Особенности онтогенеза нравственности индивида

Если сделать вывод, что решающими факторами в биологической эволюции организмов выступают наследственность, изменчивость, естественный отбор, а генетическая связь человека с животным миром является неделимый, то здесь немалый интерес вызывает то, что в пределах биологической эволюции появляется новая форма отражения, благодаря которой через трудовые, общественные отношения наши предки превратились в современных людей. Как же возникает при этом способность к целенаправленным действиям, без которых моральное развитие человека представить невозможно? В чем заключается сущность процессов эволюции, благодаря которым наши предки превратились в "человека разумного"? Если поиски ответа на первый вопрос продолжаются, то вопрос о сущности становления вида "человек разумный" получило различные подходы во многих концепциях эволюции. В частности, по концепции гармонізуючої эволюции главным фактором биологического развития предков человека было влияние социальных факторов. А единство биологического и социального стала проявлением длительного процесса гармонізуючої эволюции животных предков человека, имели только биологическую сущность. "Прыжок" этот, как считается, происходило в течение миллионов лет.

В последние же десятилетия заметно оживились попытки рассмотреть в рамках природо-научного исследования рядом ученых толкование и сферы нравственности, включая высшие проявления человеческого духа как части биологии человека, которые подчинены законам эволюции. И попытки эти выходят далеко за рамки изучения биологических основ нравственности (отрасли малоизученной и чрезвычайно важной) и проникают в очень актуальную сферу для современного человека и человечества в определение "стратегии гуманности".

Безусловно биологическое в человеке имеет огромное значение для его становления, для жизнедеятельности вообще, оно выступает в качестве предпосылки необходимости развития надбіологічних свойств. Ведь "человек разумный" как бы воспроизводит в своем онтогенезе, то есть в процессе индивидуального развития, общие черты своего происхождения. Она в течение времени, который продолжается в утробе матери, хотя и находится под влиянием соціалізованої генетической программы, и, будучи существом биологическим, подчиняется только законам биологии. После рождения ее на основе биологических предпосылок происходит сложный процесс формирования сознания, мышления, языка. Проходят сложные превращения биологического существа в общественное, при этом внешнее в виде социальной программы постепенно становится внутренним, преломляясь через интеллект и эмоционально-чувственную сферу. Происходит становление личности. Хотя и в это время генетическая программа своего значения не теряет, меняется всего-навсего ее роль: в процессе эволюции эта программа набрала свойств, которые и способствуют готовности новорожденного к развитию в адекватных социальных условиях.

Для каждого данного поколения действует объективно обусловлена социальная программа, нередко составлена стихийно. В ней находят свое отражение состояние материальной и духовной культуры, тип общественных отношений, уровень развития производственных сил, а также те конкретные материальные и идеальные взаимоотношения, с помощью которых формируется поколение.

Социальная сущность человека развивалась в каждом поколении, будто заново, после того, как ребенок вступала в общение с другими людьми. Эта особенность противоречит генетической специализации, которая могла бы ограничивать возможности следующих поколений, формировать социальную сущность людей.

Учет влияния врожденных особенностей индивида имеет большое значение при анализе индивидуализированного взаимовлияния биологического и социального. Что же составляет эти особенности?

Общепризнанно, что, прежде всего, большое значение имеет темперамент, который и является в своей основе врожденной чертой человека и характеризует динамические особенности психической деятельности индивида. Известно, в частности, за И. П. Павловым темперамент детерминируется действием трех основных свойств центральной нервной системы: силой, уравновешенностью, подвижностью процессов возбуждения и торможения. Комбинация последних приводит к появлению четырех типов темперамента: сангвиник - сильный, уравновешенный; флегматик - инертный; холерик - сильный, неуравновешенный; меланхолик - слабый, неуравновешенный [138, 143].

И, сам по себе темперамент не дает возможности судить о содержательную сторону личности и не характеризует ее возможностей, а отражает лишь динамическую сторону человеческих поступков. Вместе с тем, окончательное формирование в значительной степени зависит от морально-волевых качеств характера, связанных уже с содержательной стороной деятельности человека.

Характер - то более сложная система в человеческой психике, для его формирования служит ведущим влияние условий жизни и деятельности человека. При включении в характер свойств темперамента, последние естественно претерпевают изменения. Следовательно, никакой темперамент не служит преградой для развития личности, для формирования ее как позитивных ценностных свойств, так и отрицательных.

Свойства темперамента - это лишь предпосылки для воспитания, обучения, формирования характера, развития умственных и физических свойств.

Даже формально динамическая сторона психических процессов - при очевидном фенотипічний обусловленности ее элементов в условиях нормального генотипа - не является жестким генетически детерминированным "каркасом" развития личности. Реализация этих процессов более зависит от условий развития, которые несут в себе и компонента прижизненного опыта. Правда изучения человека на срезе биологических и социальных наук продолжается и до сих пор и является одной из важных проблем современной науки вообще.

Если же попытаться несколько конкретизировать генезис и сущность человека, то здесь нельзя не обратить внимания на то, что жизнь индивида - это единство различных его социальных сторон, каждая из которых делает относительно самостоятельное влияние на формирование индивидуального сознания, в том числе и ее нравственных компонентов. Влияния эти происходят для индивида на уровнях макро - и микросреды. С одной стороны - это влияние, непосредственно окружающей индивида действительности в виде отношений, условий труда, быта и т.п. С другой - разнообразные феномены духовной культуры общества и представления, ценностные ориентации, нормы, воплощенные в массовом сознании и т.д.

Формирование личности, ее, собственно, моральной грани подчинено как общим закономерностям развития духовного мира в целом, так и специфическим. Прежде всего, в моральном развитии играет важную роль усвоения индивидом моральных ценностей и норм. Это усвоение во многом зависит от того, как представлены эти ценности и нормы в сознании и поведении непосредственно окружающих индивида людей.

Наличие нескольких социальных источников влияния на формирование личности в целом, ее моральной стороны в частности, их взаимодействие дает основания для того, что некоторые ученые абсолютизують роль одних факторов, недооценивают значение других. Так, в некоторых концепциях утверждается, что на индивидуальное сознание влияют только конкретные условия жизни: вид профессиональной деятельности, межличностные отношения, уровень потребления и т.п.

Многими игнорируется значение более широких общественных отношений для формирования личности, смешиваются различные аспекты воздействия на индивида повседневной действительности, которая может выступать как фактор:

1. Что создает ситуативные мотивы поведения, прежде всего, непосредственные материальные интересы и потребности личности;

2. Что порождает некоторые элементы морального сознания необходимы для морального поведения психологические свойства;

3. Что облегчает или, наоборот, затрудняет формирование основных структур нравственного сознания: нравственных убеждений и потребностей, которые бы определяли возможности воздействия на индивида общественной морали.

В других же концепциях не рассматривается активная роль общественного сознания, особенно идеологии и культуры в социализации личности. В них общественное сознание, прежде всего, мораль выступает простой суммой индивидуальных сознаний, которые формируются стихийно, под влиянием одних лишь непосредственных условий жизни.

А в результате этого деформируется сложная диалектика общественного и индивидуального сознаний.

да И общественная мораль, как система моральных ценностей, норм поведения и как специфическое явление обыденного сознания (элементарные правила бытия, простые нормы морали) наиболее последовательно кристаллизуется и сохраняется в культуре. Ибо культура, в том числе ее моральный элемент, создается многими поколениями людей. И этот процесс, в результате которого рождаются нравственные представления как явления культуры очень сложный. А осуществляться лишь на основе собственного опыта отдельного индивида или даже поколения людей он не может. Итак, общественная мораль и как часть культуры, и как явление массового сознания для индивида выступает объектом усвоения и развития. С помощью опредмечених в культуре и представленных в массовом сознании нравственных ценностей, а также других феноменов общественного сознания индивид осознает глубинные грани общественных отношений, тенденции их развития, общественные потребности, формируется как моральное существо.

Рядом с преувеличением значения воздействия на индивида его непосредственного окружения ряд ученых игнорирует роль материальных условий жизни, предметной деятельности человека в ее становлении как личности.

Так, известный французский социолог Э. Дюркгейм утверждал, что индивид как социальное существо - продукт общественного воздействия, что все виды социальных воздействий общества на человека - "вполне психические, они состоят исключительно из представлений и об'єктивізованих чувств" [65, 17].

С другой стороны, абсолютизируется роль общественного сознания в процессе формирования духовного мира личности. В частности социологической теорией последняя рассматривается как сердцевина ценностно-нормативной модели общества. Согласно этой теории индивид якобы, вообще, не имеет соприкосновения с объективной действительностью, общественными отношениями, взаимодействуя лишь с системой норм и ценностей, своеобразным "двойник" реальности. При чем, ценности и нормы выступают в одной лишь форме - как установки социальных групп, которые полностью подчиняют своему влиянию индивида. Этой теорией не только недооценивается роль объективной действительности, но и не рассматривается и то, что основная часть моральных представлений возникает и "хранится" на макроуровне социума и только "транслируется" от общества к индивиду группами.

Критика различных форм преувеличение роли того или иного воздействия источника на формирование личности не должна ограничиваться выдвижением одного лишь тезиса, что каждый источник по-своему важное и значимое. При этом необходимо не только выяснить конкретную роль каждого фактора (что уже, в основном, сделаны автором), но и рассмотреть их как такие, что действуют на развитие индивида не зависимо друг от друга, а в тесной взаимосвязи, односпрямовано, синхронно. Нарушение этих условий может обернуться моральными потерями.

Если же попытаться несколько конкретизировать социальный генезис и сущность человека, то можно выделить такие формы ее проявления, как индивид, индивидуальность, личность, личность. Индивид является чем-то сугубо средним в качественном плане, то определение представителя человеческого рода вообще. Когда же человека характеризует некая неповторимость как в биологическом аспекте, так и в социальном проявлении употребляется термин индивидуальность [174]. Понятие это, как видим, имеет эстетическую окраску. Индивидуальность может быть как привлекательной, так и преступной, то есть творить зло или способствовать утверждению добра.

Для обозначения сочетания определенных социальных качеств человека употребляется понятие лицо, такая себе признак социальной роли человека. Эти два определения в одной и той же человеке могут согласовываться, дистанцировать, даже находиться в конфликте. На работе или в учебном коллективе кого знают с одними качествами, дома - он совсем другой.

Личность же - это единство индивидуальных и социальных черт человека. И понятие это более шире и глубже, чем понятие индивидуальности. То наличие неповторимости во всем, глубокого чувства такта, гармонии, четкой позиции у человека, но она на этом не подчеркивает. Итак, личностью человек является в том случае, когда она выступает субъектом своих поступков, когда она осознает собственные поступки, действия и берет на себя за них ответственность. Такой человек является инициатором своей жизни, производит и осуществляет жизненную стратегию. У каждого человека эти качества развиты по-своему - в большей или меньшей степени [174]. Что же делает человека настоящей личностью?

Во-первых, - способность противостоять среде [141, 97].

Вторым фактором является осознание своего отличия со средой, усилия незлиття с ним. Помним в В. Франкла: "Не столько человек совершает поступки, поскольку поступки совершают человека" [185, 73]. Поэтому для исследования выбранной темы нам необходима ясность в ответе на вопрос: что же представляет собой нравственное развитие личности вообще, в чем особенности, критерии, закономерности нравственного становления личности подростка в частности?

Установлено, что развитие индивида - то объективная, закономерная тенденция в смысле временного его проявления как развития самой сущности человека.

Моральная сущность человека в своей действительности то - ансамбль конкретных отношений, в которые она включена в качестве субъекта, духовно и практически усваивает их и творит в процессе деятельного существования. А значит, нравственное развитие индивида - это сложный, многогранный процесс социализации и индивидуации. Каждый человек - не просто продукт среды и объект воспитания, она - субъект практической деятельности, направленной на активное изменение обстоятельств и самосовершенствования;

не только стихийно, но и сознательно развивается, обновляет внутренний и окружающий мир, а следовательно, является творцом самого себя, как свой собственный продукт и результат [141, 97].

Именно при содействии социального окружения подросток осуществляет моральную саморегуляцию не только как ситуативное самозміну на уровне конкретных поступков, но и в форме сознательного управления процессом перспективного саморазвития, планомерного и стихийного само-формирования и самопреобразованию в масштабе всей жизнедеятельности. В определенные моменты человеческой жизни в целом (а следовательно, включая моральный аспект) становится объектом разумной свободной самоорганизации и самоконструирование со стороны субъекта.

Потребности и способности при этом морально самоопределяются, самоутверджуються и самосовершенствуются. Многогранное моральное жизни человека наиболее глубоко выражает саму сущность ее социальной жизнедеятельности. Уклад, стиль жизни становится подлинно моральным в той мере, в которой моральные ценности общества выступают как сущностные характеристики, своеобразно отображаемые в сознании и самосознании индивида через мотивы долга, чести, достоинства, совести и т.д. [92, 104].

Для сознательного выбора и реализации самобытной программы, планов и линии жизни подростка необходимы как социальные, так и индивидуальные предпосылки. Фундаментальная моральная потребность стать личностью и утвердить себя как личность выступает в качестве стремления определиться и утвердиться в плане свободной самобытной индивидуальности, полнокровного члена общества.

Морально самоопределиться значит сознательно ориентироваться в системе этических ценностей, в выборе жизненной позиции, исходя из единства как личных, так и общественных интересов. В результате возникает устойчивая нравственная определенность образа мышления, образа жизни, выражающий социальную надежность личности, ее способность быть хозяином своей судьбы, своего счастья [92, 105].

в конце концов, моральное развитие выступает как имманетный диалектический процесс зарождения, вызревания и решения специфических внутренних и внешних противоречий, детерминирующих качественные изменения в моральном сознании и поведении. При этом объективные причины (социальное макро - и микро - среда) определяют моральную жизнедеятельность индивидов, преломляясь через субъективные детерминанты и условия их протекания. Нравственное развитие индивида проходит на основе осознания и разрешения внутренних противоречий между его этическими знаниями и убеждениями, моральными (или аморальными) побуждениями, между идеалом и существующим уровнем нравственной деятельности, целями, средствами и результатами последней, между новыми ценностными ориентациями и устаревшими привычками, между нравственными потребностями и способностями [92, 106].

Индивид может морально формировать и развивать себя двояко: во-первых, опосредованно - через практическую деятельность, направленную на совершенствование социальной среды, которое в конечном итоге меняет и его самого моральное сознание и поведение; во-вторых, непосредственно - путем самовоспитания, ближайшей целью которого становится моральное усовершенствование собственного "Я" в системе взаимоотношений с другими людьми. Оба эти аспекта жизнедеятельности выступают в единстве и взаимообусловленности.

Прогрессивная часть ученых считает, что главную роль играет самовоспитание, ибо оно в целом осуществляется как целеустремленный, деятельный развитие согласно личного идеала, выступая закономерным продолжением, усилением, углублением и завершением формирующего влияния среды и воспитания как исходных предпосылок. Но его не следует сводить к социальной адаптации, конформизма, приспособленчества. При определенных условиях, особенно в конфликтных ситуациях, самовоспитания может ослаблять, нейтрализовать, перекручивать позитивное или негативное влияние окружающих. Активное сопротивление пагубному влиянию среды и воспитания имеет нисколько не меньшее значение для нравственного усовершенствования человека, чем готовность в полной мере способствовать позитивному влиянию. Особенно интенсивно и противоречиво этот процесс протекает в подростковом и раннем юношеском возрасте. В долгих и трудных поисках подростка нередко происходит формирование его нравственного идеала, осуществляется оно на основе усвоения социальных концепций смысла жизни и назначения человека, моральных требований и идеалов общества, синтеза и обобщения моральных качеств авторитетных педагогов, современников вообще, исторических героев, художественных персонажей. Вместе с тем, поскольку человек считается высшим существом, то, что составляет ее истинную сущность не может не сказаться на том, что каждый от себя приносит в свой нравственный идеал (что-то неповторимо индивидуальное), что выражает его глубинную сущность, жизненные потребности, запросы, интересы, цели, планы, мечты [93, 103]. В зависимости от нравственного идеала подростка можно судить о том, каким он в данный момент есть, в чем видит свое жизненное призвание и главная задача. Нравственный идеал подростка как элемент его мировоззрения становится достоянием его сознания и самосознания, критерием и целью самосовершенствования в той мере, в которой воспринимается сознанием в качестве возвышенного образа собственного Я. Пока педагогический образец остается на уровне надособистісного и извне навязываемого, абстрактного, повинного, не персоніфікуючись в конкретной модели нужного, эмоционально притягательного, интимного Я, он не может быть высшим ориентиром, внутренним стимулом и эффективным средством нравственного совершенствования. Лишь тогда, когда подросток сравнивает себя со своим идеалом как свободно выбранным эталоном нравственного совершенства, он способен правильно оценивать и корректировать собственные поступки и образ жизни. Давая ответ разной модальности на актуальные сенсожиттєві вопрос, которым я должен, могу и хочу стать?) идеал выполняет познавательную, мировоззренческую, нормативную, ціленаполягаючу, мотивационную, императивную, программирующую функции в нравственном совершенствовании личности подростка [94, 106].

Идеал подростка Я не сводится ни к фрейдовского "сверх-Я", ни к идеализированного "Я" - представление личности о свои лучшие (реальные или мнимые) качества в настоящее время, а выступает как проекция себя в сравнительно отдаленное, доброе и прекрасное, желанное воображаемое будущее. Прогресс в нравственном развитии подростка не может не включать изменений в содержании и структуре его нравственного идеала в сторону обогащения и сближения с идеалом наиболее прогрессивных сил социума. По мере того, как идеалы общества и личности подростка совпадают, моральное развитие становится единственно направленным и взаємозумовленим, а следовательно, возрастает его эффективность.

Чем правильнее и полнее познает подросток несоответствие между идеальным и реальным Я, тем острее он переживает потребность в нравственном совершенствовании: все глубже входя в образ "лучшего", мысленно идентифицируя себя с ним и практически перенося в несбывшееся настоящее мнимые черты своей будущей совершенства, неуклонно приближаясь к заветной моральной цели. По мере достижения новых успехов на этом пути дистанция между потенциальным и реальным уровнем его нравственного развития сокращается, и все же сохраняется, пока требования к себе начинают расти [94, 107]. Очевидно, абсолютная, нравственное совершенство как окончательная совершенство, высшая степень развития, вершина надежд и мечтаний недостижимы, поскольку общественный и личный нравственный идеалы всегда относительны, исторически ограничены, динамические.

Понятно, что в подростковом периоде развития индивида все эти процессы протекают гораздо сложнее, часто для них характерна стихийность, незпрогнозованість. Они реже носят целенаправленный, планомерный характер. И связано это, прежде всего, с теми физиологическими метаморфозами, которые происходят в это время в организме: интенсивное гормональное развитие, становление нервно-психической системы, а следовательно, и характера и т.д. А рядом с этим подросток хочет уже быть не просто самостоятельным, но и взрослым в глазах сверстников, других окружающих. Стремится утвердить себя в коллективе, для него сейчас является очень высоким авторитет товарища, в подавляющем большинстве случаев значительно выше авторитета родителей или педагогов [36, 31].

Имеют место проявления влюбленности, половое влечение. В характере - слабая воля, раздражительность, невыдержанность, импульсивность. В среде ребят - не редкостью становятся ошибочные формы утверждения себя средствами драки, курение, грубости.

Подобное распространено и среди девушек, и при этом чрезмерное внимание к своей внешности (прически, одежды). А в моральном плане имеем серьезные проблемы. Процесс социализации и индивидуации в этот период усложняется. А уровень абстрактного ума - еще низкий. Дает о себе знать и ограниченность знаний. Поэтому, хотя подросток и признает моральные нормы, не всегда способен их реализовать [36, 32].

В этот период начинают формироваться чувства совести, долга, чести, появляется ярко выраженное стремление к самовоспитанию, самореализации. Подростки заводят дневники, где оценивают свои действия, поступки, намерения, мысли, чувства с моральной точки зрения. У многих из них наблюдается чрезмерное недовольство собой, которое иногда ложится в основу комплекса неполноценности, мешает развитию личности. Закономерным в этот период является забота подростка о собственном авторитете - зарождение чести в виде гиперболизированные чувств величества, недоверия, скепсиса, негативизма. Во многих подростков понятия морали имеют неправильный характер: смелость сводится к лихости, принципиальность - до упрямства, требовательность к другим проявляется в категорической форме. Характерным признаком считается неумение прощать, что ведет к разрыву отношений. Достаточно распространенным среди подростков является максимализм, хотя относительно себя - требовательности часто минимум. Закономерным, нередким явлением в этот период является дефицит самокритичности. В условиях моральной глухоты распространены, даже драки, нечестность, черствость, ложь, кражи и т.п.

Не менее ярким штрихом есть и духовные противоречия, ведь все, что совершается вокруг подростка, глубоко его волнует, становится личным интересом. Подросток при этом бурно реагирует на окружающие противоречия типа: в жизни - одно, на словах - другое. Вызывает подобную реакцию подростковый максимализм, стремление докопаться до истины, непримиримость к злу, несправедливости - с одной стороны, с другой же - неумение разобраться в сложных жизненных ситуациях, низкая способность к абстрактному мышлению [39, 101].

Именно поэтому подростковый период требует от педагога и родителей незаурядной внимательности, серьезности, гибкости в стратегии отношений с этой возрастной категорией. Кроме того, в этот период происходят интенсивные метаморфозы в становлении характера подростка, а поэтому педагогу, вместе с родителями, очень важно приложить максимум умения и усилий, чтобы направить вектор движения этого процесса в нужном направлении. Учет перечисленных выше закономерностей поможет сделать это на научной основе.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >