Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Право

Закон о несправедливых условиях контрактов (ЗНУК) 1977 и другие нормы уставного и общего права, регулирующие применение условий об освобождении от ответственности

Договорная условие об освобождении от ответственности - это условие, с помощью которой одна из сторон стремится исключить или ограничить свою ответственность.

Такие условия могут применяться с такой целью:

1) чтобы заранее определять, какая из сторон будет нести риски в случае возникновения определенных возможных случаев (и, возможно, для того, чтобы застраховаться на такой случай)

2) чтобы пользоваться (а порой и злоупотреблять) преобладающей экономической "властью" поставщика товаров или услуг на «властью» потребителя товаров или услуг.

Первая цель является законным и действительно нужном средством распределения рисков в контрактах между бизнесменами. Однако использование условий об освобождении от ответственности для второй цели, слишком по отношению к потребителям (особенно активно их применяли члены союзов автомобилистов) испортило репутацию самой концепции условий об освобождении от ответственности, в результате чего использование их для сомнительных с точки зрения морали целей затмило их законное применение.

Самое законодательный контроль применения таких договорных условий введен Законом о несправедливых условиях контрактов +1977 p., Хотя Постановление о несправедливых условиях в потребительских контрактах тысяче девятьсот девяносто четыре p., Которую мы рассмотрим ниже, обеспечивает, как кажется, более полный защиту от применения нечестных договорных условий в случае, если жалобщик является потребителем. Согласно положениям этого закона, определенные условия об освобождении от ответственности не имеют силы. Это означает, что они не могут быть включены в контракт по закону. Таким образом, если ясно, что условие является недействительным, то нет необходимости рассматривать или внесена она контракту. Однако большинство условий об освобождении от ответственности в сделках между предприятиями не является недействительными, а должны отвечать требованию оправданности. В таком случае (и в небольшом количестве случаев связанных с бизнесом условий освобождения от обязательства, не регулируются этим законом) первое требование к условию заключается в том, что она должна быть внесена в контракт, о котором идет речь. Если условие рассматриваемого в контракте отсутствует, то не имеет значения, оправдана она или нет - она не имеет обязывающей силы!

(Примечание: ряд, дел, которые мы рассмотрим в связи с вопросом о том, внесена условие к контракту, если исходить из их фактов, должны сейчас другой результат. Однако эти дела и теперь остаются действительным источником права, когда речь идет о принципы внесения условий в договор.)

Анализируя условия об освобождении от ответственности, мы рассмотрим два вопроса.

1) Когда условие об освобождении от обязательства включается в контракт?

2) Как можно лишить силы условие об освобождении от ответственности, которая, как представляется, является действительной?

Включение в контракт

Чтобы быть действительной, условие об освобождении от ответственности, должна быть признана частью контракта, рассматривается.

Есть два метода включения условия об освобождении от ответственности контракту:

1) с помощью подписи;

2) с помощью доведения ее к сведению.

Подпись

Лицо, которое подписывает договорной документ, является связанной его условиями независимо от того, прочитала она его или нет, а если прочитала, то поняла или нет. В деле Лестрендж против Грокоба (1934 год.) Л. подписала договор купли-продажи о приобретении автомата для торговли сигаретами. Соглашение было напечатана на коричневом бумаге, причем отдельные условия - очень мелким шрифтом. Одна из них такова: "Любые существенные условие, положения или оговорки, высказанные или невысказанные, уставные или другие, если они не записаны в этой сделке, считаются внесенными в нее". Через несколько дней сигареты в автомате начали застревать, и он вышел из строя. Л. подала иск, требуя возмещения части закупочной цены, которую она внесла. Она заявила, что не считает себя связанной условием освобождение от ответственности, поскольку она ее не прочитала. Решение: факт подписания им документа означает, что она является связанной его условиями.

(Примечание: если бы это дело слушали сегодня, условие об освобождении от ответственности должна, согласно Закону о несправедливых условиях контрактов, быть проверенной на соответствие критериям оправданности. Одним из таких критериев, какой суд должен принять во внимание, рассматривая вопрос о том, оправданной является условие об освобождении от ответственности "или клиент знал или имел основания знать о существовании и действие данного условия". Вполне возможно, условие рассматриваемого не прошла бы испытания на оправданность уже по одному только этому критерию.)

Иногда человека можно обманом или через искажение фактов побудить к подписанию контракта, содержащий условия об освобождении от ответственности. В таком случае факт введения в заблуждение преобладает условие об освобождении от ответственности. В деле Кертис против "Кемикал Клининг" (1951 г..) Истица сдала белую атласную свадебное платье в химчистку ответчика. Приемщица попросила ее подписать бумагу, который назывался "квитанция". В нем содержался следующий пункт: "Компания не несет ответственности за повреждение любого происхождения". Она спросила, какую силу имеет этот документ, и ей сказали, что он освобождает компанию от ответственности за определенные виды повреждений, в данном случае повреждений бусин и блесток на ее платье. Истица подписала документ, не прочитав его. Платье вернули с пятном. Истица подала иск в суд с требованием возместить убытки. Ответчики не могли объяснить, откуда взялась пятно, но настаивали на своей условии об освобождении от ответственности. Решение: приемщица, хотя и бессознательно, исказила содержание условия об освобождении от ответственности. Поэтому компания не имела права настаивать на условии об освобождении его от ответственности.

Доведение до сведения

Часто условие об освобождении от ответственности напечатана на документе, который один человек просто вручает другой или направляет по почте, когда контракт заключен. В одном из этих случаев лицо, в отношении которого это условие действует негативно, не подписывала ни одного документа. Если условие действительно довели до сведения другой стороны, то трудностей, как правило, не возникает. В таком случае условие будет считаться внесенным в контракт, если суд придет к выводу, что о ее существовании сторону, в отношении которого это условие действует негативно, должным образом проинформировали. Такое сообщение называется "кажущимся уведомлением".

Решая вопрос, имело ли место надлежащее оповещение, суды преимущественно принимают во внимание один или несколько факторов.

1. Шаги, предпринятые для доведения до сведения другой стороны.

Условие об освобождении от ответственности действует только в случае, если были сделаны шаги для доказательства факта ее существования до сведения другой стороны. Если утверждается, что условие является частью контракта, то уведомление, в которой она содержится, должно быть частью контракта. Если условие содержится в документе, то возникает вопрос, этот документ является частью контракта. Если при объективном взгляде на документ можно сделать вывод, что имелось в виду, что этот документ будет частью контракта, то именно так его и трактовать. Трудности возникали преимущественно в так называемых билетных делах, но потенциально проблема имеет гораздо более широкий диапазон. Например, по делу "Дэвис Контракторс" против совета округа Феехем (1956) встал вопрос, есть определенные условия (которые по сути являются условиями об освобождении от ответственности) в письме, прикрепленном к тендерной заявке, частью заключенного в конечном итоге контракта, который указанных условий не содержит. Суд дал отрицательный ответ, определив, что письмо не было частью контракта.

Об условиях об освобождении от ответственности, содержащиеся в билетах, лорд Ход сон в своих речи на процессе Маккатчеон против Макбрайна (1964 г.) Одобрил следующие три вопроса, поставленные в деле Паркер против "Саут Истерн Рейлвей Ко» (1877 p.), как такие, что позволяют установить, есть ли билет договорным документом:

а) знал пассажир о том, что на билете то написано;

б) знал, что билет содержит условия или ссылки на условия;

в) сделала железнодорожная компания все, что предстояло сделать, чтобы довести до сведения будущих пассажиров факт существования условий и где с ними можно

ознакомиться (т.е. где можно найти условия, если их не напечатано на билете)?

Прецедентом считается дело Чеплтон против совета округа Барри (1940 p.). Истец хотел взять напрокат два шезлонги на палубе. Он подошел в состав шезлонгов, которые принадлежали ответчикам. В глубине состава виднелась надпись: "Прокат шезлонгов - 2 пенни С часа". Согласно объявлению те, кто хотел взять напрокат шезлонг, должны были приобрести билет в приставленной лица и хранить его на случай контроля. На обратной стороне билета было напечатано: "Рада не несет ответственности за несчастные случаи или повреждения, связанные с прокатом шезлонгов". Истец взял два шезлонга, ему дали два билета, которые он положил в карман не читая. Когда истец садился на один из шезлонгов, то сложился, и он получил ранения. Ч. подал иск, требуя возмещения убытков. В свою защиту представители совета заявили, что они полагались на условие об освобождении от ответственности на обороте билета, выданного истцу. Решение: истец не был связан условием об освобождении от ответственности. В объявлении ответчиков не содержалось ни одного упоминания об ограничении их ответственности, и было неуместным сообщать о таких условиях с помощью документа, который был не чем иным, как простой квитанции.

Однако не существует такой нормы закона, которая бы предусматривала, что билеты всегда есть только квитанции, а не договорными документами. И в современных условиях предпринимательской деятельности, когда хорошо известно, что билеты нередко содержат условия, так же не исключено и то, что билет будет трактоваться как договорный документ. В деле Мендельсон против Норманда (1970 г..) Истец часто оставлял свою машину в мастерской ответчиков. Ему всегда выдавали квитанцию, в которой было указано, что компания "не несет ответственности за любые потери или повреждения, которые несут транспортное средство, аксессуары или содержание с каким-либо причинам". Апелляционный суд постановил, что квитанция была договорным документом, поскольку истец принял его без возражений, должно считаться, что он согласился с его условиями. (Однако условие об освобождении от ответственности была признана недействительной по иным основаниям.)

В деле Торнтон против "Шу Лейн Паркинг" (1971.) Истец подъехал ко входу в многоэтажной стоянки ответчика. Он никогда не был там раньше. У входа была вывеска: «Все машины пар куются на риск их владельцев". Кроме того, там приводилась подробная информация о стоимости парковки. Когда истец въехал внутрь, свет сменился с красного на зеленый, и автомат выдал ему билет. На билете было указано время, когда истец въехал на стоянку, а также написано, что билет действует на условиях, указанных внутри помещения. Эти условия были написаны на плакатах, размещенных на определенных расстояниях друг от друга в центре стоянки. Одно из условий предусматривала освобождение ответчиков от ответственности за причинение личного вреда клиентам по любым причинам. Истец видел, что на билете напечатано время, он заметил также, что там были еще какие-то слова, но не прочитал их. Истец получил ранения, частично из-за собственной неосторожности, а частично из-за халатности ответчиков. Он подал иск, требуя возмещения убытков. Ответчики утверждали, что они полагались на условие об освобождении от ответственности. Решение Апелляционного суда, высказанное лордом-судьей Мего и сэром Гордоном Виллмером: ответчики не сделали всего, что предстояло сделать, чтобы довести до сведения истца условие об освобождении от ответственности перед тем или во время того, как был заключен контракт. (Председатель Апелляционного суда лорд-судья Деннинг установил, что билет появился слишком поздно в ходе операции, чтобы его можно было рассматривать как часть контракта.)

Противоположной является дело Томпсон против "LMS" (1930 г.). В этом деле истица была неграмотной. Она дала своей племяннице мес Альдкрофт (которую суд признал ее агентом в деле приобретения билета) деньги, чтобы та приобрела для нее билет на экскурсию из Манчестера в Дарв. На лицевой стороне билета было напечатано: "Экскурсия. Об условиях читай на обороте". На обороте были слова: "Действует на условиях и в соответствии с правилами, содержащимися в раскладах компании, ее объявлениях, экскурсионных и других программах". В экскурсионной программе была ссылка на условия, указанные в раскладах железнодорожной компании, которые предполагали, что владельцы экскурсионных билетов не имеют права подавать в суд на железнодорожную компанию в случае любого ранения с каким-либо причинам. Исходя из вагона в Дарвене, истица поскользнулась и поранился, когда поезд остановился перед местом, где начинается платформа. Она подала иск, требуя возмещения убытков. Железнодорожная компания заявила, что использует условие об освобождении от ответственности. Решение: истица была должным образом проинформирована о условие об освобождении от ответственности. Председатель Апелляционного суда лорд Хенвортс отметил, что тот факт, что истица была не в состоянии читать, ни о чем не говорит (не считая уровень образованности в стране и юридические полномочия по этому вопросу). Отец мес Альдкрофт (который также считался агентом истицы) проверил время отправления поезда, он же конкретно спросил, когда и при каких обстоятельствах те, кто планируют путешествие, могут совершить экскурсию.

В деле "Ричардсон Сримшип Ко" против Роунтри (в 1894 г..) Условие об освобождении от ответственности была напечатана мелким шрифтом, к тому же была малорозбирливою через красную печать на билете. Суд постановил, что п. Роунтри не было связано этой условием, потому что не знала о ее существовании, а компания не смогла должным образом довести ее до сведения.

2. вовремя было доведено до сведения условие об освобождении от ответственности?

Условие об освобождении от ответственности считается внесенной с контрактом, только если она была доведена до сведения перед или во время заключения контракта. Если это было сделано после заключения контракта, условие не будет действительной (разве что будет иметь силу оговорки об обычной практике ведения деловых операций - см. Ниже). Прецедентом здесь считается дело Олле против владельцев гостиницы "Марлборо Корт" (1949 p.). Господин и госпожа А. остановились в отеле. Они заплатили за номер заранее и поднялись в свой номер. На одной из стен было прикреплено объявление: "Владельцы отеля не несут ответственности за потерю или кражу вещей, не переданных управительци на ответственное хранение". Госпожа А. закрыла дверь спальни на замок с "собачкой" и повесила ключи в конторке портье. Когда она отсутствовала, третье лицо взяла ключи и украла некоторые меховые вещи. Госпожа А. подала иск на отель за свои убытки. Решение: объявление появилось слишком поздно, чтобы считаться частью контракта.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее