Индивидуальная моральная самооценка: содержание, формы, компоненты

Активность нравственного самосознания не исчерпывается интеллектуально-гносеологічною сферой, а проявляется в эмоционально-аксіологічній форме. У Гегеля "абсолютное знание" является единственным способом существования самосознания, а самосознание рассматривается как единственный способ существования человека...; идеалисты вообще "знают только отношение "человека" к самой себе, и поэтому все реальные отношения становятся для них идеями, тогда как в действительности идеальное самоставлення человека является порождением и отражением ее реальных практических взаимоотношений с другими членами общества [3].

Одной из основных функций нравственного самосознания является оценочно-эмоциональное отношение человека к себе, как особая форма нравственных отношений, субъектом и объектом которых выступает она сама.

Подобно тому, как сознание в целом является не только отражением, но и моим отношением к среде, самосознание - не пассивное самосозерцание, а мое активное отношение к собственному " Я", как объективной и субъективной реальности. "Отношение "Я" к своему другому "Я" является ценностным отношением, актом ценностной саморегуляции", "включает передпідготовку и санкционирования нашего волеизъявления и затем последующей оценки этого волеизъявления, т.е. в конечном итоге оценку оценки" [7, 119].

В этике нравственные отношения рассматриваются, во-первых, как система прямых и косвенных связей, которые образуются между людьми в процессе моральной деятельности при взаимном "обмене поступками", во-вторых, как трансформацию этих взаимозависимостей в моральном сознании личности в виде ее внутренней позиции относительно общества, группы, отдельных лиц и самого себя. Практические отношения, объективируемы в поступках и нравственности, непосредственно рождаются субъективными отношениями людей в форме моральных взглядов и чувств. Вместе с тем ансамбль духовно-практических нравственных отношений личности в обществе формирует и изменяет ее нравственную сущность, которая определяет субъективное отношение других к себе.

При этом ценность проявляется, или меняется в индивидуальной моральной оценке, но не является ее непосредственным результатом.

Наоборот эта оценка (и самооценка) появляется в результате определения социальной ценности данного морального фактора, общепринятое значение которого для лица приобретает субъективного значения. В то же время содержание моральной оценки и самооценки зависит от индивидуально-психологических особенностей оценивающего субъекта, его ценностных ориентаций, от полноты, глубины и точности его знаний о оцениваемый объект. Более того, моральные ценности находят и сохраняют свое объективное социальное значение и действенность настолько, насколько принимаются и применяются членами общества как лично значимые установки их сознания и поведения.

Морально зрелый человек оценивает других и себя, исходя из критериев добра и зла, сознательно выработанных ею путем селективного усвоения и использования определенных социальных ценностей. Она соотносит свою реальную, (или планируемой) поведение с ценностями референтных групп и лиц, их фактическими (или ожидаемыми) оценками поступков. Среди разнообразных нравственных идеалов, принципов, норм, которые функционируют в данном обществе, она критически отбирает и творчески осваивает те, которые ближе к ее ума и сердца, созвучны мировоззрению, представляются ей искренними и справедливыми, которые больше всего отвечают жизненным интересам всех и каждого, в том числе - собственным.

Наоборот, "привыкая делать все без рассуждения, без убеждения в истине, а только по приказу, человек становится безразличным к добру и злу и без зазріння совести совершает поступки, которые являются противоположными моральным чувством, оправдываясь тем, что "так заповедано" [11, 99].

Дороже всего индивиду становятся моральные ценности и оценки той общности, с которой он себя идентифицирует, воспринимая и переживая ее интересы и цели, как лично важную. "То, что человек называет своим, в значительной мере определяет и то, чем она сама" [150, 36, 81]. Чем шире и прогрессивнее социальные сообщества, с которыми она связывает свою судьбу, тем значительнее и крупнее масштабы освоенных ею моральных ценностей, тем выше ее нравственный потенциал.

На самовибір моральной ориентации влияют социальный статус лица в определенном макро и микросреде, ее реальное и мнимое положение в системе нравственных отношений, жизненный опыт и роли, которые выполняются в процессе моральной деятельности, ее духовная культура, вся совокупность воспитательных воздействий, включая и самовоспитания.

Система диспозиційних нравственных ориентаций личности выступает как иерархия фиксированных (более-менее осознанных) общих ценностных установок по степени соотношения своих и чужих поступков с этическими принципами общества (класса), которые стали ее нормативными убеждениями. Формально осознанное надіндивідуальне значение моральной нормы остается для лица умственным знанием до тех пор, пока не вступит глубокого интимного содержания в качестве эталона и мотива нравственной деятельности, превратившись в "внутреннюю этическую инстанцию".

Разрыв между нравственными знаниями и их эмоционально-личностной оценкой порождает "существенный барьер" на пути формирования нравственных убеждений. Наоборот, зрелость убеждений как субъективного основания нравственной позиции характеризуется тем, насколько оно является осознанным активным побуждением к определенным поступкам и их самооценки.

Моральные убеждения как компоненты самосознания является ни чем иным, как глубоко осмысленными, эмоционально-выстраданными, апробированными жизненным опытом моральными ценностями, в истинности и загальнозначущості, которых личность твердо уверена, а потому руководствуется ими как императивными побуждениями в поступках, оценках и самооценках, исходя из социальных потребностей и интересов. Сформировавшись на высшем ярусе сознания, убеждение может потом "уходить" в область веры, не допуская сомнений в его правильности, что превращает моральные ценности в нечто святое. Лицо по-разному осознает свои нравственные убеждения в зависимости от уровня их зрелости и актуальности в данной ситуации.

При этом степень суверенности индивида может колебаться от копирования чужих оценок к вполне самостоятельной самооценки независимо от мнения других или даже вопреки ей. Глубоко порядочные люди, по словам Н. Г. Чернышевского, " сами думают о себе все то, что можно сказать на их осуждение.

Ежедневные положительные поступки, привычные для окружающих и самого субъекта, как правило, не предопределяют аргументированной самооценки. Такая необходимость чаще всего осознается в условиях ответственного нравственного выбора, при существенном изменении его статуса, притязаний, характера взаимоотношений с другими, при повышении требований к нему и собственных претензий к себе, разногласия общественных оценок и личного идеала с прежней мыслью о себе. Конфликты между добром и злом, нравственным идеалом и реальностью, должным и существенным, духовным и практическим в моральной деятельности личности становятся источниками переоценки ценностей и их критериев самосознания.

Самооценка - одна из основных форм проявления индивидуальной морального самосознания. В ориентации на Я как субъекта моральной активности проявляется некоторое "эгоизм" в отличие от "альтруистической" установки относительно оценки других. "Высказывания и действия окружающих при самооценке важны не сами собой, а лишь в непосредственной связи с ее субъектом, поскольку последний осознает и переживает их отношение к себе, считая этот показатель "наиболее важным измерением" [188, 175].

И хотя в данном случае абсолютизируется один из субъективных критериев поведения, несомненно, что самооценка является действительно фундаментальным структурно-функциональным компонентом нравственного самосознания.

Сохраняя относительную самостоятельность, самооценка выступает в тесном единстве с самопознанием нравственной деятельности. Чтобы оценить себя по достоинству, надо иметь о себе достоверную и достаточно полную информацию. В то же время самооценка - не только фиксированный итог нравственного самопознания, но и непременное условие, и адекватная форма его течения. Без самооценки постижение морального специфики своих характера и деятельности является невозможным. Если "свободный самоанализ" может быть чисто актуальным, констатирует, то моральное самопознание неизбежно становится оценивающим, а моральная самооценка имеет значение как ценностное знание о себе. Содержание моральной самооценки определяется, с одной стороны, объектом, на который она направлена, а с другой - ценностными критериями, которыми руководствуется субъект при определении своей моральной значимости.

Важно, чтобы человек оценивал мотивы и последствия нравственной деятельности не сугубо субъективно и произвольно, а проявляла их реальную ценность, сопоставляя с поступками других лиц, исходя из общих моральных критериев, выверенных социальной практикой. В. П. Тугаринов верно подметил, что "самооценка означает самопознание. всего процесса морального выбора из субъективных пробуждений до объективных результатов". Действительно, я могу в этическом плане оценивать свои конкретные поступки и их составные элементы (мотивы, цели, средства, решения, действия, их последствия), как и всю нравственную деятельность (общую направленность сознания и линии поведения, образ мышления и образ жизни, нравственные качества, моральный взгляд в целом) [175].

Предметом морального самоставлення личности при определенных условиях становятся ее жизнь и здоровье, труд и быт, обучение и досуг, внутренние переживания и внешние манеры - все, что актуально для нее и других с точки зрения добра, долга, достоинства.

Различаясь по уровню обобщения, полноты, глубины, устойчивости, моральная самооценка бывает узкой и широкой, порційною и целостной, ситуационной и стойкой, выступая и как интуитивное определение ценности поступка, и как логическое обоснование линии поведения. Но в любой форме она выходит из убеждений человека, отражая интересы различных социальных групп и определяя ее характер. "Вот почему в самооценке особенно важна опора на научное мировоззрение, который позволяет находить правильные пункты отсчета в определении моральной значимости причиненных поступков" [188, 155]. При этом универсальные, абстрактные требования общества к поведению каждого превращаются в субъективные критерии самооценки, когда становятся индивидуально-конкретными требованиями к себе не в меньшей степени, чем к другим.

Моральная самооценка может быть в разной степени адекватной или неадекватной моральной ценности поступков и качеств личности, которые обусловлены рядом социальных, гносеологічних и психологических причин. Реальность ее в социально - историческом плане определяется соответствием ценностных критериев, которыми руководствуется субъект, коренным интересам самого прогрессивного в жизни, что совпадает с потребностями развития человечества. Мера адекватности в оценке самой себя зависит и от того, какое реальное положение данной личности в обществе, как сложились ее конкретные взаимоотношения с окружающими и насколько правильно они оценивают ее нравственное достоинство. Неравномерность нравственного и умственного развития человека, многогранность его моральных взглядов, сложность ее социальной жизнедеятельности определяют динамизм, разноплановость и противоречивость нравственных самооценок, трудности, а порой и невозможность однозначного целостной автохарактеристики.

В гносеологическом аспекте моральная самооценка правильная, поскольку достаточно точно, глубоко и полно отражает деятельную нравственную природу субъекта. При этом субъективно-личностные (цели и мотивы) и объективно-социальные (внешние условия и последствия) компонента его нравственной деятельности должны рассматриваться в системе понимания. Действующая самокритичность присуща передовым представителям наиболее прогрессивного в обществе, убеждением в правоте своих нравственных идеалов и целей, уверенных в своих потенциальных возможностях, а потому способным открыто и мужественно признавать собственные ошибки и недостатки ради морального самоочищения в процессе борьбы за обновление мира. Нравственная самооценка личности может выступать как процесс развернутой во времени и по содержанию автохарактеристики и как ее конечный результат - целостный автопортрет морального облика Я в зеркале сознания. Наиболее сложным интегральным образованием самосознания, которые совместили в себе прогнозные и ценностные компоненты, является концепция Я. Западная "гуманистическая психология" (Д. Вайл, Л. Кольберг, А. Комбс, С. Куперсмит, Е. Ериксон и др.) трактует Я-концепции" достаточно раскрыто, включая в себя совокупность всех представлений индивида о себе в настоящем, прошлом и будущем, соединенных с самооценками и связанными с ними переживаниями, убеждениями, поведенческими установками. В отличие от соціопсихологів (Т. Адорно, Дж. Мид, К. Хантди, Т. Шибутані др.), ряд авторов сводит концепцию Я только к продукту интеракции индивидов" - "определенному способу поведения, видит в ней закономерный итог формирующего воздействия социальной макро - и микросистемы воспитания, саморазвития и самовоспитания личности. На наш взгляд, моральная концепция "Я" включает и психологические единства в контексте всей жизнедеятельности. Неправомерно ограничивать содержание моральной самооценки поступков одними внутренними побуждениями, отвлекая их от внешне-предметных реальных результатов. Так еще Гегель писал: "Думать о последствиях поступка важно потому, что благодаря этому не останавливаются на непосредственной точке зрения, а поднимаются над ней" [48,34]. При оценке своего поступка конечно легче определить нравственную ценность его мотива значительно сложнее - объективные последствия, тогда как со стороны сложнее оценить внутренние побуждения и проще видеть результаты. Руководствуясь правильными моральными критериями, можно впасть в заблуждение, если игнорировать или преувеличивать те или иные моменты своего морального жизни. Но и стремясь учесть все его грани и условия, мы не сможем избежать ошибок в самооценке, если будем исходить из ложных моральнісних позиций.

Психологические трудности достижения истинной моральной самооценки прячутся в разных (не всегда актуально осознанных) установках, стереотипах, ожиданиях, предубеждениях, искажающие представление личности о самой себе. "Мнение о своем "Я" человек создает с пристрастием, она составляет собой тенденциозный психологический автопортрет" [184,165]. Неадекватная моральная самооценка может быть разной степени завышенной или заниженной. У одних людей преобладают защитные установки на утверждение собственного достоинства, поддержания высокого уровня своего авторитета, доброй репутации. Склонность к самоідеалізації приводит к тому, что "нам совестно представлять себе вещи такими, какие они есть... Кто из нас не пытался иногда добавить оттенок героизма, великодушия или тонкого понимания простейшем своем поступке, сделанном иногда совершенно случайно?" [184,78]. В определенных условиях подобные тенденции принимают различные формы переоценки своих достоинств и недооціни своих пороков - от излишнего самомнения при недостаточной самокритичности к гипертрофированному самомнению, "мании величества".

В других неадекватность моральной самооценки проявляется в уменьшении или игнорировании своих достижений, достоинств и явном преувеличении собственных недостатков, в чрезмерной драматизации слабостей, ошибок, проступков, представляющиеся как неискоренимы изъяны, недостатки. Такого рода недооценка себя временем вырождается в болезненное самоуничижение и самошельмування, создавая устойчивый комплекс неполноценности.

Ложная моральная самооценка связана как с неадекватной оценкой личности окружающими, так и с абсолютизацией или игнорированием ею общественного мнения. Такая самооценка становится следствием, фальсифицированного отношение к другим. "Каждый человек измеряет других собой. Что ниже или равна ей, то она понимает, по-возможности поэтому она верит; что выше ее способностей или развития, того она не понимает, поэтому и не верит." Человек склонен переоценивать себя, когда принимает на веру слишком лестное мнение о себе или защищается от негативных оценок, считая их несправедливыми, когда судит о других по завышенным критериям, а о себе - по заниженным. В то же время субъект, конечно недооценивает себя, если окружающие оценивают его низко.

Человек склонен переоценивать себя, когда принимает на веру слишком лестное мнение о себе или защищается от негативных оценок, считая их несправедливыми, когда судит о других по завышенным критериям, а о себе - по заниженным.

Субъект обычно недооценивает себя, если окружающие оценивают его низко (или он сам так считает), а сам себя он выставляет более высокие требования, чем другие. Эгоцентризм при завышенной самооценке предопределяет авторитарное отношение к другим (в виде снисхождения, пренебрежения, презрения, унижает покровительство), а при заниженной (явное несовпадение положительной самооценки с общественным мнением) порождает различные формы психологической самозащиты, недоброжелательности к окружающим (в одних случаях - мнительность, обидчивость, зависть, ревность, в других - скрытность, лукавство, хитрость, в третьих - амбиции, мстительность, злорадство).

Для некоторых важно не столько то, что думают о них другие, поскольку собственные представления о том, как относятся к ним со стороны. Эти люди чаще других судят по себе, проецируя на этих представлениях свои недостатки ("меряют на свой аршин").

Наиболее раціоналізованою и время острой формой моральной самооценки является самокритика. Отношение к критике и способность к самокритике - важнейшие показатели уровня нравственной и интеллектуальной зрелости личности. Чем сильнее человек духовно, писал - Белинский, тем смелее он смотрит на свои слабости и недостатки. Атмосфера взаимного отчуждения, аморализма и лукавства в обществе препятствует широкому распространению здоровой самокритики среди его членов. У одних это проявляется в равнодушии или цинично-апологетичному отношении своих и чужих пороков; в других - в паническом страховые самовикриття и потери престижа перед недоброжелательной общественным мнением, в стремлении к показной благопристойности; в третьих самокритика остается беспринципной, пассивной или приобретает деструктивный характер, вироджуючись в религиозно - фанатичное самошельмування. Избегая душевного дискомфорта, человек нередко предпочитает горькой правде о себе над сладкой ложью, пряча или оправдывая перед собой и другими собственные пороки. Подобного рода ложь путем изыскания "хороших" основ для реабилитации плохих намерений и деяний Гегель называл "пробабілізмом" - изящным лукавством, при котором " сделав любой плохой поступок, пытаются превратить его для собственной совести в нечто такое, что можно представить себе и добрым поступком" [48, 39].

Критическая моральная самооценка, умение воплотить ее, несмотря на все утешительные самооправдания, которые подсказывает человеку самолюбие, - непременное условие настоящего морального резонанса с другими людьми, а значит и взаимо - и мировоззренческую позицию в отношении себя, и нравственного содержания своей жизни, отражаясь во всей многогранности социальной активности личности. В такой трактовке Я-концепция - совокупность фрагментарных образов Я и оценок его отдельных граней, а - целостная система взглядов на себя, как субъекта нравственной жизнедеятельности.

На формирование индивидуальной моральной самооценки существенно влияет общественное мнение. Вместе с тем чрезмерная чувствительность лица к мнению других лиц приводит к конформизму и потери нравственной автономии. Но и постоянно скептически воспринимая, или игнорируя мнение окружающих о себе индивид рискует потерять критерии моральной самооценки и дезорієнтуватися о социальной ценности своего Я.

Многократно порождаемые общественным мнением оценочные ситуации, в которые попадает человек, стимулируют в ней склонность к самооценке. Становление индивидуальных критериев и мотивов, навыков и привычек морального самооценки перебегают в общении за помощью взаємооцінок людей на основе усвоенного морального кодекса данного общества. Психологи установили, что человек часто неосознанно воспроизводит групповую оценку ее поведения, провоцирует оценку других относительно себя и наоборот: о окружающих нередко судит по аналогии с собой.

Генетическая и функциональная моральная самооценка опосредована оценкой нас другими, нашими оценочным отношением к ним и только на уровне мировосприятия становится автономным актом самовизнання и самоставлення. Но и зрело оценивая свои поступки, лицо периодически "самовідчужується", смотрит на себя глазами авторитетных лиц и референтных групп.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >