Нарратив в политическом дискурсе

Изучение сюжетов, их постоянных и переменных элементов всегда было актуальным компонентом гуманитарных знаний, так как сюжет является универсальной и вечной дискурсивной формой представления знания о мире. Х. Л. Борхес писал: «историй всего четыре (об осажденном городе, о возвращении, о поиске, о самоубийстве Бога - М.К.). И сколько бы времени нам ни осталось, мы будем пересказывать их - в том или ином виде» (Борхес, 1994 : 260). Этот «вечный пересказ историй» виден, например, в акцентировании внимания исследований последних лет на тексте, дискурсе, нарративе (а не на слове и предложении), что явилось результатом дискурсивного переворота в гуманитарных науках. Оформившаяся не так давно дисциплина лингвистики нарратива определяет свой объект исследования как «текст, передающий информацию о реальных или вымышленных событиях, происходящих во временной последовательности» (Попова, 2001 : 87).

В перечне категорий и понятий лингвистики нарратива Е.В. Падучева называет коммуникативную ситуацию и ее составляющие, первичные и вторичные эгоцентрические элементы языка (элементы, семантика которых связана с коммуникацией, прежде всего - область дейксиса и субъективной модальности), режим интерпретации, тип повествования (Падучева, 1996).

Многие из этих элементов лингвистики нарратива могут, на наш взгляд, быть применены при исследовании сложных дискурсивных образований. Особую роль играет нарратив в политическом дискурсе, так как по замечанию Е.И. Шейгал, «для обывателя мир политики предстает как набор сюжетов. Эти сюжеты (выборы, визиты, отставка правительства, скандал) составляют базу политического нарратива, под которым мы понимаем совокупность дискурсивных образований разных жанров, сконцентрированных вокруг определенного политического события» (Шейгал, 1998 : 55).

Сам термин «политический дискурс» уже давно стал общеупотребительным в многочисленных исследованиях. Существует две основных трактовки его содержания. Так, более узконаправленный подход предполагает, что критерием отнесения того или иного текста в поле политического дискурса должна быть идентичность интенциональной природы того или иного текста с функцией дискурса, в данном случае - борьбой за власть (агитация за власть, захват и удержание власти, ее стабилизация) (Водак, 1997). При таком подходе лишь институциональные формы общения, в основном сводящиеся к речевым жанрам публичной политики, могут быть отнесены к политическому дискурсу.

Более широкий подход выражен, в частности, В.В. Зеленским, который выделяет два уровня в определении политики. «Политика определяется как набор некоторых действий, направленных на распределение власти и экономических ресурсов в какой-либо стране или в мире между странами. Этот официальный уровень политики включает в себя средства массовой информации, систему образования и все те социальные институты, которые контролируют явления социальной жизни. Второй уровень политики - личностный; он представляет собой способ, которым первый уровень актуализируется в индивидуальном сознании, как он проявляется в личности, в семье, во взаимоотношениях людей, в профессиональной деятельности, а также в восприятии человеком произведений литературы и искусства» (Зеленский, 1996 : 371, цит. по: Шейгал, 2000 : 23). В данной работе мы придерживаемся этого подхода, и вытекающего из него определения политического дискурса, под которым понимаются «любые речевые образования, субъект, адресат или содержание которых относится к сфере политики» (Шейгал, 2000 : 23).

О характеристиках политического дискурса в последние годы было написано несколько фундаментальных исследований, поэтому мы сделаем лишь некоторые замечания по поводу важных признаков политического дискурса, особенно релевантных в свете поставленной нами проблемы.

Из выделяемых Е.И. Шейгал характеристик политического дискурса (Шейгал: 2000, 43-73) отметим наиболее важные для описания сложных дискурсивных образований в рамках этого дискурса. Итак, политический дискурс обладает следующими признаками:

Институциональность, представительское, статусно-ролевое общение в общественных (в данном случае - политических) институтах. Отличие от других институциональных дискурсов (медицинского, юридического, научного и т.д.) в том, что политическая коммуникация направлена на массы, а не на сравнительно узкую среду профессионалов или индивидуальных клиентов. Хотя бы минимальная массовая заинтересованность и компетентность в политическом процессе является необходимым условием поддержания политического процесса в условиях демократии.

Варьирование по оси «информативность - экспрессивность» (в зависимости от жанра, функции).

Смысловая неопределенность в силу как семантических (размытость семантических границ многих слов), так и прагматических причин, таких, как манипулятивность.

Иррациональность и суггестия, воздействие на эмоции и подсознание.

Опосредованность СМИ (журналисты - соавторы политиков).

Варьирование по оси «авторитарность - диалогичность» (на одном полюсе - монологичный, ритуальный, тоталитарный дискурс, на другом - полемичный, демократический, диалогичный (взаимодействие дискурсов-стимулов, первичных текстов, и дискурсов-реакций, вторичных текстов (Лассан : 1995)).

Театральность (политический процесс как разыгрываемое действо).

Каждая из этих характеристик является важным признаком политических нарративов - таких, например, как избирательная кампания, акция гражданского неповиновения, политический скандал.

Нарративная природа событий политического дискурса, их яркий сюжетно-ролевой и режиссерский компонент являются следствием его массовости, проявлением необходимости привлечь к политическому процессу максимальное количество людей. Представление сложнейших, зачастую смутных и малопонятных самим участникам подковерных интриг в духе всем понятного сюжета из детектива или мыльной оперы упрощает политический процесс и делает его доступным рядовому потребителю информации.

В разнообразной палитре текстов политических нарративов отражаются актуальные категории мира политики: участники политического процесса, основные ценности и ориентиры, стратегии борьбы за власть. Е.И. Шейгал выделяет такие основные характеристики политического нарратива, как сюжетно-ролевая структура, типажность фигур политического нарратива, общественная значимость сюжета, протяженность во времени, двуплановость сюжета, комбинация первичных и вторичных текстов, множественность изложений, ролевая амбивалентность, взаимодействие оппозиций этических ценностей и идеологий, варьирование текстов, составляющих сверхтекст нарратива, по таким параметрам, как степень достоверности, степень дистанцированности адресата и адресанта, соотношение фактуальной и концептуальной информации (Шейгал, 2000).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Скачать   След >