Этапы депортации поляков с территории Западной Украины в Казахстан

поляк депортированный война власть

В этом году минуло уже 75 лет с момента массового насильственного переселения поляков в Казахстан. Именно поляки явились первым народом, который подвергся депортации.

Обычно историю выселения и депортации народов, в одночасье ставших неугодными, связывают с войной. Однако такая трактовка не раскрывает сути проблемы. Ибо выселение людей различных классов, социальных групп и сословий, национальных меньшинств и этнических групп практиковалось еще задолго до войны. В 20-30-е годы из центральных районов СССР в массовом порядке под конвоем были выдворены в Казахстан, Урал, Среднюю Азию, Сибирь и на Дальний Восток представители так называемого свергнутого класса, высшего сословия, духовенства, а также зажиточные крестьяне, лишение своего добра в ходе насильственной коллективизации. В предвоенные годы под разными предлогами были сняты с мест постоянного проживания корейцы, персы-иранцы, курды, поляки и многие другие. С началом Второй мировой войны последовала депортация «нежелательных элементов» из Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии, Бессарабии. Если в предвоенные годы это отчасти объяснялось необходимостью укрепления безопасности государства, то в период войны депортации подверглись целые народы, обладавшие национально-территориальной автономией. Однако достаточных оснований к применению депортации к целым народам, как показывает ознакомление с материалами, не было и нет. Ссылки на массовые изменнические действия со стороны этих народов несостоятельны, ибо если такие действия и имели место, то их совершали только некоторые представители данных народов. Народ в целом правонарушителем, а тем более преступником, быть не может.

Депортации подверглись следующие народы: корейцы, немцы, карачаевцы, балкарцы, калмыки, ингуши и чеченцы, крымские татары, турки, греки, иранцы, финны, евреи и поляки.

Основными причинами к насильственному переселению целых народов в 30-40 годы, судя по имеющимся документам, были, во-первых, наказание, отместка за предательство отдельных лиц и групп этих народов во время оккупации; во-вторых, переселение использовалось и как превентивная мера - за возможное предательство, а по сути, за принадлежность к национальности с зарубежными соплеменниками с которыми ведется или может вестись война [4, с. 59].

Одним из первых народов, подвергшихся депортации, были поляки, проживавшие в Западной Украине. До начала второй мировой войны руководство Советского Союза считало Польшу потенциальным врагом, с территории которой ведется подрывная деятельность против СССР. Собственные приграничные территории также рассматривались НКВД СССР как благоприятная среда для формирования шпионских баз, поэтому судьба поляков, проживавших на ее территории, во многом была предопределена, их ожидала депортация.

Таким образом, насильственному переселению в какой-то мере способствовали доводы советского правительства о политической неблагонадежности лиц, проживающих в приграничных районах и боязнь предательства с их стороны.

Но нельзя забывать о той ситуации, которая царила в казахской степи после коллективизации и голода 1930-1932 годов, за это время потери от голода, эпидемий и других лишений составили - 1 млн. 750 тыс. казахов или 40% населения аула [12, с. 98]. В сложившейся обстановке наблюдается недостаток рабочих рук, и именно поэтому поляки были депортированы в Северный Казахстан для создания поселков, развития сельского хозяйства и промышленности.

Депортация почти всегда велась по отработанной схеме: внезапное ночное оцепление селений, и быстрая погрузка в эшелоны; поезда обычно продвигались скрытно, не останавливаясь на больших станциях. В печати сообщалось о «зловредности» того или иного народа, об исторической необходимости сменить его место жительства во имя его же будущего.

Депортация поляков проходила в два этапа. Первый этап был в 1936 году, тогда прибывшие назывались «переселенцами с Украины», национальный состав представлял собой следующее: поляков - 75,7%, немцев - 23,4%, украинцев - 0,8 и прочих - 0,1% [15, с. 38], а также «кулаки», независимо от национальности, а второй этап приходится на начало Великой Отечественной войны в 1940-1941 годы. В отличие от истории национальных депортаций второго этапа, предвоенные переселения хотя и готовились под грифом «совершенно секретно», предусматривали некоторую предварительную информацию для выселявшихся, им предоставлялась возможность реализации имущества в 10-дневный срок [6, с. 45]. Первая волна переселения в Северный Казахстан завершилась довольно быстро. Совнарком страны 28 апреля 1936 года принял секретное решение №776/120 «О выселении из Украинской ССР и хозяйственном устройстве переселенцев в Карагандинской области Казахской ССР», в середине лета 1936 года председатель Северо-Казахстанского облисполкома докладывал председателю СНК В. Молотову о выполнении решения и размещении в области 15 тысяч польских хозяйств [10, с. 18].

С момента принятия решения о выселении из УССР в республике началась подготовительная работа, о чем свидетельствует Докладная записка о плане жилищного и хозяйственно-бытового устройства переселенцев из УССР в Карагандинскую область Казахской АССР [10, с. 54]. По этому плану поляки, выселяемые из УССР, прибывали в Казахстан в две волны. Переселенцев первой волны предполагалось временно расселить в клубах, школах, бараках и задействовать на строительстве жилья для переселенцев, второго этапа. На одного человека предусматривалось жилье в два квадратных метра. В плане было предусмотрено, что имеющийся в наличии скот можно будет взять с собой, для этого предусматривалась перевозка имеющегося скота по железной дороге по льготному воинскому тарифу. Это был практически единственный случай, когда депортируемым разрешалось с собой забирать скот. Однако реализация этого пункта осуществлялась с большими препятствиями, что было связано с тем, что органы НКВД не желали заниматься этой технической стороной и прибегали к дезориентированию переселенцев.

О ходе подготовительных мероприятий 28 мая 1936 года Наркому НКВД Г.Г. Ягоде докладывал Начальник ГУЛАГа М.Д. Берман. В своем донесении он давал подробный ход проводимых мероприятий по отводу земель для поселков, изысканию воды, работе соответствующих организаций, которые были задействованы в приеме переселенцев. Первые переселенцы прибыли 10 июня на станцию Таинча Омской железной дороги численностью 2142 семьи - 10479 человек, в том числе мужчин - 2762, женщин - 3054, детей - 4663 человек [14, с. 61]. Прием оставшейся части переселенцев первого эшелона закончился к 25 июня. «Всего было принято 5535 семей - 26778 человек, в том числе 6964 мужчин, 7517 женщин и 12297 детей до 16 лет [14, с. 63]. Как показывают эти данные, численный состав семей переселенцев заметно превышал предполагаемый, что должно было отразиться на всех тех планах, которые были заложены первоначально.

Прибывшие переселенцы сразу включались в процесс запланированного строительства. Однако строительство домов тормозилось, предусмотренные государством стройматериалы не доходили до Казахстана. Запланированный НКВД ход переселения в два этапа также осложнял процесс расселения, так как вторая часть переселенцев, прибывавшая осенью, не могла повлиять на ход строительства. В сложившейся ситуации часть переселенцев могла остаться без жилья, практически под открытым небом. Центральные органы власти были в неведении, сколько людей они переселяют, а местные власти были не готовы к приему и расселению такого количества переселенцев. В то же время органы НКВД, уполномоченные проводить эту депортацию, за основу брали решение государственных проблем, не задумываясь о судьбах тысяч людей, очевидным было и то, что коэффициент семейности ими в учет особо не брался.

Второй эшелон переселяемых польских и немецких семей начал прибывать в сентябре 1936 года: «переселено всего: 15000 семейств - 69283 человек. Из них расселено в Северном Казахстане 14 015 хозяйств - 64 319 человек, в Южном Казахстане 985 семейств - 4964 человек» [14, с. 69-70].

Таким образом, новая волна репрессированных поляков оказалась в Казахстане в 1936 году из-за политики советского государства, которое таким способом стремилось обезопасить свои границы. При этом юридически это выселение никак не обосновывалось, не было какого-либо официального обвинения, достаточным критерием для депортации оказалась национальность этих людей и проживание в приграничной полосе. Переселение поляков рассматривалось тоталитарным государством не только как мера по очистке границы, но и как удачное решение проблем трудовых ресурсов для Казахстана. Брошенные на казахской земле, они вынуждены были испытывать голод, отсутствие жилья и других естественных нужд, возникших из-за произвола центральных и местных органов власти. В республике они оказались под жестким контролем НКВД, и за ними на долгие годы был закреплен статус спецпереселенцев, со всеми вытекающими последствиями.

Для поляков, депортированных в 1936 году из Западной Украины режим спецпоселения сохранялся и после завершения Великой Отечественной войны, когда, казалось боязнь «шпионской деятельности» со стороны переселенцев отошла на задний план. Жесткий режим спецпоселений стал облегчаться с начала 1950-х годов, а после выхода Постановления Совета Министров СССР от 17 января 1956 года №62-41 поляки получили освобождение. Как и немцам, в этом постановлении им объявлялось, что они не имеют права возвращаться в прежние места жительства, и освобождение не влечет за собой возвращения конфискованного имущества [10, с 93-94].

Как отмечалось выше, поляки, в основном, попали на территорию Тайыншинского района, который ранее входил в Акмолинскую область, но затем в результате размежевания отошел к Северо-Казахстанской области и в город Кокшетау. Прямой депортации поляков в Бурабайский район не проходило, но волею судеб, в данный момент времени, по данным отдела статистики, в Бурабайском районе проживает тысяча шесть поляков. Район находится на четвертом место по численности поляков в Акмолинской области, уступая только городу Кокшетау, Астраханскому и Шортандинскому районам.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >