Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Право

НАМЕРЕН СОЗДАТЬ ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Даже если лицо дала обещание, подкрепленную встречным удовольствием, это не обязательно означает, что обещание является договорной. Закон требует, чтобы обещание давалось, при объективном взгляде на дело, с учетом того, что тот, кто дал обещание, становится связанным обязательством по закону.

Как мы увидим дальше, отсюда следует, что если одна сторона, давая обещание, прямо заявляет, что она не намерена быть связанной по закону, то в этом случае трудно сделать вывод о существовании намерения создать правовые отношения. Однако в большинстве случаев в соглашении не освещается вопрос о намерениях. Поэтому делать выводы о намерениях сторон остается делом суда. Чтобы было удобно анализировать, соглашения делятся на два больших класса:

1) домашние обещания;

2) коммерческие обещания. Рассмотрим их по очереди.

Домашни обещания

Речь идет об обещаниях между друзьями и родственниками. Считается, что при этом нет намерения создавать правовые отношения. Однако это предположение опровержимые, то есть его можно опровергнуть, на основании свидетельств о намерении создать правовые отношения (при объективном взгляде на дело).

Если муж и жена живут дружно, то предположение, что они не намерены заключить некое соглашение, что создает правовые отношения, будет трудно опровергнуть. Таким образом, согласие супруга платить своей жене ежемесячное содержание вряд ли будет считаться договорной.

Балфор против Балфора (1919)

Ответчик был государственным служащим на Цейлоне (ныне Шри-Ланка). Ответчик и его жена (истица) вернулись в Англию, когда ответчику дали отпуск. По совету врача истица осталась в Англии. Прежде чем вернуться к исполнению своих обязанностей, ответчик пообещал выплачивать жене по ЗО фунтов стерлингов в месяц в течение периода вынужденной разлуки. Впоследствии ответчик написал письмо, в котором отметил, что будет лучше, если они и в дальнейшем будут жить отдельно. На основании этого письма жена получила условное постановление о разводе. Она подала иск, обвинив господина Б. в нарушении его обещания платить ей ЗО фунтов стерлингов в месяц. Судья Сарджант вынес приговор в пользу жены, указав, что мужчина был обязан содержать свою жену и стороны согласовали сумму содержания. Решение Апелляционного суда было в пользу мужа. Было отмечено, что обещание мужа, которую он дал, когда стороны жили дружно (иначе говоря, когда не было о разводе) не может быть принудительно выполнено, поскольку не было (не было умысла) о том, что обещание должно быть зобовьязу- тельный по закону. Излагая свои соображения, судьи прибегли к известному ныне аргумента "ворот шлюза", то есть если бы было решено, что это соглашение имеет правовые последствия, жены подавали бы иски на своих мужчин на основании бытовых обещаний, что привело бы к необходимости удвоить количество судов, чтобы справиться со всеми этими исками. (Примечание: по мнению двух судей, жена не дала встречного удовлетворения - это еще одно основание невозможности выполнения обещания мужа в принудительном порядке.)

Однако, если супруги договорились жить отдельно, пропущенные об отсутствии намерений создать правовые отношения будет опровержимые. Такая договоренность будет считаться контрактом.

Мерритт против Мерритта (1970)

Человек (Ч.) покинул жену (Д.) ради другой женщины. Ч. и Д. имели встречу, на которой договорились, что Ч. платить Д. на содержание 40 фунтов стерлингов в месяц. Кроме того, они договорились (и заключили письменное соглашение), что если Д. выплатит весь ипотечный кредит по супружеской дом (который был приобретен ими совместно), то Ч. передаст право собственности на него жене. Д. выплатила кредит, но Ч. отказался передать ей право собственности. Д. подала иск, требуя признать ее единственным владельцем дома и приказать Ч. переписать собственность в целом на ее имя. В свою защиту Ч. заявил, которые соглашение между ними был домашней соглашением, не имела целью положить начало правовому обязательству, и Д. не дала ни одного встречного удовлетворения на его обещание. Решение Апелляционного суда: соглашение должно исковую силу, поскольку был заключен, когда стороны не жили дружно вместе. Кроме того, Д. дала встречное удовлетворение на обещание Ч., поскольку выплата остальных ипотечного кредита усложнила ее положение и улучшила положение Ч., который тем самым освобождался от своих обязательств перед жилищно-строительным кооперативом.

Заметьте, что в деле Пэт радуется против Петтита (1970 г..) Лорд Диплок постановил, что по делу Балфор против Балфора (см. Выше) не следует делать вывод, будто соглашение между мужчиной и женщиной, когда они дружно живут друг с другом, никогда не может иметь правовых последствий. Он отметил, что хотя закон и не заставлять к выполнению обещания на том основании, что намерен создать обязательную по закону соглашение не было, но, если стороны уже выполнили обещание, то это выполнение обещания может повлиять на права собственности. В таком случае супруг могли приобрести соответствующие права не из договорное право, а путем применения вещного права. Однако позже в деле Мерритт против Мерритта (см. Выше), в которой вполне можно было исследовать природу и степень права собственности, решение было вынесено исключительно на основе принципов договорного права, связанных с намерением создать правовые отношения.

Все упомянутые выше дела касаются соглашений между мужем и женой. Но предположение о нехватке намерена создавать правовые отношения распространяется и на сделки между другими родственниками, а также между друзьями. Такой пример можно найти в деле Джон против Падаваттон.

Джон против Падаваттон (1969)

Госпожа Падаваттон была дочерью госпожи Джон. Она была замужем, но на момент подачи иска уже развелась и имела маленького ребенка. П. работала в посольстве Индии в Вашингтоне (США). Дж. Хотела, чтобы она приехала в Англию и сдала экзамен на баристера. Дж. Пообещала, что если П. сделает так, как она хочет, то будет получать ежемесячно по 42 фунта стерлингов на содержание. П. неохотно оставила свою работу и в 1962 г.. Приехала в Англию вместе с ребенком. Она начала готовиться к экзамену на баристера, и Дж. Платила ее счета и давала деньги на содержание. В 1964 p., Поскольку П. было тесно жить в одной комнате в проектной, Дж. Приобрела большой дом, в части которого должна поселиться П., а в другой части - квартиранты. П. должна была принимать свои средства на содержание из средств, которые плататимуть квартиранты, но никакого соглашения о том, что делать с остальными средств (если таковые будут), заключено не было. В 1967 г., Дж. И П. поссорились, и Дж. Подала иск, оспаривая собственности на дом. П. подала встречный иск о возмещении 1 655 фунтов стерлингов, которые она потратила на содержание дома. На момент слушаний Дж. Частично составила лишь первую часть экзаменов и должна была составить еще вторую часть.

Речь шла о двух соглашения. Первая - это соглашение, по которому дочь оставила свою работу и переехала в Англию, чтобы готовиться на баристера, полагаясь на обещание матери удерживать ее. Вторая - это обещание Дж. Позволить П. жить в доме, принимая свое содержание плату за квартиру. На слушании в суде графства иск матери о владении домом был отклонен. ее апелляцию единогласно поддержал Апелляционный суд. Лорды-судьи Данквертс и Фентон Аткинсон утверждали, что в одной из сделок не было намерения создавать правовые отношения. Лорд-судья Салмон придерживался мнения, что первая сделка сформировала контракт, по которому мать согласилась содержать П. Однако имелось в виду, что соглашение будет иметь силу только в течение срока, достаточного для того, чтобы дочь могла сдать экзамены на баристера. Пятилетний срок был достаточным, и поскольку с момента заключения соглашения прошло пять лет, то действие контракта закончилось. Лорд-судья Салмон пришел к выводу, что условия второй сделки были неопределенными, а следовательно, не имели договорной силы. Противоположным примером является дело Паркер против Кларка.

Паркер против Кларка (1960 p.)

В этом деле истцами были мистер и миссис П., а ответчиками - господин и госпожа К. Супругам П. было под 60 лет, они имели коттедж в графстве Суссекс. Госпожа П. была племянницей супруги Кларков, которым было уже под восемьдесят. Госпожа К. написала госпожа П. письмо с предложением, чтобы супруги П. продало свой коттедж и переехали в Торки жить совместно с супругами К. Была составлена подробная схема, как можно разделить расходы на содержание дома. Чтобы преодолеть сложности, возможны в результате продажи П. своего дома в Суссексе, предполагалось, что после смерти супруги К. дом в Торки со всем его имуществом останется госпожа П., ее дочери и сестре. Супруги П. согласилось на это предложение и продало свой дом, заняв часть вырученных за него средств своей дочери, с тем чтобы она могла купить себе квартиру. По сути, стороны заключили два соглашения: первая заключалась в том, что если супруги П. продаст свой дом в Суссексе, то супруги К. отпишет свой дом госпожи П., ее сестре и дочери; вторая заключалась в том, что если супруги П. делить с супругами К. расходы на содержание дома, то оно может бесплатно жить совместно с супругами К. К сожалению, примерно через год после этого между сторонами возникли разногласия, и супруги П. попросили уехать, что оно и сделало под угрозой выселения. Супруги П. подало иск, обвинив другую сторону в нарушении контракта. В свою защиту супругов К., наряду с другими доказательствами, выдвинули аргумент, что это были семейные договоренности без намерения, чтобы они имели правовые последствия. Решение: сделки были обязывающие. Ну и госпожа П. была присуждена 1200 фунтов стерлингов возмещения за нарушение контракта, согласно которому они должны были бесплатно жить совместно с супругами К. Кроме того, госпожа П. присудили 3400 фунтов стерлингов на компенсацию за потерю ею обещанного наследства.

Другим примером является дело Симпкинс против Пайса (1955.) Три человека, которые жили в одном доме, совместно приняли участие в газетном конкурсе. Ставки вносились от имени истца, никакой договоренности о том, кто должен оплачивать вступительный взнос и почтовые расходы, не было. Одной недели они выиграли. Истец подал иск, требуя свою долю. Решение: стороны намеревались создать правовые отношения.

В деле Пек против Лато, "Таймс", 18 января 1973 было принято решение, согласно которому соглашение между двумя женщинами о том, чтобы делиться любыми призами в случае выигрыша в бинго, была признана обязательс тельный.

В деле Снеллине против Джона Дж. Снеллинге (1972 г..) Три брата были содиректор семейной компании "JGS Ltd". Каждый из них предоставил компании кредит. Компания, требуя дополнительного финансирования, решила прибегнуть к ссуды денег в финансовой компании. Каждый из братьев договорился с финансовой компанией не уменьшать своего кредита компании "JGS Ltd" до тех пор, пока долг перед финансовой компанией не будет полностью погашен. (Цель этого соглашения заключалась в том, чтобы брать не использовали кредиты, предоставленные финансовой компанией, для погашения своего кредита вместо использования денег для нужд бизнеса.) Кроме того, братья договорились друг с другом, что если кто-либо из них уйдет в отставку до погашения долга, он теряет кредит, который предоставил "JGS Ltd". Один из братьев ушел в отставку и подал иск о возвращении ему займа, предоставленного им компании. Наряду с другими, встал вопрос, имела его соглашение с братьями юридическую силу. Решение: в отличие от дела Балфор против Балфора (см. Выше), это не была семейная договоренность. Родственные отношения уже были нарушены спорами, и братьев никто не связывало ничего, кроме биологических связей.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее