Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Право

Офертоодержувач знает, что оферта предназначена не ему

Есть еще одна аналогичная категория дел, которые, однако, не связанные с ошибкой установления личности. Речь идет о принятии предложения, о которой офертоодержувач знал, что вторая сторона не собиралась ее делать. См., Например, дело X ар тог против Колина и Шилдса (1939 p.). Сначала на переговорах о продаже заячьих шкурок обсуждался вариант установки цены за штуку. Шсля того, как было сделано официальное предложение, в ней уже говорилось о цене за фунт (на один фунт приходится несколько штук), хотя она была такой же, как цена за штуку. Неудивительно, что предложение приняли с готовностью. Оферент, поняв свою ошибку, заявил, что контракт необходимо аннулировать. Судья согласился с этим на том основании, что офертоодержувач не мог не знать, что оферент совершил ошибку. Однако понятно, что судья применил термин "ошибка" в том смысле, в котором его употребляют неспециалисты, и причина, почему контракт не был, заключалась в "принятии" офертоодержувачем предложения, которую, как он знал, оферент никогда не намеревался сделать.

Исправление ошибок в документах

Стороны часто заключают устные соглашения, намереваясь впоследствии заключить формальное письменное соглашение на тех же условиях. Иногда письменное согласие не точно отражает предварительную устную договоренность. В таких случаях право может исправить письменный документ так, чтобы он правильно выражал условия, о которых договорились стороны. В деле Джоселин против Ниссен (1970 г..) Истец предложил своей дочери взять на себя руководство его бизнесом по найму автомобилей. В случае принятия этого предложения она должна была платить все расходы, связанные с ведением домашнего хозяйства в доме, в котором они жили вместе. Был заключен формальный контракт, согласно которому ответчица брала на себя руководство делом. Сначала она выполняла неформальную устную договоренность об оплате расходов, связанных с ведением домашнего хозяйства, и впоследствии практически отказалась оплачивать их. Истец возбудил дело, требуя исправления письменного соглашения путем включения в нее обязательства дочери оплачивать счета, связанные с ведением домашнего хозяйства. Ответчица заявила, что не было предварительного соглашения, которое предусматривало бы такое обязательство. Суд отклонил этот аргумент и приказал исправить контракт, связанный с передачей бизнеса по найму автомобилей.

Однако право не исправлять документ, если он представляет собой соглашение, даже если соглашение выходит из неправильного предположения обеих сторон. В деле Роуз против Пима (1953 p.) Г. получил от одного из своих клиентов заказы на "марокканские конские бобы, известные под названием февероли". Г. не знал, что такое февероли и спросил своего поставщика, что это такое и могут ли они их поставить. П. сказал P., февероли - это просто конские бобы и они могут их поставить. Был заключен устный контракт на конские бобы, а когда ного перевели в письменную форму, снова товар - предмет соглашения был описан как "конские бобы". На самом деле было три типа марокканских конских бобов, и февероли - лишь один из них. П. поставил февы на выполнение контракта. Г. стремился исправления письменного соглашения так, чтобы в ней было записано "февероли". Решение: исправление не будет позволено, потому что в письменном соглашении точно записано то, что было обусловлено устно.

Ошибочно подписаны документы

Если сторона ошибочно подписала договорной документ, он может сделать заявление non est factum (это не мой документ), таким образом избежав последствий контракта, при условии что:

а) подписан документ радикально отличается от того, который намеревались подписать;

б) документ подписан не по небрежности.

В таких случаях мы имеем дело со знакомой проблемой: какая из двух невинных сторон пострадать в результате неправильных действий третьего. Типичным сценарием является ситуация, когда мошенник обманом получает подпись безвинной стороны на документе, который позволяет ему получить деньги у третьей стороны на основании документа. Мошенник исчезает с деньгами. Вопрос в том, кто должен нести ответственность - тот, кто подписал документ, или тот, кто полагался на эту подпись. Можно привести такой пример: мошенник получил подпись безвинной стороны на чеке; банк оплачивает чек мошеннику без невнимательности со стороны банка. Кто должен понести потери: банк или невинный владелец счета?

Общее правило английского права состоит в том, что если вы подписываете документ, вы связаны его условиями независимо от того, прочитали вы его или нет. Относительно современный пример можно найти в деле Лестрендж против Грокоба (1934 год.), В которой истица пыталась избежать последствий действия подписанного ею документа на том основании, что, хотя документ был разборчивым, но напечатан очень мелким шрифтом, и она не прочитала. Решение: она была связана документом.

Исключение был установлен в XVI века в деле Торохгуд (одна тысяча пятьсот восемьдесят четыре p.), В которой принято решение, что если неграмотный человек неправильно прочтут документ и она его подпишет, то не будет связанной своей подписью. Торохгуду сказали, что документ имеет целью освободить арендатора земли, которая принадлежала ему, от задолженности по арендной плате. На самом же деле он давал арендатору права на землю, которые предоставляли ему возможность ее продать безвинно третьей стороне. Торохгуд подал иск на возвращение ему земли, сделав заявление "non est factum" - это не мой документ. Решение: заявление достигла цели, и Торохгуд имеет право на возврат ему земли.

Действие исключения было впоследствии расширен в пользу лиц, которые могут читать, но, тем не менее, их обманом заставили подписать документ, который они не собирались подписывать. Однако право не позволяет лицу избежать последствий подписания документа слишком легко, и только в очень редких случаях заявление "non est factum" преуспевает.

Прецедентом является дело Сандерс против житловобудивельногокооперативу "Англиа" (1971 г.). В этом деле госпожа Галле, вдова 78 лет, согласилась оформить подарок за печатью в пользу своего племянника, которому она написала дом в своем завещании, с тем, чтобы он мог получить деньги под залог дома. Дарственная предусматривала условие, что госпожа Галле может оставаться в доме до своей смерти. Дарственную подготовил друг племянника Ли, обремененный большими долгами. В присутствии племянника Ли попросил ее подписать документ. Она сделала это, не прочитав его, потому что именно разбила свои очки. Документ была не дарственной, а документом о передаче Ли его доли в праве владения землей на условиях аренды. На основании этого документа Ли занял деньги в жилищно-строительном кооперативе, а потом не смог их вернуть. Жилищно-строительный кооператив стремился вернуть свое обеспечение, изъяв дом за неуплату. Госпожа Галле заявила, что передача недействительна, потому что это не ее документ. Решение: она не могла избежать последствий своей подписи. Для того, чтобы это сделать, она должна была бы доказать, что:

а) подписанный ею документ радикально отличается от того, который она намеревалась подписать;

б) документ был подписан не по небрежности.

Дарственная, которую госпожа Галле намеревалась подписать, по своей природе не отличалась радикально от передачи, которую она подписала фактически. Кроме того, подписывая документ, она повела себя неосмотрительно, ибо, хотя документ и был полон юридической путаницы, но она могла хотя бы убедиться в том, что названная в документе лицо является тем лицом, в пользу которого она хотела подписать документ.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее