею своих морально-психологических конфликтов (А. Адлер, К. Левин, А. Маслоу, К. Роджерс, К. Олпорт, Д. Янкелович); происхождения и роли неосознаваемых компонентов в моральной мотивации и саморегуляции ее поведения (С. Фрейд, К. Хорни, Э. Эриксон, К. Юнг) и другие.

В современную эпоху, когда в нашем обществе набрали размаха перестроечные процессы, когда происходит пересмотр нравственных ориентиров и повышения активности сознания и самосознания личности, понятно, что высокая степень зрелости общественного и индивидуального морального сознания станут обязательной, субъективным условием, критерием разностороннего прогрессивного развития каждой личности, общества в целом. Чем сложнее и объемнее задачи, стоящие перед личностью, обществом, тем глубже последние должны осмысливать, самокритичніше оценивать, развивать свою жизнедеятельность. И мы не случайно сегодня, в наше сложное время обращаемся к личности, ее нравственного самосознания, отношение к ценностям, справедливо надеясь на нее же, на ту духовную силу, которая способна удержать общество от разрухи и хаоса. Именно поэтому сегодня таким повышенным есть интерес к феномену личности вообще, личности морального частности.

Какую же личность мы считаем моральным? Человек становится моральной личностью, когда он добровольно подчиняет свои действия моральным требованиям общества, осознает их значение и смысл, способен ставить перед собой нравственные цели и вырабатывать решения применительно к конкретным обстоятельствам, самостоятельно оценивать свои действия и поступки окружающих, воспитывать себя, противостоять среде [174]. Это понятие очень тесно связано с другими понятиями и проблемами этико-философского содержания, а именно: с понятием долга, ответственности, самосознания, совести, самооценки, достоинства, убеждения, понимание смысла жизни, счастья и т.д. Все они являются составляющими нравственного мира индивида. А нравственный мир человека - это динамическая система, которая постоянно изменяется, совершенствуется, то наиболее саморегулирующаяся система с признаками стремления к совершенствованию. Главным его признаком является качественность. И опять же чисто моральным можно назвать лишь личность с нравственным миром, выступает как развивающаяся система (21).

Впрочем, нас интересует не только сущность нравственной личности, но и формы проявления последней ее становления, поскольку это важно как такое, что является философской основой выбранного исследования. Эти понятия мы попробуем осветить в следующих параграфах.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >