Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Право

Средства судебной защиты в случае введения в заблуждение

Средства судебной защиты при введении в заблуждение такие:

1) возмещение убытков;

2) и / или аннулирования контракта.

После вступления в силу Закона о введении в заблуждение 1967 различают четыре типа введения в заблуждение. Средства судебной защиты при каждом из них немного отличаются. Вот эти четыре типа: умышленное, уставное введение в заблуждение, введение в заблуждение из-за халатности и вполне невинное введение в заблуждение.

(Примечание: для принятия Закона 1967 (или по крайней мере к делу Хедлей Байрн против Хеллера) введение в заблуждение из-за халатности и вполне невинное введение в заблуждение не различались. Оба эти типа классифицировались как невинное введения в заблуждение (в отличие от умышленного введения в заблуждение ): этот момент надо иметь в виду, знакомясь с делами, которые рассматривались до вступления закона в силу.)

Возмещение убытков

Возмещение убытков может быть присуждено:

1) по деликт обмана (по намеренного введения в заблуждение)

2) по деликт халатности;

3) на основании статьи 2 (1) Закона о введении в заблуждение 1967 (введение в заблуждение, предусмотрено законом).

(Примечание: возмещение убытков вместо аннулирования контракта может быть присуждено в случае непреднамеренного введения в заблуждение на основании положений статьи 2 (2) Закона 1967 Мы рассмотрим этот момент при освещении вопроса об аннулировании статьи.)

Возмещение убытков за деликт обмана

Возмещение убытков за деликт обмана может быть присуждено, если ложная заявление было сделано умышленно. Умышленное заявление - это заявление:

а) в отношении которого тот, кто делает заявление, знает, что она ложная;

б) или которая делается без убеждение в том, что она соответствует действительности;

в) или которая делается необдуманно, не уделяя внимания тому, правдивая она или нет.

Прецедентной для определения мошенничества дело Дерри против Пика (1889 г..), В которой трамвайная компания имела право, предоставленное ей специальным актом парламента, использовать для движения трамваев силу животных, а с согласия Министерства торговли - механическую силу или силу пара. Дерри и другие были директорами компании. Они выдали проспект, приглашая граждан подписываться на акции компании. В проспекте было указано, что им разрешено приводить трамваи в движение паром, а это ведет к существенной экономии средств компании. Когда директора делали это заявление, они думали, что получение согласия Министерства торговли - простая формальность. Однако в данном случае согласия не дали, компания понесла бы убытки и разочарованные инвесторы подали иск на директоров за мошенничество. Решение: заявление не было сделано умышленно, поскольку директора честно верили, что их заявление соответствует действительности.

(Примечание: право вскоре после этого изменилось с принятием Закона об ответственности директора 1889 (который сейчас является частью Закона о компаниях 1985 p.), Поэтому директорам присудили бы возместить убытки за халатность, связанную с ложными заявлениями в проспекте. Однако это не влияет на общую позицию, согласно которой в случае непреднамеренного введения в заблуждение возмещать убытки не принадлежит.)

Отличие между возмещением убытков при обмане и при нарушении контракта

Согласно общему правилу возмещения убытков при деликте заключается в том, что оно призвано поставить невинную сторону в положение, в котором она была бы, если бы не случился деликт, насколько этого можно достичь с помощью денег. С другой стороны, возмещение убытков при договорных отношениях призвано поставить невинную сторону в положение, в котором она была бы, при условии, что контракт был бы выполнен. Это означает, что если бы невинная сторона заключила потенциально выгодную сделку, ее положение могло бы быть лучшим, если бы введение в заблуждение трактовалось бы как нарушение контракта и возмещения убытков было бы присуждена на договорной основе.

Стоит принять во внимание, что правила удаленности причинной связи возмещения убытков (то есть правила, ограничивающие присуждения возмещения убытков) более щедрыми при деликте обмана, когда подлежат компенсации все прямые убытки, даже непредсказуемы. При нарушении контракта убытки должны или естественно следствием нарушения контракта (то есть они должны быть вероятным результатом нарушения контракта), или быть такими, которые каждая из сторон могла предусмотреть как вероятный следствие нарушения контракта. Таким образом, если, например, возникают убытки, причинно-на-сл ид новый связь которых слишком отдаленный, когда речь идет о данном контракт (например, «муки бессонных ночей", потребность в овердрафту для компенсации вызванных обманом потерь и т.п.), то для безвинной стороны лучше, если ее убытки будут оцениваться как деликт обмана. Например, в деле Дойль против "Олби Айронмонджерс" (1969 г..) Истец должен взять овердрафт в результате умышленного введения его в заблуждение. Было принято, что он имеет право на компенсацию Оведрафт. Однако в деле Пилкингтон против Вуда (1953 г..), В которой у истца возникает необходимость в овердрафту вследствие нарушения контракта, было принято решение, что расходы, связанные с этим, не подлежат компенсации как слишком отдаленные.

(Правило по удаленности причинно-следственной связи, когда речь идет о деликт обмана, также отличается от аналогичного правила при деликте небрежности. В случае небрежности действует требование, компенсации подлежат предполагаемые убытки.)

Пример различий в правилах по удаленности нарушение контракта от последствий и тех, что применяются в случае деликта обмана, можно найти в деле Дойль против "Олби Айронмонджерс" (1969 p.). Истец приобрел предприятие за 4500 фунтов стерлингов и заплатил 5000 фунтов стерлингов за резервы. Когда истец начал деятельность, то выяснилось, что он полагался на целый ряд заявлений, которые не соответствуют действительности. В частности, ему сказали, что торговля была на две трети розничной, а на одну треть - оптовой, но вся торговля происходила "через прилавок" (это должно было означать, что нет необходимости в разъездных агентах). Однако он выяснил, что примерно половина торговли была оптовой и для ведения этой торговли ему необходимо нанять разъездных агентов. Д. не мог позволить себе нанять разъездного агента, поскольку он потратил всю наличность на приобретение предприятия и должен прибегнуть к дополнительным заимствованиям. Поэтому вся оптовая торговля была потеряна. В 1964 г.. Истец подал иск, требуя возмещения убытков на основании мошенничества и злого умысла против "Олби (Айронмонджерс) Лтд" и нескольких других компаний группы "Олби".

Судья, принимавший участие в рассмотрении дела, пришел к выводу, что торговля "через прилавок" - это условие контракта. Он решил, что степень возмещения убытков должен составлять разницу между тем, что Д. заплатил за предприятие, и тем, чего предприятие фактически стоило. Приняв решение, что цена, заплаченная за гудвилл, составила 4 тыс. Фунтов стерлингов, судья постановил, что потеря оптовой торговли уменьшила стоимость предприятия примерно на 35-40%, что примерно соответствует 2500 фунтов стерлингов. Таким образом, ущерб был оценен в 1500 фунтов стерлингов. Однако Апелляционный суд принял решение, что база оценки при мошенничестве отличалась от базы оценки при нарушении контракта. Кроме компенсации за уменьшение стоимости предприятия (которую суд определил в сумме 2500 фунтов стерлингов), Д. имел право на компенсацию за напряжение и тревогу, вызванные введением его в заблуждение, а также на покрытие расходов, связанных с выплатой процентов на банковский овердрафт, который он вынужден был взять в результате введения в заблуждение ответчиками. Сумма этой компенсации составляла 3000 фунтов стерлингов, то есть всего - 5500 фунтов стерлингов.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее