Когда стороны в явный способ предусматривают случай фрустрации

В общем, если в контракте есть прямо определено условие, что предполагает возникновение определенного события, то, когда такое событие случается, о фрустрацию идти не может. Однако может случиться, что это событие имеет экстремальные форму, чем предполагалось в контракте. В таком случае контракт может быть признан потерпел фрустрации, несмотря на то, что, согласно явной условием контракта, это невозможно.

В деле "Пасифик фосфейт Ко" против "Емпейр Транспорт" (1920 г..) В 1913 г. Был заключен контракт, согласно которому владельцы судна взяли на себя обязательства предоставлять фрахтователям определенные судна ежегодно в период с 1914 по 1918 pp. В контракте было условие, что в случае развязывания войны контракт может быть отложен по желанию любой стороны и передвижной по ее окончании. Однако после начала Первой мировой войны было принято решение, что контракт потерпел фрустрации, а не просто был отсрочен, поскольку условие об отложении исполнения контракта в связи с войной не предусматривала такой широкомасштабной войны с многочисленными дислокационными эффектами.

Продажа и аренда земли

Есть существенные основания полагать, что существует норма права, согласно которой договоры аренды и продажи земли не могут испытывать фрустрации. Причина этого заключается в том, что оба эти типа соглашений шире просто договорные соглашения: они дают арендатору (или покупателю) право на недвижимость. Таким образом, арендованная собственность находится и в дальнейшем на том же месте, хотя арендатор, скажем, и не может там жить. Аналогично, если заключен контракт о продаже дома, но перед ее реализацией дом разрушается, договор не будет признан потерпел фрустрации. Это правило вызывает преимущественно неудобства, а не трудности, поскольку признается, что сразу после обмена контрактами риск такого разрушения переходит на будущего покупателя, и он, как правило, страхуется от рисков пожара и тому подобное.

Показательным примером является дело "Нозерн Эстейтс" против Шле-Зингера (1916 г.). В этом деле лицо, оказалась в положении человека, живущего в стране, которая воюет против ее родины, арендовала квартиру. Она не смогла в ней жить из-за того, что законодательство военного времени запрещало ей это. Решение: соглашение аренды не претерпела фрустрации на том лишь основании, что арендатор не мог лично жить в квартире.

Высокообразованный редактор пособия Чешира и Файфута "Контрактное право" утверждает, что хотя и трудно показать, что продажа или аренда подверглись фрустрации, нет такой нормы права, которая это предполагала. Этот вопрос обсуждался Палатой лордов в связи с делом "Криклвуд Проперти энд Инвестмент Траст" против "Лейтон Инвестмент Траст" (1945 г.). В этом деле в мае 1936 было заключено соглашение об аренде участка для застройки на 99 лет. Согласно этой сделке, Л. предоставил К. в аренду землю, а К. пообещал построить на ней магазины. Он не успел еще начать строительство, когда разразилась Вторая мировая война, и были наложены ограничения на поставки строительных материалов, поэтому он не мог построить магазины, как обещал. Л. подал иск, требуя выплаты арендной платы, как предполагалось арендным соглашением, а К. заявил, что соглашение аренды потерпела фрустрации. Постановление Палаты лордов: сделка аренды не претерпела фрустрации, поскольку период перерыва (то есть с 1939 по 1945 pp.) Не был достаточно длительным по сравнению с общей продолжительностью аренды, чтобы соглашение потерпела фрустрации. Однако в связи с вопросом о том, соглашение аренды вообще может понести фрустрации, в порядке dictum были высказаны противоречивые взгляды. Двое судей считали, что соглашение аренды может понести фрустрации, если, например, какой-то природный катаклизм поглотит собственность, или будет похоронена в морских глубинах, или, если речь идет об аренде под застройку, и впоследствии будет принято законодательный акт, который определит, что эта территория должна навсегда оставаться незастроенной. Однако еще двое судей отрицали, что соглашение аренды может понести фрустрации, а один воздержался от высказывания своей точки зрения на этот вопрос.

Однако все еще остается справедливым положение, каким бы ни было правило, в английском праве нет ни одного примера признания договора аренды или договора продажи земли потерпевшими фрустрации. Возможно, это связано с тем, что не было случая, связанного с арендой или продажей земли, который показался бы суда такой степени драматичным, чтобы оправдать фрустрацию. Действительно, в деле "Хиллингдон Эстейтс" против "Стоунфилд Эстейтс" (1952 г..) Было принято решение, что распоряжение о принудительном отчуждении, наложенное на собственность после заключения контракта продажи, но до его передачи, не является основанием для фрустрации контракта. В деле "Амаль-гейтид Инвестмент" против Джона Уолкера (1976г.) Застройщики заключили контракт о приобретении земли и зданий с целью их сноса и новой застройки участка. Они специально спросили продавцов, не были ли эти дома внесены в перечень Министерства окружающей среды как здания, представляющие особый архитектурный или исторический интерес, поскольку такие здания должны храниться без изменений и в хорошо отремонтированном состоянии, поэтому, конечно, было бы чрезвычайно трудно добиться согласия на их снос. Продавцы ответили, что дома не внесены в этот перечень, но они не знали о намерении Министерства окружающей среды включить их в этот перечень, между тем оно сделало это на следующий день после обмена контрактами на застройку. Цена продажи была 1710000 фунтов стерлингов, однако стоимость земли с домом на ней, внесенным в перечень, составила лишь 210 000 фунтов стерлингов. Покупатели заявили: 1) договор не был недействительным на основании ошибки, поскольку в момент заключения контракта дом не был внесен в перечень; 2) хоть суд был готов предположить, что контракт продажи земли может быть признан потерпел фрустрации в данном случае, договор не был признан в связи с тем, что хоть через внесение дома в список стоимость собственности уменьшилась, однако нельзя сказать, что контракт потерял свою коммерческую основу. Покупатели все еще могли получить разрешение на планирование и реализовать свои первоначальные намерения относительно земли: внесение дома в список просто существенно усложнило эту задачу.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >