Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow Монархия как форма правления во Франции XIX века

Июльская монархия

Роль и место Июльской монархии в истории Франции не поддаются однозначному истолкованию. Еще современники обличали ее узко буржуазный характер, олигархическую систему власти, антидемократизм и практицизм правящих кругов, преследовавших свои частные интересы в ущерб насущным потребностям общества. Но в последнее время многие историки, не ставя под сомнение недостатки и промахи Июльской монархии, признают ее позитивный вклад в развитие страны. Прежде всего, они видят ее заслугу в том, что она укрепила основы либерального правового государства, развила традиции парламентаризма, а также создала благоприятные условия для подъема крупной индустрии и развертывания промышленной революции.

По своему устройству Июльская монархия имела много общего с режимом Реставрации. В основе ее конституции лежали те же либеральные принципы законности, разделения властей, гражданского эавенства, политической свободы, выборности представительных учреждений, ограниченного избирательного права, которые были провозглашены в «Хартии» 1814 г., принятой во время возвращения Людовика XVIII на королевский трон. Символично, что вопреки многочисленным прецедентам Июльская монархия даже не отменила старую конституцию, ограничившись внесением в нее отдельных поправок.

Однако эти поправки, принятые в условиях революции 1830 г., имели существенный характер. Они свидетельствовали о дальнейшей либерализации режима. Эти поправки восстановили баланс исполнительной и законодательной власти (нарушенный в «Хартии» 1814 г. в пользу исполнительной), а также расширили политические права и свободы граждан. В соответствии с ними король лишался права по своему усмотрению отменять законы или приостанавливать их действие; законодательные палаты (палата депутатов и палата пэров) получили право законодательной инициативы; упразднялась наследственность пэров; отменялась какая-либо цензура печати. Кроме того, из «Хартии» было изъято упоминание о том, что она была «дарована», или «уступлена», подданным королевской властью. Соответственно она приобрела значение договора, заключенного между монархом и народом.

9 августа 1830 г. герцог Орлеанский поклялся соблюдать конституцию и принял титул короля французов под именем Луи-Филиппа. Избрание нового короля, однако, не успокоило страну. Значительная часть деятелей либерального движения согласились на это лишь при условии осуществления им глубоких реформ, расширяющих права и свободы граждан, в частности избирательной реформы

Некоторые из радикально настроенных либералов призывали вообще упразднить монархию. Их отнюдь не убедил аргумент одного из видных орлеанистов, Одилона Барро, что Июльская монархия будет «лучшей из республик». А политический курс, фактически проводимый новым правительством, окончательно их разочаровал.

В начале правления Луи-Филиппа министерский кабинет во главе с известным деятелем либеральной оппозиции время Реставрации банкиром Лаффитом действительно провел важные политические реформы. В 1831 г. был принят муниципальный закон, восстановивший выборность муниципальных советников, которые со времен Наполеона назначались правительством. Вместо королевской гвардии была образована национальная гвардия, членами которой могли стать все граждане, платившие налоги и на свои средства приобретавшие обмундирование. Национальные гвардейцы сами выбирали офицеров; только высшие командиры назначались королем. Тогда же был принят и новый закон о выборах палаты депутатов. Он снизил имущественный ценз для избирателей и кандидатов в палату депутатов соответственно с 300 до 200 фр. и с 1 тыс. до 500 фр. Эта мера приблизительно вдвое (со 100 до 200 тыс.) расширила корпус избирателей. Однако после отставки кабинета Лаффита, последовавшей в том же 1831 г., темп реформ замедлился. Лишь в 1833 г. был принят закон о выборности членов генеральных советов департаментов и окружных советов. К выборам генеральных и окружных советов наряду с цензовыми избирателями были допущены так называемые «таланты», или «способности», т.е. небогатые дипломированные специалисты (врачи, адвокаты, нотариусы), отставные чиновники и пр., а к муниципальным выборам, кроме того, - и гораздо более широкие слои средней и мелкой буржуазии. В результате корпус муниципальных избирателей увеличился до 2,9 млн человек.

Замедление темпа реформ, носивших к тому же весьма ограниченный характер, привело к росту оппозиционных настроений в обществе. В начале 30-х годов возникли тайные общества, народные по составу и республиканские по своим целям, которые пытались силой свергнуть Июльскую монархию. В 1832 и 1834 гг. они организовали восстания в Париже, подавленные правительственными войсками. В 1835-1836 гг. на жизнь короля было совершено несколько покушений. Республиканские лозунги звучали и во время восстания лионских ткачей в 1831 и 1834 гг. Последним в этой серии было республиканское восстание в Париже в 1839г.

Особая трудность для Июльской монархии заключалась в том, что она была вынуждена бороться не только с республиканцами, но и с легитимистами (сторонниками свергнутой династии), а также с бонапартистами. Луи-Филипп принял вызов, брошенный ему противниками трона. Об обрушил на заговорщиков и участников восстаний суровые преследования. Их десятками заключали в тюрьмы, высылали за границу. Полиция и войска применяли порой неоправданную жестокость при подавлении народных волнений. Так, например, 14 апреля 1834 г. в Париже солдаты в отместку за ранение одного из своих офицеров перебили жителей дома № 12 по улице Транснонен. В сентябре 1835 г. правительство добилось издания серии репрессивных законов, которые несколько ограничивали свободу печати и полномочия судов присяжных заседателей, а также передали политические дела в ведение простых уголовных судов, получивших право рассматривать их даже в отсутствие обвиняемых. К концу 30-х годов Июльская монархия сумела отбить прямые атаки ее противников и стабилизировать политическое положение.

К этому времени в основном сложились и своеобразные формы парламентаризма, характерные именно для Июльской монархии. Законодательные палаты, в особенности палата депутатов, приобрели большой вес в политической жизни страны. Им принадлежали законодательная власть, право вводить новые налоги, контрольные функции («Хартия» установила ответственность министров). Поэтому выборы в палату депутатов носили отнюдь не формальный характер, но протекали, как правило, в острой конкурентной борьбе кандидатов. Кабинеты министров, назначавшиеся Луи-Филиппом, действовали с оглядкой на настроения большинства депутатов. Однако обычай формирования министерского кабинета на основе парламентского большинства и его ухода в отставку в случае вотума недоверия палаты в годы Июльской монархии так и не сложился. Вину за это несет сам Луи-Филипп, который не желал уступать палатам номинально принадлежавшие ему властные полномочия, хотя и не стремился к восстановлению королевского абсолютизма.

Правительственная система Луи-Филиппа заключалась в том, чтобы управлять Францией с помощью, а не посредством палат. Он хотел превратить законодательную власть в послушный инструмент своей политики. Добиться этого ему было тем легче, что его непримиримые, бескомпромиссные противники составляли в палатах ничтожное меньшинство (в назначаемой королем палате пэров их практически не было). В 1840 г. антидинастическая оппозиция была представлена в палате депутатов крохотной, в несколько человек, группой республиканцев, которые со времени принятия репрессивных законов в 1835 г. именовались радикалами, и 22 легитимистами. Остальные депутаты принадлежали к различным династическим группировкам. Консервативное орлеанистское большинство, или «правый центр», во главе с Гизо насчитывало 253 депутата. Другие орлеанистские группировки - «третья партия» (Дюпен), «левый центр» (Тьер), «левая династическая» (Одилон Барро) численностью соответственно 22, 43 и 104 депутата - составляли династическую оппозицию. Кроме радикалов и легитимистов, сколько-нибудь четкую политическую альтернативу правительству выдвигала только «левая династическая» группировка. Остальные готовы были поддержать любой кабинет в обмен на министерские портфели, административные должности, удовлетворение каких-либо требований их избирателей и т.д. Учитывая эти настроения, Луи-Филипп широко прибегал к прикармливанию и даже прямому подкупу депутатов, в частности путем предоставления хорошо оплачиваемых государственных должностей.

Эта система подкупа депутатов активно применялась министерским кабинетом, который управлял Францией в 1840-1848 гг. Формально его возглавлял маршал Сульт, фактически же им руководил Франсуа Гизо. Журналист, историк и дипломат, один из лидеров либеральной оппозиции режиму Реставрации, глава школы «доктринеров», он своей бурной деятельностью сумел придать французскому либерализму консервативную, охранительную тональность. Гизо и Луи-Филипп понимали друг друга с полуслова. Благодаря их тесному многолетнему сотрудничеству во Франции пышным цветом расцвела коррупция. Только с 1842 по 1848 г. 26 депутатов были назначены на различные административные посты, а 25 назначенных ранее получили повышение. Высшие должностные лица, включая министров, пэры Франции и депутаты были уличены во взяточничестве и других финансовых злоупотреблениях.

Это «загнивание» Июльской монархии во многом объясняется тем, что политическая база этого режима, в особенности ее «политический класс», т.е. круг лиц, в той или иной мере участвовавших в управлении государством, оказалась чрезмерно узкой. Правительство не сумело, а скорее не захотело приспособиться к переменам в обществе, происшедшим во второй четверти XIX в.

Ошибки правительства, не позаботившегося о расширении политической и социальной базы режима, деятельность оппозиции, не спускавшей ему ни малейшего промаха, просто неблагоприятное стечение обстоятельств, связанное с внезапной смертью наследника и грянувшим экономическим кризисом, - все это способствовало дискредитации Июльской монархии, падению ее авторитета в глазах собственных граждан.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Естествознание
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Недвижимость
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Региональная экономика
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика
Прочее