Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Право

Простые утверждения и "дутая" реклама

Одна из сложностей, возникающих в английском праве, связана с тем, что предложения, которые стороны соглашения говорят или пишут в связи с контрактом, не обязательно считаются частью контракта. Вместо этого они могут быть "дутой" рекламой (или восхваления) или простым утверждением.

"Дутая" реклама

Изучая "намерение создать правовые отношения" мы видели, что те, кто дает рекламные объявления, склонны преувеличивать достоинства своих товаров или услуг. При условии, что их заявления сделаны "вообще говоря" и они существенной степени является делом взглядов, тот, кто делает такое заявление, не несет ответственности по закону, если заявление окажется необоснованной. Причина этого заключается в том, что английское право всегда давало тем, кто размещает рекламные объявления, определенную свободу в формулировке заявлений, в которых они оказывают товар.

Маловероятно, что это может вызвать серьезные трудности, когда речь идет о большинстве контрактов. Никто на самом деле не верит, что "СУДС" моет чище "или когда человек пьет тот или иной сорт пива, то приобретает сверхъестественные способности. Однако, если заявление сделано конкретно (например, как в деле" Карболик Смоук Болл Ко ") , рекламные Заявления могут рассматриваться как договорные обещания или утверждения.

Простые утверждение

Часто одна сторона делает заявление (устное или письменное) с целью побудить другую сторону заключить с ней контракт. В таком случае, если только заявление не является "дутой" рекламой, можно предположить, что заявление становится условием контракта. Однако это необязательно будет так. Заявление может быть простым утверждением. Простое утверждение, которое окажется фальшивым, называется введением в заблуждение.

Часто трудно решить, является ли заявление договорной условием, или это простое утверждение. Однако сделать это необходимо, потому что принципы, на основе которых избирается средство судебной защиты при нарушении договора, отличаются от тех, которые суд применяет, определяя средство защиты при введении в заблуждение. Средство судебной защиты при нарушении контракта зависит или от серьезности нарушения, или от важности затронутой условия, и ответственность за это прямая (то есть она возникает независимо от того, допустила другая сторона какой-то ошибки). С другой стороны, средство судебной защиты при введении в заблуждение зависит от состояния мыслей заявителя в момент, когда он сделал свое заявление. И хотя сейчас эти два подхода могут дать практически один и тот же результат, так бывает не всегда. (См., Напр., Дело Оскар Чесс против Уильямс (1957 г..), В которой В. сделала фальшивую заявление о возрасте машины, которую она продала истцу. Если бы заявление В. о возрасте машины была расценена как договорная условие, истец должен право на возмещение убытков. Но было принято решение, что это было простое утверждение, и истец не получил никакого средства судебной защиты вообще. Заметьте, что несмотря на то, что закон о введении в заблуждение по времени этого дела претерпел изменения, если бы это дело слушали сегодня , ее результат

был бы, скорее всего, таким же. Учтите также, что, рассматривая возмещения убытков при введении в заблуждение, присуждаемого на основе деликта, суд руководствуется другими принципами, чем приговаривая возмещения убытков при нарушении контракта.)

Более того, хотя утверждение о будущих намерениях может равняться договорной условии, оно не может считаться введенным в заблуждение, если заявитель изменил свое мнение после того, как сделал заявление. В таком случае опять-таки для того, кому сделали заявление, выгоднее, если это заявление будет признано договорной условием.

Разграничение простых утверждений и договорных условий

Разница между ними заключается в мысли суда, которое он, взглянув на дело объективно, будет относительно намерений сторон. Суд должен решить, имело сторона сделала заявление, намерение дать договорную обещание (см. Дело Хейлбат Саймонс против Баклтона (1913 гг.)). В этом деле апеллянты, которые были торговцами каучуком в Лондоне, подписались на значительное количество акций компании "Филисока Раббер энд Продьюс Эстейтс". Они дали указание Дж. (Менеджеру их ливерпульской филиала) получить формы заявлений на акции в Ливерпуле. Дж. В разговоре с В. вспомнил название компании. Впоследствии Б. позвонил Дж. Из конторы В. и сказал: "Я так понял, что вы покупаете каучуковую компанию", - на что Дж. Ответил "да". Тогда Б. спросил Дж., Имеет ли он какие-либо проспекты. Дж. Сказал, что нет. На это Б. спросил, все ли с ней в порядке. Дж. Ответил: "Мы S покупаем". Б. сказал: "Для меня этого вполне достаточно". После этого Б. приобрел большое количество акций компании.

Некоторое время акции продавались по цене выше номинала, но когда выяснилось, что на плантации, которая согласно проспекту будто принадлежала компании "Филосола, не хватает каучуконосных деревьев, цена на акции упала. Б. подал иск с обвинением в умышленном введении в заблуждение , заявив, что существенным условием договора было то, что общество является каучуковой компанией, а на самом деле оно не бывало. Дело рассматривалось жюри, которое постановило, что никакого введения в заблуждение не было. Однако оно приняло решение, что компания действительно нельзя описывать как каучуковую и апеллянты Дж. дали договорную обещание в том смысле, что это была каучуковая компания. Таким образом, судья приговорил Б. возмещения убытков за нарушение контракта. Палата лордов приняла решение, что заявление о том, что компания была каучуковой, не содержала намерен , что это должно быть договорная обещание. Б. главным образом интересовался, с компанией "все в порядке", а не тем, каучуковая это компания или нет. Требование Б. о возмещении убытков было отклонено.

Есть определенные факторы, которые применяются судами для выяснения намерений сторон.

1. Делается предположение, что документ, который выглядит как завершенный контракт, на самом деле контракту в целом.

Это следует из правила об исключении устных доказательств. Согласно этому правилу доказательства, дополняют, изменяют документ противоречат ему, не принимаются во внимание. Поэтому устные заявления, не внесенные в документ, будут рассматриваться преимущественно как утверждение, а не как договорные условия.

Например, в деле Вайттингтон против Села Хейна (в 1900 г..) Компанию, которая занимается выращиванием первосортной птицы, побудили взять в аренду участок земли на основании устного заявления о том, что земля в надлежащем санитарном состоянии. На самом деле там необходимо было выполнить большой объем работ по организации стока. Истец подал иск, требуя возмещения убытков за нарушение контракта и его аннулирования на основании введения в заблуждение. Истцу присудили право аннулировать контракт на основании введения в заблуждение, но не возмещение ущерба за нарушение контракта.

В деле Рутледж против Маккея (1954) мотоцикл был впервые зарегистрирован 17 октября 1930 Один из владельцев значительно модернизировал машину так, что она во многих отношениях выглядела как поздняя модель, и сумел получить новый технический паспорт с датой регистрации 9 сентября 1941 г. . Нынешний продавец приобрел машину после того, как это произошло, и не нес никакой ответственности за неправильную запись даты регистрации в журнале учета. 23 октября 1943 продавец в ответ на вопрос потенциального покупателя (истца) сказал, что мотоцикл зарегистрировано в конце 1941 или в 1942 30 октября продавец и истец заключили контракт продажи и подписали меморандум о взаимопонимании, в котором не была указана дата регистрации . Покупатель выяснил истинную дату и подал иск на продавца за нарушение контракта. Решение: заявление о дате регистрации была простым утверждением, а не договорной условием. Поскольку в то время не было предусмотрено средства судебной защиты при непреднамеренном введении в заблуждение, истец проиграл дело.

Однако суды стремились обойти это правило, чтобы в определенных ситуациях иметь возможность осуществить правосудие. Они делали это двумя путями.

А. Суд принимает, что письменный документ не представляет всего контракта, то есть контракт составляется как с письменного документа, так и из устных утверждений.

Пример применения этого подхода можно найти в деле "Квикмейд Рентал Сервисис" против Pica, "Таймс" (22 апреля 1970 p.). В этом деле агент по продаже фирмы "Квикмейд" убедил п. Pica подписать контракт аренды автомата для продажи напитков, который предполагалось установить перед входом в авторемонтной мастерской п. Pica, размещенной на пути ко многим другим мастерских. Чтобы развеять опасения п. Pica по конкуренции со стороны автоматов, установленных у других мастерских, агент по продаже пообещал п. Рису, что ни один другой автомат не будет установлен на той же дороге. П. Рос был разочарован, когда узнал, что через три месяца после этого обещания у другой мастерской на той же дороге был установлен еще один автомат, даже больше, - то автомат был установлен в удобном месте. Из-за этого, а также поскольку он имел проблемы со своим автоматом, п. Рис перестал вносить арендную плату. Компания подала иск на п. Pica, заявив, что обещание не устанавливать другие автоматы ни была условием контракта. (Это не было также и введением в заблуждение, поскольку согласно широко раскритикованным правовым казусом заявление о будущих намерениях не может быть введенным в заблуждение, разве что можно доказать, что в момент, когда она была сделана, заявитель не имел такого намерения.) Апелляционный суд постановил, что утверждение о не установление других автоматов на той же дороге было условием контракта, несмотря на то, что ее не было внесено в письменное соглашение об аренде. Более того, это условие было существенным условием договора, и нарушение этого условия предоставляет п. Рису право отменить контракт.

В деле "Волкер Проперти Инвестментс" против Волкера (в 1947 г..) Ответчик нанял у истцов квартиру. Во время переговоров он сказал, что если бы он снял квартиру, то пользовался также двумя комнатами в цокольном этаже, а также садом. Это было согласовано устно, а в соглашении об этом упомянуто не было. Решение Апелляционного суда: соглашение найма и устная договоренность должны рассматриваться как одно целое, и составляет полный контракт.

Б. Суд может постановить, что устное соглашение составляет отдельный дополнительный контракт (т.е. контракт, который дополняет письменное соглашение). Это альтернативный метод достижения того же эффекта, как и при указанном выше подходе а), более того, при таком подходе меньше нарушаются правила, определенные договорным правом.

В деле Где Лассаль против Гилфорда (в 1901 г..) Истец нанял дом ответчика. Во время переговоров истец сказал, что не приступит к выполнению соглашения пока ответчик заверит его, что канализация в порядке. Ответчик заверил истца в этом, после чего истец начал аренду. В соглашении аренды не было никакого упоминания о канализации, которая на самом деле была не в порядке. Истец подал иск в суд за нарушение контракта. Решение: устное утверждение о канализации было отдельным вспомогательным контракту, которым ответчик давал понять истцу: "Я обещаю привести в порядок канализацию, чтобы он в обмен на это подписал арендное соглашение". Истец имел право на возмещение убытков за нарушение ответчиком дополнительного контракта.

В деле Коучмен против Хилла (в 1947 г..) На аукцион была выставлена телка, которая принадлежала ответчику. В каталоге о животных отмечалось, что она "скрылась". Истец попросил у аукционистов и владельца подтвердить, что телка "непокрытая", и когда они это сделали, истец приобрел эту телку. На самом деле она не была "непокрытой", и вскоре после этого погиб от того, что носила теленок в слишком молодом возрасте. Решение Апелляционного суда: либо там был дополнительный контракт с обещанием, что телка "непокрытая", или документы составляли только часть контракта, и к ним можно было добавить устные заявления, чтобы получить полный контракт.

2. Если утверждение существенно опережает контракт во времени, то, как правило, его трактовать как утверждение, а не как договорную условие.

В деле Хопкинс против Тенкерея (1854) заявление, сделанное за день до аукциона, было признано простым утверждением, а не договорной условием. Более того, суд должен мнение, что если бы заявление считалась договорной условием, то это дало бы истцу преимущество перед другими участниками аукциона. В делах Коучмен против Хилла и Харлин против Эдди (1951 г..) Соответствующие заявления были сделаны незадолго перед заключением контракта. Дело Харлинг против Эдди - это еще одна аукционная дело, в котором появление перед участниками аукциона телки, которая выглядела больной, ни у кого не вызвала интереса. Никто не торговался за нее. Тогда владелец сказал, что с ней все в порядке и он полностью за это ручается. Истец приобрел ее, а через три месяца она умерла от туберкулеза. Истец подал в суд за нарушение контракта. Проблемой для истца был пункт 12 напечатанных условий продажи, в котором предполагалось, что ни одно животное не продавалась с "гарантией", разве что за счет покупателя. Тем не менее Апелляционный суд принял решение, что заявление, сделанное во время аукциона, является договорной условием.

В упомянутой выше делу Рутледж против Маккея дополнительным основанием для того, чтобы заявление ответчика о годе изготовления мотоцикла считать простое утверждение, было то, что она сделана за неделю до заключения контракта. Однако в ирландской деле Ска-вел против Риди (1913 гг.) (Дело рассматривалось Палатой лордов) от заявления до заключения контракта прошло три недели, однако заявление было признано частью контракта.

3. Если заявление было сделано кем-то, кто не имеет специальных знаний, поэтому, кто такие знания имеет, то такое заявление, как правило, не трактуют как договорную условие.

В деле Оскар Чесс против Уильямс (1957 г..) Ответчица обменяла с доплатой новый автомобиль "Хиллман Минкс" на подержанный "Моррис". В техническом паспорте "Моррис" в графе "год изготовления" было записано один тысячу девятьсот сорок восемь p., И ответчица подтвердила это. Поэтому истец дал ей доплату в сумме 290 фунтов стерлингов. Через 8 месяцев истец выяснил, что на самом деле "Моррис" изготовили не в +1948 p., А в 1939 г.. (Спецификация модели не изменилась за годы оккупации из-за войны). Технический паспорт был намеренно подделаны, очевидно, предыдущим владельцем. Поэтому доплата должна была составить всего 175 фунтов стерлингов. Истец требовал через суд возмещения убытков в сумме 115 фунтов стерлингов - разницу между суммой, которую он заплатил госпожа В., и настоящей цене "Моррис". Заявление о годе изготовления "Моррис" была сделана одновременно с достижением соглашения о новом "Хиллман". В письменной форме ничего не было. Поэтому, на первый взгляд, все говорило в пользу истца. И именно так решил дело судья окружного суда. Однако его решение было отменено Апелляционным судом, который признал решающим фактором то, что заявление было сделано лицом-неспециалиста, которой не хватало специальных знаний о машинах, лицу, которое было автомобильным специалистом. Таким образом, истец не имел права на возмещение убытков в связи с нарушением контракта.

4. Если, с другой стороны, заявление сделала лицо, обладающее специальными знаниями, лицу, таких знаний нет, то такое заявление, как правило, будет трактоваться как договорная условие.

В деле "Дик Бентли Продакшнс" против Харольда Смита (1965 г..) Бентли попросил Смита найти ему надежный автомобиль "бентли". Смит сказал, что такую машину и она прошла только 20 тыс. Миль после замены двигателя и коробки скоростей. Бентли проехался ней немного и купил машину. На самом же деле она прошла после замены двигателя и коробки скоростей 100 тыс. Миль и была в неудовлетворительном состоянии. Решение: заявление ответчика была договорной условием. Вот как высказался лорд-судья Деннинг:

"Здесь мы имеем дело с дилером господином Смитом, который был в состоянии знать или, по крайней мере, выяснить историю машины. Он мог получить эти данные в письменной форме производителей".

Создается впечатление, что лорд-судья Салмон вынес свое решение, исходя из концепции дополнительного контракта. Однако понятно, что лучше осведомленность ответчика была решающим фактором того, что заявление о двигатель и коробку скоростей было признано договорной условием.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее